Вольфганг Випперман. Европейский фашизм в сравненииВольфганг Випперман. Европейский фашизм в сравнении. 1922-1982 / Пер. с нем. А. И. Федорова. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000.

Эта книга пользуется заслуженной известностью в мире как детальное, выполненное на высоком научном уровне сравнительное исследование фашистских и неофашистских движений в Европе, позволяющее понять истоки и смысл «коричневой чумы» двадцатого века. В послесловии, написанном автором специально к русскому изданию, отражено современное состояние феномена фашизма и его научного осмысления. Книга содержит обширную библиографию по теме исследования, доведенную до настоящего времени.

 


СОДЕРЖАНИЕ

Введение
Глава 1. Что такое фашизм? Смысл этого понятия,
его история и проблемы
Глава 2. Итальянский фашизм
Глава
3. Национал-социализм
Глава 4. Фашистские движения с массовой базой

Фашизм и национал-социализм в Австрии

Режим Хорти и венгерские «Скрещенные стрелы»
«Железная гвардия» в Румынии

Хорватские усташи

Фаланга и франкизм в Испании

Французские фашистские движения
Глава 5. Малые фашистские движения, фашистские секты и пограничные случаи
Проблема подразделения

Англия
Финляндия
Бельгия
Голландия
Фашистские секты в Дании, Швеции и Швейцарии
Норвежское "Национальное единение" - между сектой и коллаборационистской партией
Пограничные случаи: Словакия, Польша и Португалия
Глава 6. Эпилог: неофашизм между политикой и полемикой

Заключение. Сравнительная история европейского фашизма
Был ли вообще фашизм? Послесловие к русскому изданию
Примечания
Комментированная избранная библиография

ГЛАВА 4. ФАШИСТСКИЕ ДВИЖЕНИЯ С МАССОВОЙ БАЗОЙ

Режим Хорти и венгерские «Скрещенные стрелы»

Точно так же, как немецкая Австрия (Deutschosterreich), полу­чившая самостоятельность венгерская часть Австро-Венгерской монархии должна была подписать 4 июня 1920 года в замке Триа­нон близ Парижа крайне тяжелый мирный договор12. Венгрия по­теряла 71% своей территории и 63% своего населения. Впрочем, речь идет при этом о территориях с преимущественно невенгер­ским населением. Однако все венгерские правительства стреми­лись освободить и присоединить к венгерскому государству вен­герские меньшинства в Румынии, Югославии и Чехословакии.

При этом венгерские политики слишком легко упускали из ви­ду, что и в «остаточной Венгрии» были меньшинства. Это были немцы и евреи, которые в условиях преимущественно аграрной Венгрии в ходе медленной индустриализации и модернизации этой страны превратились в некий суррогат буржуазии. Но хотя и нем­цы, и в особенности евреи в значительной мере ассимилировались и мадьяризировались, они с самого начала оказались в неполно­правном положении. Уже первое послевоенное венгерское прави­тельство полностью изгнало евреев из органов государственного управления и ввело для еврейских студентов numerus clausus (процентную норму), по которой доля евреев среди студентов не должна была превышать их долю в общем населении (6%). В даль­нейшем антисемитское законодательство еще более ужесточилось. Этим способом венгерские правительства реагировали на требова­ния еще очень слабой венгерской буржуазии, стремившейся огра­ничить экономическое преобладание евреев: евреями были 80% адвокатов, 50% врачей и 37% промышленников, между тем как в офицерском корпусе они составляли лишь 1,6%, а среди промыш­ленных рабочих — 0,4%. Антисемитизм, проявившийся в венгер­ском обществе еще до 1914 года, тем более усилился и ожесточился оттого, что многие лидеры венгерской советской республики были еврейского происхождения.

Крайне жестокая реакция на эту советскую республику опреде­лила также построение и структуру возникшей авторитарной сис­темы правления, ставившей себе в том числе реваншистские внеш­неполитические цели. При этом советская республика, провозгла-

82

шенная 21 марта 1919 года объединенной социал-демократи­ческой и коммунистической партией Венгрии, вначале встретила мало сопротивления в населении, так как наступательная револю­ционная война против соседних государств, возглавленная Бела Куном, воспринималась и поддерживалась преимущественно как национально-освободительная война. Лишь когда Красная Армия не пришла на помощь и революционные венгерские войска начали терпеть поражения, образовалось контрреволюционное правитель­ство, которому удалось подавить советскую республику с помощью чехословацких, югославских и главным образом румынских войск, дошедших до самого Будапешта. За этим последовал период бес­примерно жестокого «белого террора», жертвами которого пали многие коммунисты и социал-демократы.

