Вольфганг Випперман. Европейский фашизм в сравненииВольфганг Випперман. Европейский фашизм в сравнении. 1922-1982 / Пер. с нем. А. И. Федорова. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000.

Эта книга пользуется заслуженной известностью в мире как детальное, выполненное на высоком научном уровне сравнительное исследование фашистских и неофашистских движений в Европе, позволяющее понять истоки и смысл «коричневой чумы» двадцатого века. В послесловии, написанном автором специально к русскому изданию, отражено современное состояние феномена фашизма и его научного осмысления. Книга содержит обширную библиографию по теме исследования, доведенную до настоящего времени.

 


СОДЕРЖАНИЕ

Введение
Глава 1. Что такое фашизм? Смысл этого понятия,
его история и проблемы
Глава 2. Итальянский фашизм
Глава
3. Национал-социализм
Глава 4. Фашистские движения с массовой базой

Фашизм и национал-социализм в Австрии

Режим Хорти и венгерские «Скрещенные стрелы»
«Железная гвардия» в Румынии

Хорватские усташи

Фаланга и франкизм в Испании

Французские фашистские движения
Глава 5. Малые фашистские движения, фашистские секты и пограничные случаи
Проблема подразделения

Англия
Финляндия
Бельгия
Голландия
Фашистские секты в Дании, Швеции и Швейцарии
Норвежское "Национальное единение" - между сектой и коллаборационистской партией
Пограничные случаи: Словакия, Польша и Португалия
Глава 6. Эпилог: неофашизм между политикой и полемикой

Заключение. Сравнительная история европейского фашизма
Был ли вообще фашизм? Послесловие к русскому изданию
Примечания
Комментированная избранная библиография

 

ГЛАВА 5. МАЛЫЕ ФАШИСТСКИЕ ДВИЖЕНИЯ, ФАШИСТСКИЕ СЕКТЫ И ПОГРАНИЧНЫЕ СЛУЧАИ

Финляндия

До 1808 года Финляндия принадлежала Швеции, а затем ото­шла к России в качестве автономного великого княжества4. Фин­ское национальное движение возникло лишь в конце 19 столетия; оно было направлено, с одной стороны, против господствовавшего до тех пор культурного и общественного влияния шведского мень­шинства в Финляндии, а с другой стороны — против царского правления, все более выражавшего национальные русские мотивы. Во время Первой мировой войны движение за независимость Фин­ляндии пользовалось поддержкой Германии; 2 000 финских добро­вольцев участвовало в войне на стороне немцев в составе 27-го прусского  егерского  батальона.  Из  этих "егерей" в  дальнейшем  выросла  финская  армия,  опять-таки  при  поддержке немцев.

Однако начиная с лета 1917 года  в  борьбе  за  независимость  возникли

также внутриполитические и социальные мотивы. Как и в  России,  в  Финляндии

вспыхивали стихийные забастовки  и  происходила  радикализация  политической

жизни.  Когда  социалисты  создали  "Красную   гвардию",   буржуазные   силы

противопоставили ей "Белую гвардию". Единство  между  буржуазными  партиями,

имевшими 108 мест в парламенте, и социалистами,  имевшими  92  места,  стало

невозможно. После Октябрьской революции в России в Финляндии в  ноябре  1917

года  произошла  всеобщая  забастовка,  которая  привела  к   насильственным

столкновениям и  человеческим  жертвам.  Буржуазный  стрелковый  корпус  под

командованием генерал-лейтенанта Густава Маннергейма был расширен и объявлен

официальной финской армией. Когда она принялась разоружать еще  остававшиеся

в стране русские войска, финская "Красная гвардия"  провозгласила  в  январе

1918     года     революционное      правительство. Таким образом,

национально-освободительная борьба финнов превратилась в гражданскую  войну,

которую в конце концов после кровавых боев выиграли белые. Столь же страшной

была  месть  буржуазных  сил  под  командованием  Маннергейма.  Из  70   000

красногвардейцев, взятых в плен после взятия их опорного пункта  Тампере,  8

000 были сразу же казнены и еще 12 000 умерли  в  лагерях  военнопленных  от

голода и болезней.

