UA-11904844-8

Г.Н. Севастьянов. Распад Советского Союза и крах мировой социалистической си­стемы означал для постсоциалистических стран необходимость поиска нового центра экономического и политического притяжения. Им стал ЕС. Какова роль ЕС в прово­димых странами трансформационных реформах и каковы перспективы вхождения стран ЦВЕ в ЕС на правах полного членства?

АД. Некипелов. Совокупность процессов, определяющих условия развития стран ЦВЕ в 90-е годы XX столетия предопределила чрезвычайную важность для них раз­вития сотрудничества с Евросоюзом. Провозглашенная в начале трансформации цель "Возвращения в Европу" на практике означает для этих государств необходимость в ближайшей перспективе присоединиться к ЕС на условиях полноправного членства. Европейский Союз стал для стран ЦВЕ целью, основным донором и одновременно арбитром успешности проводимых преобразований.

Анализ показывает, что со второй половины 90-х годов страны выстраивали свою политику в соответствии с требованиями Европейского Союза к странам кандидатам на вступление, получившим отражения в т.н. копенгагенских критериях. Таким обра­зом, членство в ЕС должно означать признание европейским сообществом того фак­та, что "постсоциалистическая, специфика" максимально преодолена той или иной страной.

И.И. Орлик. Ситуация в ЦВЕ в 90-е годы складывалась и в зависимости от процесса расширения НАТО на Восток. Вступление Польши, Венгрии и Чехии в эту военно-по­литическую организацию - а в очереди на вступление стоят и другие страны ЦВЕ — изменяет международную обстановку на европейском континенте, влияет существен­ным образом на сложившееся послевоенное устройство Европы, на отношения стран ЦВЕ с Россией.

СП. Глинкина. Хочу обратить внимание на следующие обстоятельства. Перегово­ры Европейской комиссии с новой группой претендентов на вступление в Евросоюз завершаются. Из 10 восточноевропейских стран, участвующих в настоящее время в переговорном процессе, 8 соискателей - Венгрия, Польша, Чехия, Словакия, Слове­ния и страны Балтии имеют шансы стать членами общеевропейского дома уже в 2004 г. Позднее - во второй волне "расширения на Восток" - присоединиться к ЕС смогут также Болгария и Румыния. При этом следует отметить, что процесс приема в члены ЕС не лишен политических соображений, а следовательно, решения Евросоюза порой носят не совсем объективный характер.

Проведенный анализ убеждает нас в том, что членство в ЕС не означает автоматиче­ского решения комплекса проблем, которыми обременены каждая из стран-кандида­тов. Возможности же ЕС оказывать помощь в их решении сужаются ввиду масштабов планируемого расширения, разногласий между действующими членами интеграцион­ной группировки по этому вопросу, ограниченными абсорбционными возможностями стран ЦВЕ.

Парадоксальным образом расширение ЕС на восток может обернуться началом сложного переходного периода для самого Евросоюза. Ведь нельзя не учитывать того факта, что речь идет о принципиально новом варианте присоединения стран к ЕС по сравнению со всеми ранее происходившими. Страны ЦВЕ обладают специфическими чертами, которые оказывают принципиальное воздействие, как на характер, так и на последствия расширения ЕС. Этот факт, как нам представляется, не в полной мере учитывался Европейским Союзом, когда в официальных документах Комиссии "По­вестка дня 2000 г." расширение европейской интеграции за счет стран ЦВЕ рассмат­ривалось как "еще одно присоединение группы стран к ЕС". Впервые в истории рас­ширения ЕС происходит присоединение стран, которые ранее не развивались на осно­ве западноевропейской социально-экономической модели и не принадлежали к западноевропейской системе безопасности.

