Краткая история Венгрии / Т. М. Исламов, А. И. Пушкаш, В. П. Шушарин. – М.: Наука, 1991. – 608 с. С. 397-415.

Глава XVIII. ВЕНГРИЯ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ ВОЙНЫ

К началу второй мировой войны, как и в предыдущие годы, хортизм характеризовался узостью социальной базы. Опирался он на крупную буржуазию, помещиков и часть кулачества. Венгерские правящие круги, осуществлявшие пропагандистскую деятель­ность в духе национализма, расизма, шовинизма и социальной демагогии, не смогли обеспечить себе поддержку широких народ­ных масс. Слабость хортизма была предопределена также борь­бой между отдельными группами господствующих классов, в ча­стности между старинной земельной аристократией и усиливав­шейся капиталистической олигархией.

Указанные обстоятельства обусловили некоторые особенно­сти, которые отличали венгерские течения фашизма от герман­ского и итальянского,— не столько по существу, сколько по мето­дам и формам их внутренней и внешней политики. Одна из осо­бенностей, сохранявшаяся и в годы войны, состояла в том, что М. Хорти допускал парламентаризм и существование «оппозиции» в лице различных легальных партий. Но и эта особенность была не данью буржуазному демократизму, а признаком политической и организационной слабости хортистского режима, обусловлен­ной ограниченностью его социальной базы.

Одной из черт хортистского режима, также отражавшей его слабость, являлось наличие в Венгрии нескольких фашистских партий, стоявших в оппозиции к правительству. К началу войны они являли собой сборища крайне авантюристических элементов венгерской реакции, требовавших самого тесного сотрудничества с гитлеровской Германией. Венгерскую национал-социалистскую партию возглавлял разорившийся граф Фидел Палфи. Он считал, что Венгрия должна довольствоваться ролью сателлита Гер­мании.

Самой влиятельной из национал-социалистских групп была нилашистская партия (партия «Скрещенные стрелы») Ференца Салаши. Салаши проповедовал идею «хунгаризма» — венгерской разновидности национал-социализма. Противоборство М. Хор­ти и Ф. Салаши принимало временами весьма острый характер, однако отнюдь не из-за разногласий в области политики, а исключительно в силу претензии последнего на роль дикта­тора.

Хортисты правили страной с помощью методов насилия и тер-Рора Правда, широко пропагандируя лозунг ревизии границ и

397

используя начатые территориальные захваты, они сумели отра­вить националистическим и шовинистическим угаром сознание значительной части населения, в том числе определенных слоев мелкой буржуазии, крестьянства и служащих.

Внутри правящей верхушки имелись острые противоречия, в частности по вопросам внешней политики. Так. часть сторон­ников фашистской «оси», опьяненная первыми успехами, требо­вала полного подчинения ресурсов страны германскому фашиз­му. В правящей партии к ним принадлежали и сторонники Б. Имреди. Другая группировка правящей верхушки, связанная с английским, французским и американским финансовым капита­лом, опасалась усиления политического и экономического влия­ния Германии, угрожавшего ее интересам. Тем не менее она не возражала против этого влияния в надежде на то, что империа­листы Англии, Франции и США объединятся с немецкими фаши­стами против Советского Союза. П. Телеки п его сторонники в правящей партии проводили политику балансирования между двумя империалистическими коалициями. Обе группировки пользовались поддержкой регента, поскольку и та, и другая вы­ступали за политику территориальных захватов.

Лозунг ревизии трианонских границ и создания «великой Венгрии» являлся и после начала войны главным идеологическим оружием хортистов, с помощью которого они надеялись надолго остаться у руля правления государством. Правительство П. Те­леки продолжало следовать именно в этом направлении. Курс на более тесный союз с Германией поддерживали в первую очередь крупные землевладельцы, заинтересованные в немецком рынке для своих товаров, а также промышленники и банкиры, наживавшиеся на выполнении военных заказов. Продолжалась усиленная милитаризация страны, а к августу 1940 г. завершилось выполнение дьёрской программы вооружения Венгрии.

После начала второй мировой войны П. Телеки попытался консолидировать правые силы, предложив регенту реоргапизовать Государственное собрание по корпоративному принципу. На этом настаивали имредисты и нилашисты. Премьер-министр стремился «синтезировать» венгерский консерватизм и фашист­ские методы правления. П. Телеки прилагал также усилия к тому, чтобы предотвратить обострение борьбы внутри правящей партии. Однако это ему не удалось. В октябре 1940 г. в правя­щей партии произошел раскол. Вышедшие из нее имредисты об­разовали Венгерскую партию обновления. Они пошли на сближе­ние с фашистскими группировками прогитлеровского толка, ко­торые еще в сентябре того же года влились в партию нилашистов во главе с Ф. Салаши. Различие между платформами правящей партии и платформами оппозиционных правых партий, лидеры которых занимали важные посты в армии, администра­тивном аппарате, органах пропаганды и учреждениях, ведавшие народным хозяйством страны, состояло исключительно в степени их готовности служить целям гитлеровской Германии.

398

Фото: Венгерские офицеры. 30-с годы

Фото: Группа мобилизованных на принудительные работы. Абонь. 1940 г.

399

После того как Венгрия присоединилась к Тройственному пакту, салашисты стали поддерживать внешнеполитический курс правительства, полагая при этом, что они способны лучше осу­ществлять его, чем хортисты. Последние, видя в приверженцах Салаши своих конкурентов, всячески ограничивали их деятель­ность, прибегая иногда даже к репрессиям. Прямой агентурой Гитлера в Венгрии были и те немцы, которые входили в фашист­ский «Фольксбунд».

