UA-11904844-8

Страны, добившиеся наибольших успехов, в целом ряде вопросов действовали значительно более осмотрительно, чем российские реформаторы, а именно: соблюда­ли большую постепенность при либерализации цен, сохраняли жесткий контроль за доходами. Не боясь сохранять там, где нужно, государственный контроль, не принося в жертву абстрактным теоретическим постулатам здравый смысл, они за­щищали национального производителя, шли на пересмотр в ряде случаев итогов стихийной приватизации. Государство взяло на себя решающую роль в спасении экономики, расширяя и гибко применяя как старые, так и новые рыночные рычаги управления: деньги, кредиты, проценты и др. Именно это позволило сохранить управляемость экономическими процессами, избежать широкомасштабной криминализации экономики и власти (как это произошло в России) и заметно смягчить социальные последствия реформ.

Валовый внутренний продукт (ВВП). Темпы прироста в % к предыдущему году 10

Государство

1991

1992

1993

1994

1995

1996**

Россия

-5,0*

- 14,5*

-8,7*

- 13.0*

-4,0

-3,0

Украина

- 12,0

- 17,0

- 14,2

-22,0

- 12,0

-7.0

Венгрия

- 1 1,9

-3,0

-8.0

2,9

1.5

1.5

Болгария

-8.4

-7,3

-2,3

1,4

2.5

-4,0

Румыния

- 12,9

-8,8

1,5

3,5

6.9

4,5

Польша

-7,0

2,6

3,8

5,2

7,0

5,0

Словакия

- 16.4

-6,7

-3,7

3,7

7,4

5,5

Словения

-3,1

-3,4

1,3

5.0

3,5

3,0

Хорватия

-20,9

-9,7

-3.7

0,8

2,0

5.0

Македония

 

 

 

 

- 1,5

3,0

Албания

 

 

 

 

8.6

5,0

Чехия

- 14,2

-7,1

0,5

2,5

4.8

5,1

* Приведенные данные - результат корректировки Госкомстатом РФ и Всемирным банком ранее опубликованных официальных данных (соответственно: - 12,8: - 19.0; - 12,0: - 15,0. Финансовые известия, 29.1Х.1995).
** Прогнозные данные, сделанные по итогам первого полугодия.

--------

9 Szanyi M. Mi is tortenet? A magyarorszagi atmenet kerdesei a vallati menedzment szemszogebol. - Kozgazdasagi szemle, 1993, N 2, 182.old.

10 Составлено на основе данных национальных статистик.

14

В результате трех-четырех лет реформ страны начали выходить из "пике" эконо­мического кризиса и переходить к стадии хрупкого экономического роста.

Как видно из данных таблицы, экономический рост в центральноевропейских странах продолжается уже три - четыре года, в Польше - пятый год. Степень его интенсивности по странам различна. 1996 г. ознаменовался повсеместным замедлением темпов роста, что объясняется как конъюнктурными внешними, так и внутренними структурными проблемами, чрезмерным сужением в ряде стран за годы реформи­рования внутреннего потребительского рынка.

На первом месте по динамике роста ВВП второй год среди стран Центральной и Восточной Европе находится Словакия, достаточно высокие темпы роста продолжали демонстрировать Польша, Чехия, хотя в силу замедления динамики экспорта наблюдается их снижение. По той же причине, а также вследствие неурожая 1996 г. замедлились темпы роста в Румынии. Все еще не удается обеспечить общий рост экономики в Венгрии. Болгария в 1996-1997 г. вновь борется с острым финансовым кризисом и спадом экономики. Экономика Хорватии после прекращения военных действий на Балканах демонстрирует первые признаки оживления.

Налицо признаки экономического роста. Однако следует быть крайне осторожными при оценке успехов экономических реформ на основе показателей экономического роста, тем более, что анализ источников этого роста свидетельствует об их крайней неустойчивости и ненадежности.

При схожем наборе факторов динамизации экономического роста наблюдаются су­щественные различия по странам. Среди общих источников динамизации оздоровление в той или иной мере финансовой ситуации не только на макро-, но и на микроуровне, создание предпосылок для увеличения инвестиционного, а в ряде стран и потреби­тельского спроса, увеличение внешних заимствований, а также более активное, чем на первоначальном этапе реформ, воздействие государства на структурную политику и инвестиционную деятельность. Остановимся подробнее лишь на ряде факторов, с действием которых в России связывают перспективы выхода из глубокого эко­номического кризиса.

Одно из широко распространенных в России мнений, опровергаемое опытом стран Центральной и Восточной Европы, гласит, что якобы существует жесткая зави­симость между экономическим ростом и уровнем инфляции. На необходимости по­давления инфляции любой ценой строилась политика российского правительства в последние годы. Многие известные экономисты-монетаристы не перестают утверж­дать, что экономический рост требует снижения уровня инфляции до максимум 50% в год.