В январе 1920 года были проведены парламентские выборы, в которых сильнейшую фракцию выдвинула Партия мелких сельских хозяев, между тем как вновь организованная социал-демократиче­ская партия, в знак протеста против «белого террора» и продолжав­шегося запрета всех коммунистических организаций, не приняла в них участия. Но из этих выборов не возникла парламентско-демократическая система. 1 марта 1920 года в окруженном войсками будапештском парламенте адмирал Миклош Хорти был избран «местоблюстителем престола», поскольку перед этим был принят закон, устанавливавший продолжение монархии. Но после неудав­шейся попытки путча претендента на трон Карла ему и всей авст­рийской династии 16 ноября 1921 года было отказано в праве на королевский титул. По настоянию Хорти, занимавшего согласно конституции очень прочную позицию в качестве «местоблюстите­ля», консервативные и либеральные группировки объединились в правящую партию, выигрывавшую все выборы и назначавшую всех премьер-министров. Партия мелких сельских хозяев вместе с очень слабой социал-демократической партией, небольшой Хрис­тианской партией и другими мелкими группами была вытеснена в оппозицию. По новому избирательному закону, введенному в 1922 году премьер-министром Бетленом, в выборах могла принимать участие только половина взрослого населения, причем эти выборы были тайными лишь в Будапеште и других крупных городах, тогда как в деревнях подача голосов производилась открыто, что давало возможность манипулировать этой процедурой. При таких псевдо­выборах правящей партии нетрудно было каждый раз получать большинство. Сверх того Бетлен отменил свободу печати и в зна­чительной степени ограничил гражданские права.

83

Крайне жесткий курс по отношению к рабочему движению и евреям был продолжен  антисемитски  настроенным премьер-министром Гёмбёшем и его преемником Бела Имреди. Изданные в декабре 1938 года антиеврейские постановления следовали образ­цу нюрнбергских законов. Всем евреям, в том числе участникам войны, и даже обращенным в христианство, с этих пор было за­прещено исполнение определенных профессий. Кроме того, была начата «аризация» еврейской собственности. Подражание немец­ким законам о евреях соответствовало все более тесному внешне­политическому сближению с «третьим рейхом», после того как вен­герское правительство еще в 20-е годы вступило в тесный контакт с фашистской Италией для достижения своих реваншистских це­лей. Если еще принять во внимание, что венгерская экономическая политика вполне определялась интересами промышленников и круп­ных аграриев — так что настоятельно необходимая аграрная ре­форма даже не имелась в виду,— то все это в некоторой степени поддерживает тезис ряда марксистских теоретиков того времени, считавших режим Хорти фашистской диктатурой. Но, несмотря на свои бесспорно националистические, антидемократические, анти­социалистические и антисемитские тенденции и цели, авторитар­ный режим Хорти все же не был фашистским, поскольку парла­ментская система не была полностью устранена и поскольку этот режим не мог и не хотел опираться на фашистскую партию. Вен­герские фашистские партии не допускались к участию в прави­тельстве, которое, как правило, с ними ожесточенно боролось.

Еще в 20-е годы Венгрия стала сборным пунктом и убежищем правых радикалов и фашистов из различных европейских стран, получавших здесь некоторую поддержку неофициальных и офици­альных инстанций13. Это, несомненно, относится к австрийским хеймверовцам, получавшим материальные средства не только от фашистского правительства Италии, но также из Венгрии. Однако к собственным фашистским партиям венгерское правительство с самого начала относилось далеко не столь позитивно. Некоторым исключением была основанная в 1932 году Национал-социалистская венгерская рабочая партия, поскольку ее лидер Золтан Бёсёрменьи (Zoltan Boszormeny) открыто поддерживал тесные контакты с Гём­бёшем, чья организация «Движение зрелой Венгрии» находилась под сильным влиянием фашистского и национал-социалистского образца. Партия Бёсёрменьи ставила себе цели подчеркнуто социа­листической окраски. Многие из ее членов, число которых одно время достигало 20 000, происходили из рабочих и сельского про­летариата. После попытки путча эта партия была запрещена, а Вёсёрменьи осужден на длительное тюремное заключение. Он пе­режил войну и после 1945 года играл еще некоторую роль в Ком­мунистической партии Венгрии.84

Остальные фашистские группировки, которые также более или менее открыто следовали немецкому образцу и выражали подчерк­нуто националистические, антилиберальные, антисоциалистические и — как правило, мотивированные расовой идеологией — антисе­митские цели, тоже оставались незначительными. На парламент­ских выборах 1935 года они получили лишь два места.

