UA-11904844-8

Богомолов О. Т., Глинкина С. П. Первые уроки экономической транс­формации в странах Центральной и Восточной Европы 90-х годов // Новая и новейшая история. 1997. № 3. С. 6–20.

Академик О.Т. БОГОМОЛОВ, С.П. ГЛИНКИНА

ПЕРВЫЕ УРОКИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ 90-х ГОДОВ

Более шести лет назад в странах Центральной и Восточной Европы в результате "бархатных", практически бескровных, кроме Румынии, революций коммунистические режимы пали. Прежняя общественно-политическая и экономическая система исто­рически исчерпала себя. Она перестала быть фактором развития и оказалась не в состоянии обеспечить экономический рост и устойчивое повышение жизненного уровня большинства населения.

Движущей силой антитоталитарных, демократических революций явилась анти­системная оппозиция, опирающаяся на массовое общественное движение. Наиболее прагматично настроенная часть номенклатуры предпочла обменять власть на соб­ственность, практически "без боя" оставив прежние позиции. Демонтаж системы "партийного государства" протекал в форме мягкой агонии реального социализма.

Выбор был сделан в пользу политической демократии, правового государства, смешанной экономики с сильным частным сектором, соблюдения прав человека. За истекшие годы приобретен бесценный исторический опыт преобразований - преоб­разований трудных, болезненных, порой трагических, о чем свидетельствуют события в бывшей Югославии, Албании, Болгарии.

Процесс трансформации в странах Центральной и Восточной Европы далек от своего завершения, однако уже сегодня позволительно сделать ряд выводов и обобщений, которые могут быть небезынтересными российской общественности и полезными российским реформаторам.

 


СТАРТОВЫЕ УСЛОВИЯ ТРАНСФОРМАЦИИ

Страны Центральной и Восточной Европы приступили к системной трансформации экономики и политической системы, имея разные стартовые условия, что в значи­тельной степени определило достигнутые ими на сегодняшний день результаты. Среди важных различий "на старте" - накопленный опыт практического реформирования плановой экономики. Так, в Венгрии к концу 80-х годов были достигнуты ощутимые результаты в либерализации экономической жизни (цен, доходов, внешней торговли, материально-технического обеспечения), создана двухуровневая банковская система, принято законодательство, позволившее начать разгосударствление собственности, вступил в силу закон о банкротстве, по существу, начал складываться рынок товаров, рабочей силы и капиталов. За годы экономических реформ рыночный образ мышления удалось внедрить в широкие слои общества, сформировался мощный слой менеджеров, способных успешно функционировать в новых экономических условиях. Имевшийся у страны "рыночный задел" был после 1989 г. оценен Западом: в Венгрию было на­правлено около половины всех осуществленных в Центральной и Восточной Европе капиталовложений.

6

В Польше, ассоциирующейся в российском общественном сознании с шоковыми методами преобразований, к началу трансформации - с середины 1989 г. - по госценам реализовывалось уже менее 30% наименований потребительских товаров и услуг, в том числе 42% ассортимента продовольственных товаров. Доля договорных цен в торговле средствами производства составляла 86%, а сырьем и материалами - 89%. К концу 1989 г. свободными стали более 90% цен.

Следует признать, что для стран Центральной и Восточной Европы коллапс со­циализма был достаточно неожиданным. И это доказывается, среди прочего, и анали­зом дискуссий, которые велись накануне революционных преобразований даже в таких наиболее либеральных, с точки зрения возможностей широкого обсуждения идей, странах, как Польша, Венгрия, Югославия. Дискуссии, главным образом, вращались в русле социал-демократических идей, велись вокруг теории "рыночного социализма", базировавшейся на противопоставлении - и попытке оптимального совмещения -централизации и децентрализации, этатизма и деэтатизма, плана и рынка, на сохра­нении преобладающей государственной собственности, которая в рамках данной кон­цепции не считается препятствием для повышения эффективности общественного производства. Речь шла о разработке, совершенствовании концепции, практическая реализация которой, по словам "отца венгерской экономической реформы" Р. Ньерша, последний раз в истории имела шанс быть реализованной в 1968 г. "Я думаю, - сказал он в одном из интервью, данных в связи с 25-й годовщиной венгерской экономической реформы, - что к историческом смысле 1968 г. был последней возможностью для стран восточноевропейского региона, прежде всего, для Венгрии, Чехословакии и Югосла­вии, прорыва государственного социализма в рыночный социализм"1.

Надежды на социал-демократический вариант развития не оправдались, однако, ни в одной из восточноевропейских стран. Маятник истории резко качнулся вправо. Кон­цепция демократического социализма была отброшена. Характерно в этом отношении полное горечи высказывание венгерского реформатора Имре Пожгаи в письме II съез­ду Венгерской Социалистической партии (1990 г.), в котором он объявляет о своем намерении выйти из ее рядов: "Одним из самых крупных достижений того револю­ционного 1989 г. был слом государственной партии и вслед за этим партийного госу­дарства. Вторым таким достижением должно было бы стать создание социалисти­ческой партии, европейской по стилю, но все же соответствующей нам, венграм. Этого, однако, не произошло и не могло произойти, так как из-под обломков прежней системы мы вышли с тяжелыми потрясениями. А когда мы вышли на поверхность, изменилось положение всей Восточной Европы"2. О чем идет речь?

В течение долгих лет сохранение социалистического содружества как фактора в глобальном соперничестве с Западом являлось приоритетной задачей советской внеш­ней политики. На такую позицию советского руководства оказывали влияние невоз­можность допустить изменения сложившегося после второй мировой войны статус-кво, реалии противостояния двух военно-политических блоков, идеологическая борьба. Ре­шение этой задачи достигалось всеми доступными средствами, включая военные, причем не только Советским Союзом, но и Соединенными Штатами Америки.