Такой уровень инфляции наблюдался в 1994-1995 гг. в Словении, Югославии, Венг­рии, Эстонии, Чехии, Словакии, Латвии. Все эти страны обеспечивали также п эконо­мический рост. Однако страны с более высоким уровнем инфляции (в 1994 г.) - Литва (70%), Болгария (96,2%) и Хорватия (98%) также находились тогда на траектории рос­та. Анализ показывает, что, во-первых, далеко не всегда снижение уровня инфляции до указанного предела и экономический рост совпадали по времени (например, в Чехии приемлемый уровень инфляции в течение трех лет не приводил к росту ВНП, про­мышленного и сельскохозяйственного производства). Во-вторых, в ряде стран, напри­мер в Болгарии, Румынии, Польше, приостановка падения основных экономических показателей напрямую связана с инфляционными факторами.

Неоднозначное влияние на оживление экономического роста оказывает развиваю­щийся частный сектор. Мобилизация на первом этапе возможностей мелкого частного производства, как показывает опыт стран, не сопровождается созданием ни горизон­тальных, ни вертикальных кооперационных связей, что нередко делает мелкий бизнес скорее тормозом, чем двигателем экономических преобразований. Доля самозанятых существенно превысила аналогичные показатели не только развитых стран, но и стран

15

Латинской Америки и Азии, максимально приблизившись к уровню африканского региона11.

Уже в 1994 г. наметилось исчерпание возможностей экстенсивного развития частного сектора, не требующего значительных капиталовложений. Ограничились возможности сравнительно легко начинать дело, перемещать при необходимости бизнес из одной сферы в другую, быстро находить и использовать свободные рыночные ниши, сузились каналы присвоения и перекачки собственности и ресурсов из государственного сектора в частный (неформальная приватизация).

В ряде стран происходит размывание форм собственности. В результате стандар­тная классификация форм собственности оказывается неадекватной реалиям. Нередко картина прав собственности оказывается не менее, а даже более запутанной, чем во времена плановой экономики. Широкое развитие получает перекрестная собствен­ность.

Большую роль в стабилизации экономики и динамизации роста в рассматриваемых странах сыграло использование внешних кредитов и привлечение прямых иностранных инвестиций. Наиболее активно ведет себя иностранный капитал в Венгрии, где многолетние реформы обеспечили создание многих необходимых институтов рыночной экономики, облегчающих его приход в страну. Из общего объема капиталовложений, осуществленных предприятиями в 1992 г., на совместные и иностранные фирмы в Венгрии приходилось 32%, в 1993 г. - 43%, в 1994-1995 гг. - уже около половины. Инвестиционные расходы на один объект на этих предприятиях в пять раз выше, чем на фирмах, находящихся в исключительно венгерской собственности. Смешанные предприятия вкладывали капитал в первую очередь в развитие отраслей обрабаты­вающей промышленности, почту и телефон. В последние годы постоянно нарас­тает объем прямых иностранных инвестиций в страну, достигнув к ноябрю 1996 г. 15 млрд. долл.12

Иная ситуация складывается в Болгарии и Румынии, где объемы иностранных инвестиций незначительны. При этом проблема не только в небольшом объеме инвестиций, но и в их неудовлетворительной отраслевой, региональной и финансовой структуре. Так, в Болгарии иностранные инвестиции направлялись главным образом в отрасли, обеспечивающие высокую прибыль за счет мелких и краткосрочных капита­ловложений, в которых страна нуждалась в меньшей степени. В конце 1994 г. свыше 4/5 от общего количества иностранных инвестиций приходилось на капиталовложения размером до 10 тыс. долл., при этом 2/3 из них составляли микроинвестиции до 1000 долл. Только 1,8% от общего числа инвестиций приходилось на вложения свыше 1 млн. долл.13

Активизация иностранного капитала сопровождается ростом задолженности част­ного сектора и государственного долга. Она увеличивается, во-первых, ввиду при­влечения странами значительных кредитных ресурсов. Во-вторых, создаваемые за­падными партнерами совместные предприятия, ориентированные главным образом на экспорт, на этапе становления оказываются и основными импортерами запад­ного инвестиционного оборудования. Сказывается и низкая конкурентоспособность экспорта стран Центральной и Восточной Европы по сравнению с западными партнерами в ходе расширившихся внешнеторговых связей. В результате на сегодня совокупная внешняя задолженность этих стран (без бывшего СССР) превысила 120 млрд. долл.14 При этом более половины ее приходится на две наиболее продвинутые по пути реформ страны - Польшу и Венгрию.