Гражданская война и ее последствия оказались тяжким бременем для  вновь

учрежденной  финской  республики.  60%  финских  трудящихся  были  заняты  в

сельском  хозяйстве,  так  что  экономические  и  социальные  проблемы  этой

преимущественно  аграрной  страны  могли  быть  решены  земельной  реформой.

Многочисленные арендаторы, примкнувшие во время  гражданской  войны  главным

образом к белым, по этой реформе могли приобрести обрабатываемую  ими  землю

путем  покупки.  Но  при  этом  арендаторы  и  многие  другие  малоземельные

крестьяне могли оборудовать свои хозяйства лишь ценой тяжелой задолженности.

Их положение стало особенно критическим после начала мирового экономического

кризиса.

Вопрос о  границах  был  улажен  радикальными,  но  никоим  образом  не

удовлетворявшими обе стороны соглашениями. В 1920 году Финляндия заключила с

Советским Союзом мирный  договор,  предусматривавший,  что  область  Петсамо

отойдет к Финляндии, тогда как Восточная Карелия, населенная главным образом

финнами, останется в составе СССР.  Этот  договор  не  создал  подлинного  и

прочного мира между Финляндией и его великим  восточным  соседом.  Напротив,

спор со Швецией по поводу Аландских островов был разрешен полюбовно: в  1921

году  Лига  Наций  отдала  этот  архипелаг  Финляндии,   которая   обязалась

гарантировать автономию его шведского населения. Швеция согласилась  с  этим

решением Лиги Наций,  отказавшись  поддерживать  какие-либо  ирредентистские

стремления шведского меньшинства в Финляндии.

Однако  шведскоязычные  финны,  составлявшие   11%   всего   населения,

подверглись серьезной угрозе финнизации,  исходившей  от  правых  сил  и  от

крупнейшей финской студенческой организации, называвшей себя  "Академическим

обществом Карелии"  (АОК)5.  Вопрос  о  языках,  улаженный  в  конце  концов

некоторым компромиссом (хотя и не к полному  удовлетворению  обеих  сторон),

был столь сложным и спорным потому, что шведы  не  только  жили  компактными

поселениями на западе страны, но  кроме  того  были  сильно  представлены  в

шведской или шведизированной буржуазии и вообще в высшем слое населения. Это

вызывало у  многих  финнов  критическое  отношение,  в  котором  смешивались

национальные и социальные мотивы. В университетах страны происходили  резкие

столкновения.  В  то  время  как  в  Турку  были  учреждены  два   отдельных

университета, шведский и финский, в Хельсинкском университете систематически

продолжалась финнизация, хотя здесь 25% студентов  и  50%  профессоров  были

шведского происхождения. И все же языковой вопрос удалось наконец разрешить,

и он не стал тяжким  внутриполитическим  испытанием  для  молодого  финского

государства. Напротив, поляризация  буржуазных  и  социалистических  сил  не

исчезла и после окончания гражданской войны.

Социал-демократическая партия под руководством Вяйно Таннера  проводила

реформистскую политику и уже в 1926 году  могла  сформировать  правительство

меньшинства, в  первое  время  при  пассивной  поддержке  Шведской  народной

партии. Между тем  некоторые  социал-демократы,  не  удовлетворенные  курсом

Таннера, основали самостоятельную партию  -  Социал-демократическую  рабочую

партию Финляндии, объединившуюся с Коммунистической партией Финляндии (КПФ),

руководимой в советской эмиграции Отто  Куусиненом.  На  выборах  1920  года

левые социалисты  получили  10%  поданных  голосов.  Финская  общественность

рассматривала их как управляемую  из  Москвы  "пятую  колонну".  Как  только

начинали бастовать лесорубы в Северной Финляндии  или  докеры  в  Хельсинки,

выдвигалось предположение, что это рабочее движение  возбуждается  Советским

Союзом, чтобы нарушить социальный мир в Финляндии  и  подорвать  ее  экспорт

леса.  Все  несоциалистические  партии  Финляндии  были   настроены   крайне

антикоммунистически. Это относится и к "Национальной прогрессивной  партии",

и  к  еще  более  правой  "Партии  национального  сплочения",  и  к   "Союзу

крестьянства", возникшему в 1919 году из объединения различных  крестьянских

партий и превратившемуся в сильнейшую несоциалистическую партию.