И.И. Орлик. Есть смысл в связи с этим вспомнить историю Европы середины XX в. В результате расширения ЕС Европа переходит от прежнего "потсдамского" к новому "амстердамскому" системоустройству, что порождает целый ряд сложных проблем международного характера. Грядущее расширение общеевропейского дома всколых­нуло и целый ряд болезненных тем из послевоенной истории Центральной Европы -политически вроде бы урегулированных и закрытых, но все еще остающихся "незале­ченными ранами прошлого" в человеческих сердцах и памяти. К числу таких тем от­носятся, например, так называемые "декреты Бенеша", на основании которых из Че­хословакии в 1945-1947 гг. было выселено по обвинению в сотрудничестве с нациста­ми более 2 млн. этнических немцев и примерно 70 тыс. венгров, а их имущество -конфисковано и передано гражданам Чехословакии, заселившим приграничные обла­сти страны. Декреты Бенеша были одобрены "большой тройкой" (Сталин, Трумэн, Черчилль) на Потсдамской конференции летом 1945 г. и стали, таким образом, со­ставной частью договоренностей стран-победительниц о послевоенном урегулирова­нии в Европе.

СП. Глинкина. С началом переговоров о вступлении Чехии и Словакии в ЕС дав­няя дискуссия о "бенешевских декретах" обрела второе дыхание: старые националь­ные обиды припомнились с новой силой и нашлось немало политиков, пожелавших на раздувании этих обид нагреть руки. Так, в Германии в преддверии выборов стала ак­тивно разыгрывать "судетскую карту" оппозиционная социал-демократам партия ХДС/ХСС, для которой члены Союза изгнанных выступают традиционной и весомой частью электората. В Австрии среди политических партий, выступающих за отмену "декретов Бенеша", особой "принципиальностью" отличилась входящая в состав пра­вительственной коалиции Партия свободы, потребовавшая увязать вопрос об удовлетворении имущественных претензий судетских немцев с вопросом принятия Чехии в ЕС. Проблемы послевоенной истории активно задействовал в предвыборной борьбе и бывший премьер-министр Венгрии В. Орбан: выступив в роли "отца нации", помняще­го обо всех обидах, нанесенных родине, премьер возвел защиту венгров, выселенных из послевоенной Чехословакии, в ранг "национальных интересов" и потребовал на за­седании Европарламента в Страсбурге аннулирования "декретов Бенеша" в качестве обязательного условия для вступления Чехии и Словакии в Евросоюз. Тему судетских немцев активно обыгрывают в предвыборной борьбе и политики по ту сторону "бар­рикад" - в Чехии, например, В. Клаус, лидер оппозиционной Гражданской демократи­ческой партии, а в Словакии - В. Мечиар, вновь вышедший из политической тени для участия в осенних выборах. И для Мечиара демарш Орбана по поводу "декретов Бене­ша" оказался весьма кстати, чтобы дискредитировать своих политических оппонен­тов, обвинив их в готовности уступить давлению Евросоюза и удовлетворить имуще­ственные притязания выселенных из Словакии венгров.

Нельзя не видеть, что всплеск национального популизма, охвативший территорию от Баварии до Дуная, опасно дестабилизирует межгосударственные отношения в цен­тре Европы. Скандал, разрастающийся в центре Европы, заставляет вмешаться в дис­куссию о "декретах Бенеша" новые силы. Свою позицию по этому вопросу недавно обнародовали страны-участницы Потсдамской конференции: в течение апреля о не­допустимости пересмотра итогов второй мировой войны и решений Потсдамской кон­ференции высказались Великобритания (Э. Блэр во время своего визита в Прагу), Россия (В.В. Путин на встрече с М. Земаном в Москве) и США (заместитель государ­ственного секретаря США М. Гроссман).

В послевоенной истории Центральной Европы остается еще немало резервов для "любителей" националистической и популистской риторики. Ведь проблема судетских немцев - всего лишь часть послевоенного "айсберга": декреты, предусматривающие те или иные репрессивные меры в отношении немецких меньшинств, были приняты после войны во многих странах - Дании, Норвегии, Польше, Югославии, Советском Союзе. Национализм, паразитирующий на проблемах европейской истории 40-х годов, стано­вится серьезной угрозой для единства и стабильности объединенной и объединяющейся Европы.