Ситуация с задолженностью, однако, несколько улучшилась в 1995-1996 гг. за счет

--------

11 Gabor R.T. Small entrepreneurship in Hungary - ailing or prospering? - Acta Oeconomica, v. 46, 1996, N 3-4, p. 340.
12
Economic Trends in Eastern Europe. Budapest, 19%, p. 158.
13
Дума, София. 1995, 19 септ.
14
Национальная статистика, оценки секретариата Экономической комиссии ООН; Албания - данные Валютного фонда и Мирового банка; Economic Trends in Eastern Europe, p. 155.

16

создания рядом стран значительных валютных резервов, притока ссудного и произво­дительного капитала, пролонгации и редукции долгов ряда стран Парижским и Лон­донским клубами. Это расширило возможности получения дополнительных западных кредитов, что крайне важно, поскольку внешние заимствования в ближайшие годы по-прежнему будут иметь особое значение для обеспечения экономического подъема.

Внешние заимствования и прямые иностранные инвестиции становятся важным фактором оживления инвестиционной активности. После резкого сокращения инвести­ционной активности с 1994 г. в ряде стран наметилось определенное оживление, особенно существенное в Польше, где оно стало локомотивом экономического ожив­ления: уже в 1993 г. затраты на закупку машин и оборудования возросли примерно на 10% при одновременном сокращении затрат на строительно-монтажные работы. С этого времени наблюдается рост инвестиционной деятельности по количеству начатых объектов и их сметной стоимости. Отметим, что фактические размеры капитало­вложений даже больше показываемых официальной статистикой, поскольку часть инвестиционных расходов проводится хозяйственными субъектами по статье "капи­тальный ремонт" и включается в текущие издержки производственной деятельности ввиду более мягкого здесь режима налогообложения.

Продолжает улучшаться структура капиталовложений, усиливается их промышлен­ная ориентация, что особенно важно, поскольку к началу реформ была по сути подорвана производственная база страны: в 1991 г. 30% машин и оборудования было полностью изношено и лишь 15-20% проработало к тому времени менее пяти лет. Структура основных фондов была близка к состоянию на начало 70-х годов.

Польша единственная из стран Центральной и Восточной Европы к 1996 г. не только достигла, но и превзошла уровень капиталовложений 1989 г. (прирост составил 28%). Рост инвестиций наблюдается и в других странах, однако он существенно медленнее.

При этом проблемы в сфере капиталовложений не сводятся лишь к недостаточному объему и несовершенству их структуры, на первое место выдвигаются проблемы технологического уровня основных фондов и нарастающего отставания в этой сфере от Запада. Это может стать тем фактором, который уже в ближайшее время предопределит новое сползание к стагнации.

Выход из кризисного состояния экономики стран Центральной и Восточной Европы во многом связан с поиском ими нового места в международном разделении труда. Осо­бая роль в переструктурировании экономики отводилась широкой либерализации внешней торговли. Предполагалось, что это разрушит местные монополии, усилит конкуренцию, необходимую для перестройки структуры, будет способствовать уста­новлению равновесных цен. Однако потеря традиционных внешних рынков, трудности в снабжении сырьем, резкое сжатие внутреннего спроса, а также отсутствие аутентич­ных рыночных субъектов хозяйствования, в большинстве стран их малый маркетинго­вый и менеджерский опыт, нехватка информации - все это обусловило слабую способ­ность фирм адекватно реагировать на перемены в условиях и адаптироваться к ним.

Повсеместно были предприняты меры по активизации экспортной деятельности. Успехи таких шагов существенно различаются по странам, но в целом итог пока не очень утешительный. Показательно, что за 1991—1994 гг. экспорт стран Европейского Союза (ЕС) в центрально-восточный регион Европы вырос на 87%, в то время как импорт увеличился всего на 45%15. После некоторого выравнивания позиций в 1995 г. в 1996 г. дисбаланс не в пользу стран Центральной и Восточной Европы вновь увеличился.

Это и не случайно, поскольку стимулирующий экономический рост экспорта требу­ет, как показывает опыт, значительных государственных субсидий, восстановления подорванной за первые годы преобразований экспортной базы производства, зависит от конъюнктуры на мировых рынках, а посему неустойчив, разбалансирован на канале связей с наиболее важными партнерами - развитыми странами Запада, что прояв­ляется в росте дефицита торгового баланса стран.

--------

15 Рассчитано на основе данных национальной статистики

17

В 1996 г., как показывают предварительные данные, произошло замедление прежней высокой динамики экспорта наиболее передовых реформаторских стран -Чехии, Польши, Венгрии. С проблемой острой неплатежеспособности столкнулись Болгария, Румыния, объемы экспорта которых сократились в абсолютных размерах, а также Югославия, объемы импорта которой значительно опережают рост экспорта.