В годы войны только КПВ вела борьбу за свержение фа­шистского режима и установление нового социального строя. Единство рабочего класса и союз рабочих и крестьян стали ос­новными лозунгами КПВ в борьбе за независимую демократиче­скую Венгрию. После создания в 1939 г. в столице политическо­го центра КПВ во главе с Ф. Рожа активизировалась деятель­ность коммунистов в социал-демократических профсоюзах и мо­лодежных организациях Будапешта, Дебрецена и ряда других городов.

Реформистские руководители существовавшей легально СДП знали об этой деятельности коммунистов. Они пытались изгнать коммунистов из своих организаций, однако не имели в этом ус­пеха. Последовательно борясь за создание народного, а затем и национального фронта и учитывая, что основой его должно быть единство рабочего класса, компартия добивалась прежде всего сотрудничества с СДП, которая вместе с находившимися под ее влиянием профсоюзами объединяла до 100 тыс. человек, в том числе значительную часть рабочих важнейших отраслей промышленности. На совещаниях секретарей социал-демократи­ческих организаций и еженедельных «партийных днях» СДП многие рабочие — члены этой партии — выступали против анти­коммунистической и антисоветской политики центрального ру­ководства. Раскольническая деятельность правого руководства СДП мешала достижению единства действий рабочего класса.

Анализ сохранившихся полицейских и жандармских доне­сений позволяет сделать вывод, что коммунисты и левые социал-демократы имели преобладающее влияние среди промышленного пролетариата, а воздействие различных национал-социалист­ских партий и групп, стремившихся вовлечь в свои ряды рабо­чих, было незначительно даже в 1939 г., в период «наивысшего успеха» этих организаций. Из тех же данных видно, что на со­браниях рабочих не получали поддержки соглашательская поли­тика правых социал-демократов и их нападки на КПВ и Совет­ский Союз. В СДП постепенно начало усиливаться левое крыло, стремившееся к сотрудничеству с коммунистами.

Последовательно выступая за создание народного фронта, КПВ хотела вовлечь в него интеллигенцию и крестьянство. Ком­мунисты договорились о сотрудничестве с левым крылом «Мар­товского фронта», который объединил молодых писателей-«на-родников». В 1939 г. они создали Национально-крестьянскую пар­тию, партию бедноты. В марте 1940 г. по инициативе КПВ и

400

«народников» был созван съезд сельскохозяйственных рабочих,, который высказался за создание союза рабочих и крестьян для борьбы за их общие интересы. Одновременно компартия распро­странила листовку, призывавшую к национальному единству и борьбе всех демократических сил против войны.

Венгерские коммунисты стремились сделать своей союзницей и борьбе за народный фронт и Партию мелких сельских хозяйств. Эта партия объединяла некеторые слои мелких и средних поме­щиков, сельской буржуазии и трудящегося крестьянства. ПМСХ имела англо-американскую ориентацию и была значительной си­лой в создававшемся в Венгрии антигитлеровском фронте. Левое крыло партии в начале войны возглавлял Эндре Байчи-Жилински. Все более популярным становился и Иштван Доби.

Внутриполитическая обстановка Венгрии на первом этапе второй мировой войны характеризовалась не только наличием разногласий между отдельными группировками правящих кругов, но и нарастанием классовой борьбы, происходившей в условиях резкого ухудшения экономического положения рабочего класса и обнищания деревенской бедноты. В марте 1940 г. строительные рабочие начали борьбу за ликвидацию безработицы. 14 апреля они объявили в столице всеобщую забастовку, в которой участ­вовали более 5 тыс. рабочих. В мае забастовали пекари. Наибо­лее значительным событием движения рабочего класса в 1940 г. явилась забастовка горняков, длившаяся с 7 по 25 октября. За­бастовка была жестоко подавлена властями. Хортисты рассчиты­вали, что проповедь реваншизма и рекламирование программы создания «великой Венгрии» приведут к усилению шовинизма и помогут им укрепить свои позиции в стране.

Летом 1940 г. положение в Европе изменилось. Гитлеровская Германия стала планировать новые захваты в Восточной Европе. Посулами и подачками то Румынии, то Венгрии Гитлер держал в узде обе страны. 30 августа 1940 г. И. Риббентроп и Г. Чиано в Бельведерском дворце в Вене вынесли решение, согласно кото­рому Венгрии передавалась северная и северо-восточная части Трансильвании общей площадью 43 тыс. кв. км с населением 2 млн 577 тыс. человек, в числе которых было более 1 млн ру­мын.

Гитлеровцы использовали этот второй Венский арбитраж для усиления собственных позиций как в Румынии, так и в Венгрии. Хортисты обязались предоставить исключительные права немец­кому меньшинству. 20 ноября того же 1940 г. Венгрия присо­единилась к Тройственному пакту.

В конце марта 1941 г. венгерское правительство приняло ре­шение об участии Венгрии в нападении на Югославию, хотя еще в декабре предыдущего года она заключила с ней договор о «по­стоянном мире и вечной дружбе». Такой поворот дела весьма расстроил графа П. Телеки, который к тому времени лишь фор­мально стоял во главе правительства. Все важнейшие решения принимались фактически под давлением прогитлеровских сил,

401

открыто поощряемых М. Хорхи. Премьер-министр видел резкое падение своего личного авторитета и влияния в правящих кру­гах Венгрии. Он чувствовал также растущую неприязнь к себе гитлеровского правительства и его агентуры в Венгрии. Конеч­но, П. Телеки целиком разделял экспансионистские устремления венгерских фашистов, но его программа предусматривала созда­ние «великой Венгрии» с помощью и при согласии как гитлеров­ской Германии, так и противостоявшего ей блока демократиче­ских западноевропейских держав. Когда же это оказалось не­возможным и хортистам пришлось выбирать одну из двух импе­риалистических группировок, П. Телеки понял, что его политика зашла в тупик, из которого нет приемлемого для него выхода. 3 апреля 1940 г. он покончил жизнь самоубийством. Премъер-министр оставил адресованное М. Хорти письмо, в котором на­звал позицию Венгрии трусливой, а венгерских фашистов — мародерами.