84

Напротив, большее влияние приобрела «Партия национальной воли», основанная в 1935 году Ференцем Салаши, которая после нескольких переименований в конце концов стала называть себя, по ее символу, «Партией скрещенных стрел». (Этот символ венгер­ские фашисты и национал-социалисты начали применять вместо первоначальной свастики, когда венгерское правительство запре­тило ношение свастики, как эмблемы иностранного государства.) Салаши, офицер действительной службы, вначале симпатизиро­вавший Гёмбёшу, сумел объединить различные небольшие фаши­стские и национал-социалистские партии. К ним относились На­ционал-социалистская партия сельскохозяственных и промышлен­ных рабочих Золтана Мешкоша, Венгерская национал-социалист­ская народная партия графа Александра Фештетица и Национал-социалистская партия графа Фиделя Палфи. В отличие от этих группировок, называвших себя народными или рабочими партия­ми, но состоявших главным образом из представителей венгерско­го мелкого дворянства, чиновников, офицерского корпуса и интел­лигенции, «Скрещенные стрелы» Салаши сумели получить также весьма заметную поддержку части рабочих и мелких крестьян.

По данным самой партии, в 1937 году 17% ее членов были офицеры, 13% — крестьяне и не менее 41% — рабочие. И в самом деле, как видно из новых исследований, на парламентских выбо­рах 28 мая 1939 года «Скрещенные стрелы» достигли особенно больших успехов в предместьях Будапешта, населенных преиму­щественно рабочими, и в других промышленных и горнодобываю­щих центрах страны — за счет социал-демократов и Партии мел­ких сельских хозяев. После этих выборов «Скрещенные стрелы», получив 18% поданных голосов и 49 мест, стали второй политиче­ской силой после правящей партии, получившей, впрочем, 70% голосов и 183 места. В предместьях Будапешта «Скрещенные стре­лы» получили 41,7% голосов, тогда как правящая партия только 27,5%, социал-демократы — 17,1% (лишь 5 мест во всей Венгрии) и Христианская партия — 6,9%. Таким образом, партия «Скрещен­ные стрелы», насчитывавшая в 1939 году 250 000 членов, имела массовую базу, поскольку ее сторонники и избиратели происходили из всех слоев населения, и в особенности из промышленных и сель­скохозяйственных рабочих14.

85

Несмотря на заметные успехи на выборах, «Скрещенные стре­лы» были не только не допущены в правительство, но подвергнуты строгим преследованиям. Сам Салаши был приговорен к длитель­ному тюремному заключению за то, что он открыто заподозрил жену Хорти в еврейском происхождении, что, по-видимому, счита­лось в Венгрии оскорблением. Конечно, это было лишь предлогом, чтобы не допустить к власти его партию. Лишь в 1940 году под давлением Германии Салаши был освобожден из заключения.

Между тем Венгрия еще теснее сблизилась с «третьим рейхом»15. Эта политика, отнюдь не вызывавшая в Венгрии общего одобре­ния, на первых порах, казалось, окупалась. В 1939 году Венгрия получила часть Чехословакии; в 1940 году ей удалось, при недву­смысленном одобрении Германии, стремившейся еще теснее при­вязать к себе Венгрию, вернуть себе области, отошедшие в 1920 году к Румынии. Эти успехи, завершившиеся аннексией югослав­ских территорий после немецкого нападения на эту страну весной 1941 года, побудили венгерское правительство вступить в войну с Советским Союзом на стороне Германии. После свержения Муссо­лини Хорти пытался начать мирные переговоры с союзниками. Но немцы его опередили и оккупировали страну; вслед за тем гестапо и СС под руководством Эйхмана приступили к депортации венгер­ских евреев в Освенцим.

После свержения Хорти, заключившего в октябре 1944 года пе­ремирие с Советским Союзом, немцы посадили Салаши на его ме­сто в качестве главы правительства. Члены его партии приняли участие в уничтожении венгерских евреев и в обороне страны про­тив наступавшей Красной Армии. Хотя власть Салаши — кратко­временная и кровавая — имела скорее характер простого коллабо­рационистского режима, нет сомнения, что «Скрещенные стрелы» были самостоятельной фашистской партией с массовой базой, имевшей весьма значительную поддержку именно в кругах про­мышленных и сельскохозяйственных рабочих — тех самых, кото­рым авторитарный режим Хорти, разумеется, всеми средствами не давал прийти к власти.

Вольфганг Випперман. Европейский фашизм в сравнении. 1922-1982 / Пер. с нем. А. И. Федорова. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000.


из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.