Процесс здоровых структурных преобразований, как на макро-, так и на микро­уровне разворачивается крайне медленно. Показатели эффективности производства упали даже в такой "благополучной" стране, как Чехия. Если в конце 80-х годов энергоемкость чешской экономики была примерно на 40% выше, чем в развитых странах Западной Европы в расчете на душу населения и на 150% в расчете на производство единицы ВВП, то к 1995 г. этот разрыв увеличился, что напрямую связано с замедленным процессом технологического обновления оборудования на предприятиях. Увеличила Чехия свой разрыв от Запада и по уровню производи­тельности труда16.

Становится очевидным, что успешные реформы невозможны без проведения продуманной структурной и промышленной политики, осуществления значительных капиталовложений, преодоления многочисленных барьеров на пути завоевания рынков сбыта национальной продукции.

Таким образом, целый ряд важных показателей заставляет быть сдержанными при оценке наметившейся динамики экономического роста в странах Центральной и Восточной Европы. Тем более осторожными должны быть исследователи при исполь­зовании показателей экономического роста в качестве основного критерия результа­тивности проводимых в странах рыночных преобразований. Анализ источников экономического роста свидетельствует о том, что у него пока нет прочной основы, их воздействие на экономику стран противоречиво, что уже в ближайшее время может сказаться на темпах экономического роста.

Анализ хода реформ в странах Центральной и Восточной Европы позволяет сделать ряд выводов, важных для правильной оценки острых дискуссий, развер­нувшихся в России вокруг стратегии трансформации российской экономики. Первая из них - о пользе "шоковой терапии".

Анализ практики реализации стабилизационных программ, предложенных странам Международным валютным фондом (МВФ), показывает, что ни одной из них, не­смотря на все декларации, не удалось последовательно реализовать монетаристские установки на всемерное ограничение денежной и кредитной эмиссии, платежеспо­собного спроса в интересах сведения инфляции и дефицита бюджета к минимуму.

Весьма интересные результаты дает макроэкономический анализ бюджетной политики постсоциалистических государств. Наиболее сильно показатель, отражаю­щий долю расходов госбюджета в ВВП, уменьшился в Румынии и Болгарии, тогда как в Венгрии он почти не изменился. При этом в Румынии уровень государственных расходов опустился ниже 20%, Польше и Болгарии - несколько ниже 30%, Чехии и Словакии - составил около 50%, а в Венгрии - 60% ВВП.

Такое развитие событий объясняется тем, что снижение государственных расходов на субсидии и централизованные капиталовложения в значительной мере компен­сируется быстрым ростом затрат на социальные нужды: выплаты по социальному страхованию, пособия по безработице, пенсии.

Складывается следующая картина: с одной стороны, в таких странах, как Чехия и Словакия, сохраняется довольно высокий уровень государственных расходов и по этому критерию проводимая ими финансовая политика не может рассматриваться как чрезмерно жесткая, с другой стороны, в Болгарии и Польше относительно низкий уровень государственных расходов сочетается с высоким (по меркам развитых рыночных экономик) дефицитом госбюджета, что опять-таки не является показателем слепого следования ортодоксальным рецептам монетаризма.

--------

16 Econom. Praha, N 48, 1995. s. 22.

18

Таким образом, в строгом смысле слова ни одно из восточноевропейских государств не смогло в течение нескольких лет подряд последовательно проводить политику макроэкономической финансовой стабилизации, причем заметные отступления от ее требований наблюдались и по монетарному, включая валютное, и по фискальному направлениям. Издержки политики стабилизации, сводящейся к жесткому ограничению совокупного спроса, столь велики, что выдерживать их в течение длительного времени не в состоянии ни одна постсоциалистическая страна. Именно поэтому экономическая политика во всех этих государствах приобретает "маятниковый" характер, периоды ужесточения кредитно-денежной и финансовой политики, способствующие уменьше­нию инфляции, неизбежно сменяются периодами монетарной и финансовой экспансии, призванной ослабить остроту хозяйственного спада и производной от него социальной напряженности. Наиболее показателен в этом смысле пример Польши, наметившееся оживление в экономике которой дает основание твердым сторонникам либерального курса утверждать, что оно есть следствие применяемой здесь жесткой стабилиза­ционной политики. Признавая, что здесь политика "шоковой терапии" была наиболее комплексной на начальном этапе трансформации и последовательной (что чрезвычайно важно при применении любой концепции или теории), следует отметить следующее'.

Первая попытка польского руководства использовать расширение спроса для при­остановки катастрофического спада промышленного производства была предпринята уже в середине 1990 г., когда была несколько смягчена политика банковского про­цента и ужесточена таможенная политика. Неоднократные модификации политики в 1991-1993 гг. также обусловили довольно заметное расширение народнохозяйст­венного и потребительского спроса, зеркальным отражением которого является потребление. В эти годы потребление росло быстрее, чем валовый национальный продукт: в 1992 г. 5% и 1,5%, в 1993 г. соответственно 4,6 и 3,8%.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.