Пала Телеки на посту премьера заменил Ласло Бардошши и хортисты продолжили антинародный курс. Получив на пятый день германско-югославской войны сведения о провозглашении «независимой» Хорватии, т. е. то, чем пытались хортисты в бу­дущем оправдать нарушение «вечного мира» и свое нападение на Югославию, 11 апреля венгерское правительство бросило свои войска против Югославии. Так страна была втянута во вторую мировую войны на стороне Германии. После разгрома Югосла­вии Венгрия присоединила к себе Бачку (Воеводину), но на том условии, что вся сельскохозяйственная продукция этой террито­рии до конца войны будет вывозиться в Германию и Италию.

Уже на первом этапе второй мировой войны в экономике Венгрии усилились позиции германских монополий. Им принад­лежала значительная доля иностранного капитала, который вла­дел здесь 51,5% банковских активов, 30% горнорудной промыш­ленности и 20% других предприятий. Многие промышленные предприятия и банки перешли постепенно в руки германских фирм. Навязав Венгрии ряд неравноправных договоров, герман­ские монополии поставили ее экономику на службу гитлеровской военне-й машины. Венгерская буржуазия получила возможность увеличить свои прибыли и поэтому услужливо выполняла тре­бования Германии относительно военных поставок. Туда вывози­лись почти все добывавшиеся в Венгрии бокситы и значительная часть отечественной нефти. Война поглощала и без того довольно ограниченные ресурсы страны.

Охватившая Венгрию гонка вооружений требовала все боль-ших расходов. Между тем легкая и пищевая промышленность деградировала. Такая участь постигла текстильную, мукомольш ную и сахарную промышленность. Тяжелое положение трудящихся усугублялось увеличением экспорта значительного количества продуктов питания в Германию, причем эти поставки, как и другие, производились под видом клирингового расчета в долг, а потом оказалось, что бесплатно. Эксплуатацию трудя

402

щихся усиливалась и путем увеличения прежних прямых, а также косвенных налогов. Вводился целый ряд дополнительных налогов.

В стране росла инфляция. В 1941 г. в обращении находилось банковых билетов в 4 раза больше, чем в 1937 г. Инфляция со­провождалась ростом цен на товары первой необходимости. Н 2—3 раза поднялись цены па некоторые продукты питания, получаемые по карточкам, не говоря уж о непомерном росте до­роговизны товаров на рынке. Увеличилась квартирная плата, резко возросли цены па коммунальные услуги, одежду.

Венгерское сельское хозяйство в период второй мировой вой­ны переживало острейший кризис. Крестьянство продолжало страдать от безземелья. Крупные поместья составляли всего 0.7% всех сельских хозяйств, но их владельцы держали в своих руках 45,3% сельскохозяйственных угодий. Венгерская земель­ная знать — семьи герцогов Эстергази, графов Сечени, Зичи и др.— тормозила прогресс в сельском хозяйстве. Почти 1 млн хольдов земли принадлежал церкви. Многие из крупнопомест­ных земель сдавались в аренду. Крупные арендаторы прибегали к широкой системе субаренды, сохраняя целый ряд феодальных пережитков. Мелкие же арендаторы в большинстве случаев вы­плачивали ренту натурой, и она часто сочеталась с разного рода трудовыми повинностями. Безземельные крестьяне брали землю исполу, а иногда и за право получить лишь третью, четвертую и даже пятую часть урожая. В хортистскпй период бедные крестья­не не имели возможности вырваться из тяжелых условий и часто вынуждены были пополнять армию наемных сельскохозяйствен­ных рабочих.

В Венгрии вводился так называемый минимум заработной платы в промышленности и в сельском хозяйстве. Этим немед­ленно воспользовались помещики и капиталисты с целью удер­жать заработную плату на самом низком уровне. В феврале 1941 г. минимальная заработная плата сельскохозяйственных ра­бочих была объявлена максимальной. Замораживание заработной платы трудящихся деревни осуществлялось в условиях неслыхан­ного роста цен на предметы первой необходимости.

Трудящиеся Венгрии жили в крайней нужде. В основном они питались хлебом да картофелем. На долю трудящихся приходи­лось более 80% собираемых налогов, в то время как капиталисты и помещики присваивали себе 56% национального дохода стра­ны. Политика венгерских правителей привела рабочих и кресть­ян к разорению и обнищанию. Перед войной задолженность крестьян составила до 80% стоимости их земельных участков.

Рабочие и крестьяне при хортизме имели ограниченные поли­тические права. Они почти полностью были лишены свободы сло­ва и прав на свои организации. В еще более тяжелом положении находились национальные меньшинства Венгрии, в том чис­ле в захваченных хортистами районах: южной части Словакии, Закарпатской Украине, северной части Трансильвании и Бачке.

Лица невенгерской национальности были лишены самых элемен­тарных прав. Их культурные учреждения закрывались, на госу­дарственную службу они не принимались, на заводах и в поме­щичьих имениях труд их оплачивался ниже, чем труд остальных рабочих. Открытый террор хортистов сопровождался восстанов­лением на захваченных территориях помещичьих и полуфео­дальных порядков. У крестьян отбирали землю и передавали ее бывшим венгерским владельцам или колонистам. Все это вело к росту сопротивления со стороны народных масс.