Дискуссии о последствиях невиданного в истории ЕС расширения не утихают на За­паде вот уже многие годы. Станет ли оно шансом для успешного развития или обер­нется источником многочисленных проблем, которые, в конечном счете, приведут сначала к значительной трансформации, а затем и ослаблению Евросоюза? Сможет ли ЕС абсорбировать страны, уровень развития которых существенно отстает от средних по ЕС показателей? Не приведет ли прием новых членов к нарастанию проти­воречий между вновь принятыми и отвергнутыми? Однозначные ответы на эти во­просы сегодня дать невозможно.

Как известно, грядущее включение в общеевропейскую семью еще 75 млн. человек из Восточной Европы особого восторга у граждан Евросоюза не вызывает. По дан­ным "Евробарометра", вступление в ЕС новых членов приветствуют лишь 43% насе­ления Евросоюза, а в таких странах, как Германия и Франция, число сторонников рас­ширения общеевропейского дома не достигает и 30%.

Среди стран Восточной Европы, участвующих в переговорах с ЕС, наибольший "евроэнтузиазм", характерен для жителей стран-кандидатов "второго эшелона" - Бол­гарии и Румынии: сторонниками вступления в Евросоюз выступает здесь от 70% до 80% населения. Что же касается претендентов на участие в первой волне расшире­ния ЕС, то эти страны демонстрируют куда более сдержанное отношение к грядуще­му приобщению к единой Европе. Массовый "евроэнтузиазм" середины 90-х годов, когда за интеграцию выступало до 80% населения этих стран, уже спал, а дальнейшая эволюция настроений общественности оказалась неоднозначной.

Оптимистичнее других настроена по отношению к вступлению в ЕС обществен­ность Венгрии: социологические опросы последних нескольких лет свидетельствуют об устойчиво высокой доле среди венгерских граждан "еврооптимистов" (от 60% до 70% населения) и низком проценте "евроскептиков" (от 7% до 15%). В Польше, где в 1996 г. за вступление страны в ЕС высказывалось 80% населения и 7% - против, к концу 2001 г. евроинтеграцию поддерживали только 51% граждан.

В рядах "евроскептиков" сегодня числятся влиятельные политические партии: в Польше - политические партии христианско-национального направления, в Чехии -демократическая гражданская партия, возглавляемая "отцом" чешских рыночных ре­форм В. Клаусом. Главными оппонентами евроинтеграции в Польше выступают крес­тьянство и более трети населения страны, проживающей в сельской местности. Во многих странах социологические обследования последнего периода отмечают спад "евроэнтузиазма" среди руководящих кадров, интеллигенции, частных предпринимате­лей. В ряде стран рост антиинтеграционных настроений отмечается и среди молодежи.

АД. Некипелов. Если кратко обозначить итог развития этих тенденций, то на сего­дняшний день, таким образом, ни в одном из государств Восточной Европы не удалось достигнуть полного общественного консенсуса по вопросу евроинтеграции. Более то­го, в целом ряде стран, как свидетельствует мониторинг общественного мнения, пози­ции общественности и политического руководства в вопросе о целесообразности при­соединения к ЕС все более и более расходятся. Но все это проблемы, которые выхо­дят за хронологические рамки нашего опубликованного исследования.

Г.Н. Севастьянов. Уважаемые коллеги! Ваши содержательные ответы станут до­полнительными ориентирами для читателей в их стремлении понять сущность процес­сов в послевоенной истории стран ЦВЕ. Благодарю Вас за интервью и надеюсь на дальнейшее плодотворное сотрудничество Вашего института с журналом "Новая и новейшая история".

Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века. Интервью главного ре­дактора издания, вице-президента РАН, директора ИМЭПИ РАН академика А.Д. Некипелова (при участии ответственных редакторов: I тома - д.и.н. И.И. Орлика, II тома — д.и.н. Б.А. Шмелева, III тома - д.э.н. СП. Глинкиной) главному редактору журнала "Новая и новейшая история" академику Г.Н. Севостьянову // Новая и новейшая история. 2003. № 1. С. 3–17.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.