Ввиду антикоммунистического настроения, господствовавшего в  буржуазных

партиях  и  в  значительной  части  общества,  неудивительно,  что  событие,

случившееся в ноябре 1929 года в восточно-ботнической деревне Лапуа, вызвало

большое внимание и в значительной мере одобрение6. Крестьяне напали здесь на

собрание молодых коммунистов и побоями изгнали их из  деревни.  Небольшая  и

ранее неизвестная организация, называвшая себя  "Дверной  замок  Финляндии",

приняла  в  виде  программного  лозунга  имя  этой  финской   деревни.   Это

руководимое Виитури Косола (Vihturi Kosola) Движение Лапуа (именуемое  также

по шведскому названию деревни "Движение Лаппо") преследовало с самого начала

крайне антикоммунистические установки  с  националистической  и  религиозной

окраской. Члены этого нового массового движения считали коммунизм не  только

внутриполитической  угрозой,  но  также  опасностью   для   национальной   и

религиозной   целостности   финского   народа.   Именно   вследствие   своих

религиозных,  националистических  и  особенно   антикоммунистических   целей

Движение  Лапуа  поддерживалось  финской  (лютеранской)  церковью,  а  также

консервативными и крестьянскими партиями.

Под нажимом Движения Лапуа правительство решило  предложить  парламенту

проект закона, предусматривавшего роспуск и запрещение всех коммунистических

группировок в стране.  После  новых  выборов,  на  которых  правые  добились

больших  успехов,  этот   антикоммунистический   закон   получил   требуемые

конституцией две трети голосов. Только социал-демократы  голосовали  против.

Но  Движение  Лапуа  не  удовлетворилось  этим   успехом.   Оно   продолжало

террористические акции против коммунистов, часто  выгоняя  их  за  советскую

границу. Члены Движения Лапуа похитили  даже  бывшего  президента  Финляндии

Штальберга. Но правительство вмешалось лишь тогда, когда в феврале 1932 года

тысячи сторонников Движения Лапуа собрались в  деревне  Мянтсяла  (Mantsala)

близ Хельсинки с намерением начать оттуда поход на столицу.  Встретившись  с

решительной позицией консервативного  президента  Свинхувуда,  пригрозившего

пустить в ход войска, эта попытка путча Движения  Лапуа  потерпела  неудачу.

Движение Лапуа было распущено и превратилось в основанное в июне  1932  года

"Отечественное народное движение" (ОНД).

По существу ОНД было простым продолжением Движения Лапуа. Многие  члены

его входили раньше в Движение Лапуа, в том числе его лидеры Виитури Косола и

Вильхо Аннала (Vilho Annala). Однако с самого начала существования  ОНД  как

партии обнаружились и некоторые отличия от Движения  Лапуа.  Это  относилось

прежде всего к идеологическим целям  ОНД,  выдвинувшего,  наряду  с  прежним

националистически  и  религиозно  мотивированным  антикоммунизмом,  также  и

антикапиталистически направленную программу,  отчетливо  ориентированную  на

фашистские образцы.  Оно  пыталось  привлечь  к  себе  не  только  крестьян,

затронутых последствиями мирового экономического кризиса, но  и  рабочих.  С

этой   целью   ОНД   предложило    программу    борьбы    с    безработицей,

предусматривавшую, например,  меры  по  переселению  в  деревни  и  введение

сокращенного рабочего дня. Но все же ОНД, по-видимому,  не  смогло  привлечь

значительное  число  рабочих.   С   другой   стороны,   антикапиталистически

направленные  требования   "Отечественного   народного   движения"   вызвали

подозрительное отношение консерваторов, ставивших ОНД  в  вину  его  "левые"