Вместе с гитлеровцами хортисты лихорадочно готовились к войне против Советского Союза. Однако широкие слои венгер­ского народа искренне радовались восстановлению в сентябре 1939 г. советско-венгерских дипломатических отношений. С глу­боким удовлетворением они отнеслись и к расширению в 1940 г. экономических связей между двумя странами, приветствовали участие Советского Союза весной 1941 г. в Будапештской меж­дународной ярмарке. В то же время коммунистов, рабочих тре­вожили сведения, поступавшие из Советского Союза, о сталин­ских репрессиях, они обсуждались на собраниях, что вносило разногласия в ряды демократов.

403

В ГОДЫ ВОЙНЫ ПРОТИВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

К июню 1941 г. хортисты вопреки воле народа и втайне от него основательно привязали Венгрию к военной колеснице Германии. На рассвете 22 июня 1941 г. германские войска вероломно напа­ли на Советский Союз. На второй день войны венгерское прави­тельство Л. Бардошши порвало дипломатические отношения с СССР. Не получив приглашения участвовать в войне, регент М. Хорти и правительство больше всего опасались, что дальней­шее промедление с началом военных действий Венгрии против СССР может лишить их добычи, на которую они рассчитывали. Особенно не давала им покоя мысль, что объекты их давних захватнических устремлений — Румыния и Словакия — не толь­ко оказались в числе союзников гитлеровской Германии, а сле­довательно, хортистской Венгрии, но и играли активную роль в германских военных планах. Это омрачало в глазах хортистов перспективы создания «великой Венгрии» и наряду с желанием выслужиться перед Гитлером послужило толчком, ускорившим их вступление в войну против СССР.

Теперь для хортистов основной заботой стали поиски повода для начала военных действий. Не имея возможности выдвинуть никаких претензий к СССР, хортисты в целях обмана общест­венного мнения устроили неслыханную провокацию — бомбарди­ровку входившего тогда в состав Венгрии словацкого города Кошице. Разработал этот план немецкий военный атташе в Будапеште совместно с представителем венгерского генштаба. Это злодеяние, совершенное 26 июня 1941 г. фашистскими воздуш-

404

ными пиратами, тогда же было названо «советским нападением» и использовано в качестве повода для объявления Венгрией вой­ны Советскому Союзу. 27 июня Л. Бардошши в парламенте сде­лал заявление о решении правительства вступить в войну против Советского Союза. Это произошло уже после того, как на рас­свете того же дня венгерские войска двинулись на советско-гер-манскип фронт. Чтобы не допустить обсуждения этого вопроса депутатами, премьер-министр сделал заявление перед оглашени­ем повестки дня.

В последние дни июня и в первой половине июля 1941 г. на фронт была направлена так называемая Карпатская группа в со­ставе 8-го Кошицкого и подвижного корпусов. В конце октября того же года на Восточном фронте имелось 84 тыс. венгерских солдат, которые несли ощутимые потери.

Венгерские финансовые и промышленные магнаты бросили в горнило войны все ресурсы страны. Они поставляли Германии важное стратегическое сырье, продовольствие, промышленную продукцию. Видя в германском фашизме свою опору в проведе­нии реакционной внутренней и захватнической внешней полити­ки, хортисты приносили ему в жертву насущные интересы венгерского народа. В угоду гитлеровцам они сократили снабжение населения продуктами и увеличили поставки в Германию. В письме Гитлеру М. Хорти откровенно признавал, что Венгрия стала германской базой поставки бокситов и что на нужды германского военного производства работают почти вся венгер­ская металлургия и большинство рабочего класса Венгрии. Все возраставшие поставки из Венгрии в Германию производились в «кредит». Германская клиринговая и кредитная задолженность превысила в годы войны 3 млрд марок.

В стране резко снижался жизненный уровень народных масс. Правительство установило в 1941 г. ежедневный хлебный паек в 160—200 г и сохранило его на протяжении всей войны. Подоб­ное положение имелось с нормированием мяса, жиров, сахара и других продуктов. Мясо нельзя было достать зачастую и по кар­точкам. Имущие слои покупали продукты на черном рынке. С начала войны по декабрь 1944 г. цены на 12 важнейших ви­дов продовольствия, в том числе на хлеб и сахар, увеличились в 21,7 раза, на одежду — в 11,1 раза.

Венгерские правители установили низкую заработную плату и еще более мизерные пайки, создали широкую систему принуди­тельного труда. «Недовольных» отправляли в лагеря для интерни­рованных и в рабочие роты на фронт, где они копали окопы. Сельскохозяйственные рабочие были прикреплены к поместьям. На фоне бедственного положения народных масс прибыли поме­щиков и капиталистов неимоверно возрастали.

В годы войны в условиях прогитлеровского курса хортистов активизировали свою деятельность партии национал-социалистов всех мастей, в том числе и имредисты. Выслуживаясь перед Гитлером, они соперничали с М. Хорти и его сторонниками.

405

Имредисты всячески настаивали на более активном участии Венгрии в войне и добивались теснейшего союза с Германией, а внутри страны главной задачей считали борьбу против компар­тии и левых сил в СДП и ПМСХ.

Однако дружественные чувства правоэкстремистских сил и хортистских правителей к германскому фашизму отнюдь не раз­деляли широкие народные массы Венгрии. Подавляющее боль­шинство трудящихся с явным неодобрением отнеслись к ново­му акту агрессии — участию венгерской армии в нападении гитлеровской Германии на СССР, а наиболее сознательная часть трудового народа во главе с коммунистами активно выступила против антисоветской войны.

