UA-11904844-8

Второй этан конференции. Советский проект декларации об определении агрессии

По возобновлении работы конференции 11 ноября 1932 г. правительство Франции выдвинуло новый план организации мира, так называемый «конструктивный план Эррио — Поль Бонкура». В основе своей этот проект предусматривал сохранение военного status quo в Европе с обеспечением гегемонии Франции, сложную систе­му гарантий безопасности и установление единообразной си­стемы призыва в армию, базирующейся на краткосрочной (трехмесячной) всеобщей воинской повинности. Он содержал также старое французское предложение о международных во­оруженных силах в виде соединений военной авиации, созда­ваемой на основе вербовки добровольцев различных нацио­нальностей. Французский план не затрагивал вовсе колониаль­ных войск, позволяя Франции сохранять большую колониаль­ную армию из долгосрочно служащих. Положения проекта, касающиеся морских вооружений, были направлены против стремления Италии добиться паритета с Францией, а предло­жение о создании «Европейского союза воздушного транспор­та» имело в виду ограничение растущей гражданской авиации Германии и контроль за ней.

«План Эррио — Поль Бонкура» был поддержан европей­скими малыми странами, находившимися в сфере француз­ского влияния — Чехословакией, Югославией, Бельгией, но встретил решительное сопротивление со стороны Италии, Гер­мании и Англии.

Советская делегация, выступившая 6 февраля 1933 г. с критикой французского плана, указала, что этот план, выдви­гая вновь общие вопросы безопасности в качестве первостепен­ного условия каких-либо шагов в области разоружения, приво­дит к тому, что «после четырех лет работ Подготовительной комиссии по разоружению и на втором году существования самой конференции мы оказываемся отброшенными к тому этапу, на котором мы находились пять лет тому назад, и вынуждены вновь оставить на заднем плане вопросы разоруже­ния и заняться проблемой безопасности»'. Вместе с тем советская делегация, подчеркнув необходимость скорейшего продвижения вперед и в вопросе о безопасности государств и учитывая возросшую угрозу фашистской агрессии, призвала конференцию рассмотреть советский проект декларации об определении нападающей стороны, поскольку при решении вопроса об обеспечении безопасности нельзя обойтись без ясного и точного определения агрессии.

-------------

1 «Внешняя политика СССР». Сборник документов, т. III, стр. 578,

569

Советский проект декларации об определении нападающей стороны, представленный 6 февраля 1933 г., явился важным международным документом, вокруг которого развернулось обсуждение как на самой конференции, так и вне ее, между различными правительствами.

Этот проект включал прежде всего определение, что напа­дающим государством в международном конфликте будет при­знано то, которое совершит первым одно из следующих дей­ствий:

«а)  Которое объявит войну другому государству;

b)   Вооруженные силы которого, хотя бы и без объявления войны, вторгнутся на территорию другого государства;

c)   Сухопутные,   морские   или   воздушные   силы   которого бомбардируют территорию другого государства или сознательно атакуют суда или воздушные суда этого последнего;

d)   Сухопутные, морские или воздушные силы которого бу­дут высажены или введены в пределы другого государства без разрешения   правительства   последнего или нарушат условия такового разрешения, в частности, в отношении времени или расширения района их пребывания;

e)   Которое установит морскую блокаду берегов или портов другого государства» *.

В советском проекте было подчеркнуто, что никакие сооб­ражения политического, стратегического идр экономического порядка не могут служить оправданием для нападения. С целью полностью устранить какую-либо неясность в этом вопросе и лишить агрессоров какого-либо повода для совершения агрес­сии советский проект перечислял такие выдвигавшиеся не раз мотивы внутреннего положения страны, против которой совер­шались нападения, как отсталость народа в политическом, эко­номическом или культурном отношении, недостатки, приписы­ваемые его управлению, опасность, могущая грозить жизни или имуществу иностранцев, революционное движение, гра­жданская война, беспорядки и забастовки, а также установле­ние или сохранение в этом государстве того или иного полити­ческого, экономического или социального строя.

В документе указывались и такие мотивы внешнеполитиче­ского характера, как нарушение международных договоров, нарушение прав и интересов в области торговли, концессий или всякой иной экономической деятельности, разрыв дипломатиче­ских или экономических отношений, меры финансового и эко­номического бойкота, отказ от долгов, воспрещение или огра­ничение иммиграции или изменение режима иностранцев, нару­шение привилегий для официальных представителей другого

----------------------

«Внешняя политика СССР». Сборник документов, т. III, стр. 583.

570

государства, отказ в пропуске вооруженных сил, следующих на территорию третьего государства, мероприятия религиоз­ного и антирелигиозного характера и, наконец, различные по­граничные инциденты, обычно выдвигаемые в качестве пред­лога для совершения агрессии.

В случае угрожающих действий какого-либо государства, гласило советское предложение, могут быть приняты меры дип­ломатического и иного характера для мирного разрешения международных споров, но должен быть вовсе исключен пере­ход границы, т. е. военные действия против другого государ­ства.

Проект, выдвинутый СССР, был от начала до конца про­никнут идеей мирного сосуществования, ибо он провозглашал такие принципы, как неприкосновенность границ любого го­сударства — большого и малого, невмешательство в дела, в раз­витие, в законодательство и в администрацию другого государ­ства. Он был расценен мировой общественностью как важный шаг Советской страны в интересах укрепления всеобщего мира и безопасности народов. Английский журнал «Уикэнд ревью» от 11 февраля 1933 г. писал, что предложения СССР «являются слишком практичными, чтобы державы могли при­нять их, но авторы их заслуживают нашу благодарность за то, что они внесли в нашу среду струю свежего воздуха».

Большинство представителей капиталистических государств, выступивших при обсуждении в политической комиссии совет­ской декларации, вынуждено было в той или иной форме под­держать основные принципы ее, а Комитет безопасности после длительных и острых прений одобрил основные идеи советского проекта. Лишь представитель Англии Антони Идеи выступил с критикой советской декларации, пытаясь подкрепить свою по­зицию тем, что точное определение агрессии якобы вообще не­возможно. Эта позиция была расценена как желание Англии сохранить свободу действий в случае войны.

Всеобщим мнением, однако, было то, что, как писала «Правда», «советская декларация означает новый этап борьбы за мир, разоружение и подлинную безопасность от войны» '.

Поскольку организаторы конференции затягивали оконча­тельное принятие на пленарном заседании одобренного Коми­тетом безопасности проекта декларации об определении агрес­сии, Советское правительство предприняло шаги с целью при­дания этому определению действенности, как международно-правовому документу. Во время происходившей в Лондоне международной экономической конференции Советскому Союзу удалось подписать (3—5 июля 1933 г.) Конвенцию об опреде-

---------------------

1 «Правда», 9 февраля 1933 г.

571

лении агрессии с 10 капиталистическими государствами (Эсто­ния, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Турция, Иран, Афга­нистан, Чехословакия, Югославия).

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.