тенденции и ориентацию на иностранные фашистские образцы. Однако  ОНД  нашло

поддержку не только среди крестьян, но и в  кругах  городской  буржуазии,  а

также  среди  преподавателей  и  студентов.  Вследствие  этого  региональное

влияние партии переместилось в Хельсинки и его окрестности,  между  тем  как

Движение Лапуа, почти исключительно крестьянское  по  своему  составу,  было

сильнее всего представлено в сельских  местностях.  В  отличие  от  Движения

Лапуа, занимавшего в языковом вопросе нейтральную позицию, ОНД  поддерживало

финнизирующие  тенденции  "Академического  общества  Карелии".  Кроме   этой

финской студенческой организации, с  которой  ОНД  тесно  сотрудничало,  эту

партию, как и Движение Лапуа, поддерживала церковь. Напротив, сильный  "Союз

крестьянства" все более отмежевывался от  ОНД.  Председатель  консервативной

партии   и   президент   республики   Паасикиви   также   предостерегал   от

сотрудничества с ОНД.

Впрочем, это произошло уже  после  того,  как  "Отечественное  народное

движение", насчитывавшее уже, по-видимому, свыше 100 000 членов, получило на

выборах 1936 года 14 из 200 парламентских мест. С этого времени буржуазные и

консервативные  партии  начали  принимать  ОНД  всерьез  как   политического

конкурента и стали с ним бороться. В этой связи повторялось утверждение, что

"Отечественное народное движение" зависит от иностранной державы.  Под  этой

державой имелась в виду национал-социалистская Германия,  политика  которой,

несмотря на традиционно дружественную  установку  к  этой  стране,  вызывала

критику  также  и  в  Финляндии.  Лютеранская   церковь   Финляндии   с   ее

пиетистической  ориентацией  открыто  и  очень  энергично  выступала  против

антихристианских установок  "Немецких  христиан".  Хотя  ОНД  разделяло  эту

критику, оно не могло воспрепятствовать все более отрицательному отношению к

ней  не  только  консервативных  сил,  но  и  церкви,  осуждавших   его   за

усиливавшуюся ориентацию на фашистские или  национал-социалистские  образцы.

Поскольку, сверх того, последствия мирового экономического кризиса удалось в

значительной мере преодолеть,  число  членов  и  политическое  значение  ОНД

снизилось. Более того, 22 ноября  1938  года  министр  внутренних  дел  Урхо

Кекконен его запретил. Впрочем, этот запрет, связанный с внешнеполитическими

соображениями, касавшимися, с одной стороны, западных держав, а с  другой  -

Советского Союза, был вскоре после  этого  отменен  судебным  решением.  ОНД

смогло принять участие в парламентских выборах 1939  года,  получив  лишь  8

мест из 200. В период с 1941 по 1943 год, когда Финляндия воевала на стороне

Германии с Советским Союзом, ведущий деятель ОНД Вильо Аннала входил даже  в

правительство  в  качестве  министра  путей  сообщения.   После   подписания

перемирия с Советским Союзом  в  1944  году  эта  партия  была  окончательно

распущена, хотя она, очевидно, никогда  не  получала  поддержки  со  стороны

национал-социалистского государства или НСДАП. В целом ОНД и  в  особенности

предшествовавшее ему Движение Лапуа во многих отношениях носили специфически

финский характер, хотя ОНД  проявляло  в  идеологическом  и  организационном

смысле    несомненную    ориентацию    на    фашистские,    в     частности,

национал-социалистские образцы. Несмотря на самостоятельные  корни  Движения

Лапуа, возникшего как антикоммунистическое крестьянское  движение  протеста,

оно относится, как и последовавшее за ним "Отечественное народное движение",

к группе фашистских движений, которым не  удалось  построить  себе  массовую

базу.  Их  антикоммунистические,  националистические  и  в  меньшей  степени

антикапиталистические  установки,  особенно   сближающие   ОНД   с   другими

фашистскими  движениями,  в  конечном  счете  оказались  мало  влиятельными,

поскольку  политическая  атмосфера  Финляндии,  хотя  и  проникнутая  резким

антикоммунизмом, в то же время определялась стремлением сохранить, нарядe  с

национальной независимостью, также и парламентско-демократические  структуры

страны. Этот демократический и национальный консенсус финнов, не подорванный

языковым спором и подлинной или мнимой  коммунистической  угрозой,  оказался

способным противостоять притягательной силе международного фашизма.

Вольфганг Випперман. Европейский фашизм в сравнении. 1922-1982 / Пер. с нем. А. И. Федорова. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.