Передовые силы венгерского народа, и прежде всего рабочий класс, понимали, что хортисты ведут страну к национальной катастрофе. Избежать ее можно было только на пути объединения всех демократических сил в антифашистском национальном фрон­те борьбы за свержение диктатуры Хорти и за выход Венгрии из агрессивного гитлеровского блока. Поэтому с самого начала ан­тисоветской войны КПВ с еще большей настойчивостью и после­довательностью вела борьбу за создание антифашистского фрон­та. Она требовала от правительства немедленного выхода из вой­ны и заключения сепаратного мира.

Коммунистическая партия высоко несла знамя борьбы за сво­боду и национальную независимость страны. Она разоблачала агрессивный, захватнический характер войны против Советского Союза. Центральный комитет КПВ на своих заседаниях 28 июня и 1 сентября 1941 г. принял решения, в которых фа­шистская агрессия против СССР квалифицировалась как главная опасность для трудящихся Венгрии. ЦК постановил подчинить всю свою работу главной, решающей задаче — освобождению Венгрии от немецкого империалистического ига, прекращению войны против СССР. Центральный комитет призвал все политиче­ские партии и классы страны, готовые бороться за осуществле­ние этих задач, объединиться под флагом борьбы за независи­мость в народном антифашистском фронте.

Несмотря на очень трудные условия подполья ж хортистского террора,   КПВ   предприняла   ряд   мер,   которые   способствовали, укреплению ее боеспособности. Хотя она была еще малочисленной, тем не менее имела свою подпольную  печать,  выпускала листовки, создавала группы по их распространению.

Большую роль в организации антифашистской борьбы играл заграничный центр КПВ, от имени которого в "Правде" 10 июля 1941 г. были изложены задачи коммунистов и других прогрессивных сил в освободительной антифашистской войне. Под руководством Загранбюро с сентября 1941 г. в Советском Союзе работала радиостанция им. Кошута. Она разоблачала антисоветскую, шовинистическую пропаганду хортистов, звала трудящихся на борьбу против фашизма. Коммунисты-эмигранты Советском Союзе осуществляли большую работу по подготовке партизанских кадров, которые воевали в тылу врага как на со­ветской, так и на венгерской территории.

406

Фото: Л. Бардошши в парламенте объявляет войну Советскому Союзу

Фото: «Долой немецкую свастику!» Антивоенный плакат. Гетто

407

В массовых политических организациях, особенно в СДП в ее профсоюзах, коммунисты ратовали за единство рабочего клас­са. После начала войны против Советского Союза правые лидеры социал-демократов призывали рабочих «ждать, слушать, тер­петь», поддерживать правительство и «напряженно трудиться», а «подстрекателей» передавать в полицию. Вместе с тем усилив­шееся в СДП левое крыло во главе с А. Сакашичем пошло на то, чтобы вместе с КПВ попытаться создать антифашистский фронт единства действий рабочего класса.

Компартия, во главе которой в то время стояли З. Шёнхерц, Ф. Рожа и некоторые другие деятели, успешно вела работу не только в СДП, но и вступила в контакт с левыми из Партии мелких сельских хозяев. Значительное влияние, которое оказыва­ла компартия на широкие слои патриотически настроенных венг­ров, позволило ей организовать и возглавить ряд массовых вы­ступлений трудящихся. Демонстрации 6 октября и 1 ноября 1941 г., на которых выдвигались требования выхода из войны и заключения сепаратного мира, серьезно встревожили правящие круги. В рождественском номере социал-демократической «Неп-сава» по инициативе сотрудников газеты, а также левых социал-демократов и коммунистов были помещены статьи представите­лей различных партий и общественных слоев, посвященные борь­бе за независимость. Многие рабочие Венгрии поддержали эти открытые высказывания в пользу национального единства.

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой в конце 1941 г., похоронив миф о непобедимости вермахта, вынудил Гитлера для продолжения войны против СССР приступить к но­вой мобилизации сил и средств как внутри Германии, так и в «союзных» странах, в том числе в Венгрии.

В начале декабря 1941 г. последняя оказалась в состоянии войны с Англией, а спустя несколько дней объявила войну США. Так, хортисты вступили в конфронтацию с десятками государств антифашистской коалиции. В этой ситуации Гитлер предъявил Венгрии требования об увеличении ее «вклада» в захватническую войну. 20 января 1942 г. по поручению Гитлера в Будапешт прибыл генерал Кейтель. В ходе переговоров хортисты согласи­лись послать на Восточный фронт 200-тысячную 2-ю венгерскую армию. Это вызвало новую волну возмущения среди трудя­щихся.

М. Хорти, продолжая раболепно выполнять все приказы гер­манского фюрера, одновременно стал готовить на случай проиг­рыша им войны почву для привлечения благосклонного внима­ния со стороны британских и американских правящих кругов. Такой попыткой восстановить сожженные мосты между венгер­ской и английской буржуазией явилась замена в марте 1942 г: фанатичного прогитлеровца Л. Бардошши на посту премьер-ми­нистра «умеренным» Миклошем Каллаи. Это была политика ба-

408

лансирования: продолжать вместе с гитлеровской Германией войну против Советского Союза, а в случае поражения держав «оси» подготовить условия для спасения реакционного режима в Бенгрии при помощи англо-американских вооруженных сил. М. Каллаи вполне устраивал берлинских хозяев. Он неоднократ­но заявлял о своей ненависти к революционному движению внут­ри страны, к Советскому Союзу, называл антисоветскую войну «общим делом венгерской нации и всей Европы». В то же время М. Каллаи являлся сторонником такой политики, которая позво­лила бы в случае поражения гитлеровской Германии спасти хор-тистский режим путем предоставления американскому и англий­скому капиталу широких возможностей в Венгрии, что совпадало с планами Вашингтона и Лондона. Такой курс нового премьера ее требовал от него изменений во внешней политике.

Во внутренней политике правительство прежде всего обру­шилось против прогрессивных сил страны, в первую очередь против коммунистов. В феврале 1942 г. начал выходить подполь­ный орган ЦК КПВ газета «Сабад неп» («Свободный народ»). В ее номерах публиковались сообщения о борьбе Красной Армии против фашистских полчищ, много внимания уделялось теорети­ческим и практическим вопросам движения за независимость, политике по созданию национального фронта, руководящей роли партии в антифашистской борьбе. Однако борьба КПВ за созда­ние национального фронта независимости в то время не увенча­лась успехом, силы партии и ее влияние на массы были еще не­велики. Кроме того, коммунисты подвергались гонениям со сто­роны властей.

Террор свирепствовал на захваченных территориях: в Закар­патской Украине, в Бачке, в Трансильвании. Вслед за расправой над мирным населением аннексированных территорий хортисты начали массовые репрессии против прогрессивных сил в самой Венгрии. От их рук погибло много верных сынов венгерского народа, активно участвовавших в движении против войны и фа­шизма. В истории героической борьбы венгерского народа на­всегда сохранится память о демонстрации 15 марта 1942 г. Незадолго до этого дня подпольный Комитет независимости КПВ создал для руководства движением легальный орган, названный для конспирации Комитетом памятных исторических дат. Ком­партия использовала данный комитет для подготовки и проведе­ния массовой демонстрации рабочих, крестьян, прогрессивной интеллигенции в день национального праздника 15 марта. В тот день состоялась 10-тысячная антифашистская патриотическая демонстрация в Будапеште у памятника Ш. Петёфи. Демонстра­ция прошла под боевыми лозунгами борьбы против войны, за освобождение Венгрии от ига германского империализма.

Открытая демонстрация против войны в условиях Венгрии 1942 г. была событием большого значения. Она показала, что истинные патриоты Венгрии шли за коммунистической партией. Последовала новая волна фашистского террора: весной и летом

409

1942 г. произведены аресты сотен коммунистов и левых, социал-демократов. В это время был арестован и убит секретарь ЦК КПВ Ференц Рожа — основатель и редактор нелегальной «Сабад неп», казней секретарь ЦК КПВ Золтан Шёнхерц — один из выдаю­щихся руководителей коммунистической партии.

Беспощадный террор в значительной степени ослабил движе­ние сопротивления и явился одной из главных причин относи­тельной слабости антифашистской борьбы, которая вплоть до 1944 г. не имела массового характера и не приняла достаточна активных форм. Длительное господство фашистской диктатуры, кровавый террор, демагогия, безудержная антисоветская и шови­нистическая пропаганда хортистов — все это препятствовало дей­ствиям венгерских антифашистов, однако не могло ликвидировать коммунистическое движение. Оставшиеся на свободе члены ЦК КПВ, в числе которых был и Янош Кадар, в августе 1942 г. возобновили деятельность подпольного ЦК компартии. Револю­ционеров не могли запугать никакие репрессии.

Правительство стремилось не допустить объединения антифа­шистских сил, пыталось изолировать рабочий класс от крестьян­ства. С этой целью оно дало согласие на создание Крестьян­ского союза, рассчитывая, что он будет поддерживать правитель­ство. Образованный позднее внутри Крестьянского союза отдел сельскохозяйственных рабочих во главе с Иштваном Доби стал прогрессивной организацией. В конечном счете замыслы правя­щих кругов были сорваны.

Борьбу компартии внутри страны поддерживали венгерские-коммунисты, находящиеся в эмиграции. В Советском Союзе они совместно с антифашистами, переходившими на сторону Красной Армии, вели большую разъяснительную работу среди венгерских солдат на фронте, распространяли среди военнопленных, а также в действующей венгерской армии газеты, листовки, вели пропа­ганду и агитацию по радио.

Венгерские войска с самого начала боев с Красной Армией ж партизанами несли тяжелые потери. В июне 1942 г. в боях под Тимом, в августе—сентябре того же года — под Коротояком и Сторожевым 2-я венгерская армия понесла большой урон. В на­чале 1943 г. Венгрия пережила огромное потрясение. В январе войска Воронежского и Донского фронтов наголову разгромили: 200-тысячную венгерскую армию. Она потеряла 80 тыс. солдат и офицеров убитыми и 63 тыс. ранеными. Вслед за сообщением о разгроме гитлеровских войск в битве под Сталинградом десят­ки тысяч венгерских семей были извещены о гибели их близких, брошенных хортисталш на фронт. Это не могло не вызвать на­родного гнева в отношении правителей, чья политика стоила тру­дящимся больших жертв и страданий.

Венгерский народ все более отчетливо сознавал, что он обма­нут своими правителями и что избавление от гнета тягот войны можно добиться лишь путем свержения правящей верхушки-Разгром фашистских армий под Сталинградом и под Курском явился также поворотным пунктом в антифашистском движении и в Венгрии. КПВ обратилась к населению страны с призывом сплотиться в едином фронте и, следуя героическому примеру со­ветского народа, подняться на борьбу за независимую, свободную и демократическую Венгрию. Характерным для этого обращения было то, что КПВ призывала к свержению всего хортистского режима, а не только правительства.

410

1 мая 1943 г. компартия выступила с программой «Путь Венг­рии к свободе и миру». Она призывала рабочих, крестьян, интел­лигенцию, антигитлеровские слои буржуазии, всех членов про-трессивных демократических партий и население захваченных хортистами областей объединиться в едином национальном фрон­те для борьбы против фашизма. Однако в эти месяцы компартия понесла новые тяжелые утраты в результате усиления террора со стороны властей. Левые лидеры СДП и ПМСХ порвали с ней вся­кие связи.

В таких тяжелых условиях ЦК КПВ попытался ввести пар­тию в двойное подполье, выиграть время для организационного укрепления партии и облегчить оппозиционным партиям и дру­гим антифашистским группам возможность сотрудничать с ком­мунистами. С этой целью ЦК в начале июня 1943 г. принял ре­шение формально объявить о роспуске партии (что и было сде­лано в форме листовки), а фактически продолжать ее деятельность под другим названием. Примерно через месяц при­нимается решение назвать ее Партией мира.

Коммунисты, объединенные в Партии мира, как и раньше, шли в первых рядах борцов против войны и фашизма. Крупней­шим событием того периода явилась многотысячная антифашист­ская забастовка в начале сентября 1943 г. на чепельском заводе Манфреда Вайса — самом большом металлургическом комбинате страны. О боевых настроениях рабочих говорила также антиво­енная демонстрация рабочих орудийного завода в Диошдьёре 9 сентября.

Во второй половине 1943 г. по инициативе коммунистов состоялся съезд сельскохозяйственных рабочих, в котором приняли участие 1500 делегатов. В том же году было созвано всевенгерское совещание молодежи и интеллигенции, которое также прошло под антифашистскими и антивоенными лозунгами.

В августе 1943 г. лидеры СДП вступили в блок с ПМСХ в целях переориентации Венгрии на США и Англию. Поскольку они предприняли эту попытку под популярным названием «На­родный фронт», Партия мира приветствовала этот блок в надежде превратить его в широкий национальный фронт движения со­противления. Однако правые лидеры социал-демократии в ПМСХ решительно отвергли сотрудничество с коммунистами и обходили молчанием вопрос об отношении к Советскому Союзу, рассчиты­вая, что после войны им удастся при помощи англичан и амери­канцев образовать коалиционное правительство только этих двух партий. На практике все оказалось иначе.

411

К установлению контактов с англо-американскими правящими кругами приступили и сторонники М. Каллаи из правительства. Он решили вновь прибегнуть к «спасительной» политике балан­сирования, которая, по их мнению, могла бы сохранить хортистский режим при любом исходе войны. Будучи союзником гитле­ровской Германии, венгерское правительство продолжало актив­но участвовать в антисоветской войне, надеясь, что вермахт сможет остановить Красную Армию. В случае же неуспеха, как полагали хортистские правители, только США и Англия смогут предотвратить вступление советских войск в Центральную Ев­ропу. Подобные расчеты и определили вторую сторону внешнепо­литического курса венгерского правительства, состоявшую в уси­ленных поисках более прочных контактов с английскими и аме­риканскими правящими кругами. Эмиссары М. Каллаи посещали Турцию и ряд столиц нейтральных государств. Швейцария была избрана для встречи посланника Дьёрдя Бакача-Бешшеньеи с представителями США Р. Тейлором и А. Даллесом. Обсуждали вопрос, как сделать так, чтобы Венгрия была оккупирована аме­риканскими или английскими войсками в случае разгрома ее войск.

Для переговоров с англичанами в начале августа 1943 г. вы­ехал в Турцию сын премьер-министра Криштоф Каллаи, а вслед за ним и сотрудник МИД Дасло Вереш. 17 августа они встрети­лись с английским посланником. В переданном ему меморандуме говорилось, что Венгрия порвет с Германией, как только англо­американские войска достигнут венгерских границ. 9 сентября английский посол Хью Хеджсболл-Хюджесен передал Ласло Верешу на борту английского судна в Мраморном море предвари­тельные условия возможного соглашения. Сторонники Каллаи в правительстве одобрили эти условия и сообщили об этом англий­скому представителю в Лиссабоне.

С сентября 1943 г. между Будапештом и англо-американскими представителями в Турции велась постоянная тайная радиосвязь. Продолжались переговоры также через дипломатические миссии в Стокгольме, Лиссабоне и Берне.

Об этих переговорах было известно германской разведке, В Берлине не желали терпеть двойственной политики своего вен­герского сателлита и искали способ положить ей конец. Гитлер вызвал к себе М. Хорти, информировал его о своей осведомлен­ности и предложил регенту заменить правительство М. Каллаи. Но Хорти не спешил, хотя у германского фюрера были все ос­нования считать, что венгерское правительство М. Каллаи к тому же не способно подавить растущее революционное настроение в стране и в армии, а также ширившееся народное сопротивление войне и фашизму. Исчерпав все другие средства изменить ход событий в Венгрии, Гитлер принял решение оккупировать ее.

412

МЕСЯЦЫ ГИТЛЕРОВСКОЙ ОККУПАЦИИ

М. Хорти был приглашен фюрером в замок Клесхейм якобы для обсуждения международного положения и вопроса об отводе вен­герских войск с Восточного фронта. 18 марта 1944 г. на перего­ворах с Гитлером регенту сообщили о намерении оккупировать Венгрию. Свое решение Гитлер мотивировал нежеланием «тер­петь, чтобы за его спиной, как и в Италии, произошло новое пре­дательство, готовящееся в Венгрии). Хорти дал согласие на окку­пацию и замену правительства, оставшись на посту регента. И тогда же, в ночь на 19 марта (делегация во главе с Хорти в то время возвращалась в Будапешт), в Венгрию было введено 11 немецких дивизий.

Подлинным властителем Венгрии с первого дня ее оккупации стал Эдмунд Везенмайер, которому Гитлер поручил руководить «развитием политических событий в Венгрии». Этот гитлеровский посланник, прибывший в Будапешт вместе с Хорти, начал свою деятельность с формирования правительства. Премьером стал Дёме Стояи, являвшийся до тех пор посланником в Берлине. В новый кабинет, который стал коалиционным, вошли предста­вители правившей до того Венгерской партии жизни, а также имредисты и Венгерская национал-социалистская партия (ВНСП) Баки. В августе правительство Стояи было заменено кабинетом «военных и специалистов» во главе с генералом Гезой Лакатошем. В первые дни оккупации тайная немецкая полиция (при по­мощи своих венгерских агентов Ласло Баки и Петера Хайна) арестовала в Венгрии около 3 тыс. человек. Страна стала ареной новых насилий, грабежей и убийств. Был оформлен специальный договор, по которому увеличенные венгерские поставки в Гер­манию впредь считались «вкладом» Венгрии в войну. Венгрия взяла на себя также расходы по содержанию немецких оккупацион­ных войск, сумма которых превышала 1 млрд марок. Гиммлеров-ские дельцы (эмиссары начальника гестапо Генриха Гиммлера) прибрали к своим рукам концерн Манфреда Вайса, владевший в 1944 г. более 50% всей фабрично-заводской промышленности страны.

Основой политики правительства Дёме Стояи и оккупантов являлся террор против рабочих, крестьян, всех прогрессивных сил страны. Наряду с указанием арестовать и интернировать в течение 48 часов всех коммунистов и подозреваемых в принад­лежности к Партии мира был поставлен вне закона Крестьян­ский союз и загнаны в подполье СДП и ПМСХ, запрещены либе­ральные буржуазные партии и объединения легитимистов, закры­ты многие газеты и журналы, усилена цензура.

Осуществляя расистскую политику, правители Венгрии сов­местно с эсэсовским отрядом Адольфа Эйхмапа вывезли в Освен­цим, Дахау и другие концентрационные лагеря для уничтожения всех евреев (почти 500 тыс.), кроме находившихся в «рабочих лагерях» и проживавших в столице. Уничтожение еврейского населения   было   одним из совместных преступлений фашистов, осужденных всеми пародами.

413

В условиях всеобщей ненависти трудящихся к фашистским оккупантам и их пособникам — хортистам Партия мира станови­лась боевой организацией и мобилизующей силой в борьбе за не­зависимую, демократическую Венгрию. Загнанные в подполье и отказывавшиеся раньше сотрудничать с коммунистами партии социал-демократов и мелких сельских хозяев приняли предложе­ние Партии мира и создали в мае 1944 г. антифашистский Вен­герский фронт. В него вошли также некоторые руководители Союза двойного креста (легитимисты).

Создание Венгерского фронта способствовало подъему анти­фашистской национально-освободительной борьбы. Партии Вен­герского фронта обязались совместно бороться против гитлеров­ских захватчиков и их венгерских пособников. В «Манифесте демократических партий венгерской нации», опубликованном неле­гальной газетой «Мадяр фронт», которая печаталась в подполь­ной типографии Партии мира, были сформулированы основные положения программы Венгерского фронта: создание независи­мой, свободной, демократической Венгрии, проведение земельной реформы и других демократических преобразований.

Партии мира пришлось вести большую работу внутри Вен­герского фронта прежде всего по вопросу организации активной вооруженной борьбы движения Сопротивления. Она создавала во­оруженные группы на предприятиях, готовила вооруженное вос­стание. К тому же ей приходилось вести борьбу за руководящую роль рабочего класса внутри Венгерского фронта. Летом 1944 г. усилилось партизанское движение в лесистых районах аннекси­рованных территорий, а с осени оно получило распространение в промышленных центрах страны и в окрестностях столицы.

Большое значение для активизации антифашистской борьбы имело восстановление Венгерской коммунистической партии (ВКП). Переименование Партии мира в ВКП произошло в нача­ле сентября 1944 г. В сложных условиях нарастания революци­онного подъема масс, нуждавшихся в боевом авангарде с четкой и ясной программой, способном возглавить их борьбу за освобож­дение, оно было встречено с горячим одобрением по всей стране. В конце сентября ВКП изложила свою программу в виде обра­щения к народу, в которой призывала объединить прогрессивные силы нации на борьбу с фашизмом, создавать партизанские от­ряды.

Влияние положения на театрах военных действий, приближе­ние Красной Армии к границам Венгрии, открытие второго фрон­та в Европе, выход Румынии и Финляндии из войны, восстание в Словакии и усиление деятельности возглавляемого коммуниста­ми Венгерского фронта не замедлили сказаться. 21 сентября 1944 г. на Диогадьёрском металлургическом заводе подпольная организация коммунистов устроила перед зданием дирекции де­монстрацию, в которой участвовало более 2 тыс. рабочих. Они

414

требовали выхода страны из воины п заключения мира. Усили­лась партизанская борьба. Хотя она и не переросла во всенарод­ное вооруженное восстание, все же партизанская война и другие формы движения Сопротивления, особенно массовое дезертирство венгерских солдат (добровольно перешедшие на сторону Красной Армии венгры к этому времени исчислялись десятками тысяч) и активная деятельность многих пз них, внесли известный вклад в дело освобождения Венгрии советскими войсками от фашист­ских оккупантов.

Партизанская борьба и руководимые рабочим классом во гла­ве с ВКП действия аитифагаисюв, направленные на разложение хор'шстской армии, были составной частью развернувшейся к началу освобождения Венгрии народно-демократической револю­ции в стране. Однако поскольку венгерский фащизм длительное время держался у власти с помощью гитлеровских оккупантов, решающей предпосылкой победы венгерского парода являлся бли­зившийся разгром Красной Армией немецко-фашистских воору­женных сил, которые с конца сентября 1944 г. превратили терри­торию Венгрии в поле ожесточенных сражений.

Краткая история Венгрии / Т. М. Исламов, А. И. Пушкаш, В. П. Шушарин. – М.: Наука, 1991. – 608 с. С. 397-415.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.