Волне бархатных революций в странах Центральной и Восточной Европы пред­шествовало резкое изменение курса советского политического руководства в отноше­нии к социалистическим странам. Прежняя патерналистская система отношений начала демонтироваться в надежде на возникновение нового типа сотрудничества, основан­ного на подлинном партнерстве, учете взаимных интересов, праве выбора собствен­ного пути. Можно согласиться с В.Л. Мусатовым, который пишет, что "волна демо­кратических антитоталитарных революций 1989 г. была логическим следствием изме­нения внешнеполитического курса СССР, тем более что здание социализма было серьезно подорвано кризисами и конфликтами 50-80-х годов"3.

--------

1 Nepszabadsag, 2.1.I993.
2
Nepszabadsag, 10.XI.1990.
3
Мусатов В. Предвестники бури. Политические кризисы в Восточной Европе (1956-1981). М   1996. с. 8.

7

В ряде стран на государственном уровне все еще разрабатывается и контролируется распределение продукции, полу­ченной по импорту за счет валютных резервов, внешних кредитов, международной помощи. Через госзаказы на продукцию и услуги формируются государственные резервы, обеспечиваются нужды обороны, образования, здравоохранения, выполнение государственных международных обязательств.

Более взвешенным оказался подход б большинстве стран к переходу от центра­лизованного к рыночному ценообразованию. Во-вторых, отнюдь не везде освобож­дение цен явилось продуктом исключительно периода системной трансформации, исходная точка которого традиционно датируется началом 90-х годов. Не только в Венгрии, где процесс освобождения цен растянулся на два десятилетия, но даже в таких подвергшихся "шоку" странах, как Польша, он был значительно более длительным и продуманным, чем в России.

В бывшей ЧСФР либерализация была проведена поэтапно и - что важно - при насыщенном товарном рынке. Закон о ценах определил способы регулирования и категории цен; одновременно правительство разработало перечень товаров и услуг с указанием способа ценообразования в каждом конкретном случае. Под давлением обстоятельств в ряде случаев предпринимались некоторые меры по восстановлению в той или иной форме прежде либерализованных цен. Так, в 1993 г. в Чехии была отменена либерализация цен на коммунальные и транспортные услуги в связи с введением новых налогов, в частности на добавленную стоимость. В настоящее время сохраняется централизованное регулирование наиболее уязвимых в социальном отношении цен: тарифы на коммунальные услуги, транспорт, связь, здравоохране­ние.

В Польше после предельно широкого освобождения цен в 1989 г. постепенно началось частичное восстановление государственного, в том числе и администра­тивного, хотя и видоизмененного, их регулирования. Административные ограничения вновь были распространены на цены товаров и услуг, доля которых в оптовой торговле составляет около 12% и в розничной - около 15%. Причем государственное регулирование цен осуществляется таким образом, чтобы цены на ряд социально значимых товаров повышались не скачкообразно, а постепенно: их рост до сих пор составляет 0,8 индекса розничных цен в предыдущем квартале.

Существенно отличалась от российской и политика дерегулирования доходов во всех восточноевропейских странах. Здесь государства, опасаясь развертывания спира­ли "цены - доходы - издержки - цены", подходили к ее реализации крайне осторожно. Низкая по сравнению с ценами подвижность заработной платы повсеместно рассматривалась как важный механизм борьбы с инфляцией.

Так, в Чехо-Словакии с самого начала радикальной экономической реформы (с 1 января 1991 г.) правительство взяло под жесткий контроль динамику заработной платы. Ежегодным Генеральным трехсторонним соглашением (правительство, работо­датели, профсоюзы) устанавливался так называемый ориентировочный прирост номинальной заработной платы, который рассчитывался ежеквартально, что позволи­ло гибко реагировать на соотношение темпов роста цен и заработной платы. Каждый работодатель, принимая решение о формировании фонда оплаты труда, обязан был "вписаться" в рамки государственного регулирования заработной платы, превышение установленного норматива прироста заработной платы облагалось налогом по прог­рессивной шкале.

После достижения в 1993 г. экономической стабилизации в Чешской Республике произошла дальнейшая либерализация заработной платы, однако государственное регулирование сохранилось. Правительство ввело механизм регулирования заработной платы, основанный на повышении страховых тарифов, отчислений на социальное обеспечение и в фонд занятости. Если рост средней заработной платы за квартал более чем на 5% превышал рост розничных цен, величина страховых взносов по­вышалась - на социальное обеспечение с 27 до 30%, в фонд занятости - с 3 до 6%.

9

Некоторые чешские специалисты считают, что санкции за сверхнормативный прирост заработной платы стали тем самым более жесткими. Правительство оставляет за собой право в случае неэффективности этой меры принимать и другие, корректи­рующие динамику номинальной заработной платы.

Как и во внутриэкономических процессах, либерализация во внешнеэкономической сфере не развивалась равномерно по всем направлениям. Хотя старая, основанная на внешнеторговой монополии система была ликвидирована во всех рассматриваемых странах очень быстро, отдельные административные методы регулирования потоков товаров и услуг между странами (лицензии, квоты, прямые запреты) в той или иной степени сохраняются до настоящего времени. Создание открытой экономики здесь сочетается с разумным протекционизмом и строгим контролем за разворачивающимися процессами и действиями субъектов хозяйствования, что позволяет избежать многих известных российской практике негативных явлений и процессов.

Страны провели либерализацию цен и приступили к поэтапной и взвешенной отмене валютных ограничений. Анализ показывает, что те из них, что применили режимы централизованно регулируемого валютного курса, будь то жесткая фиксация, как в Чехии, или "ползучая привязка", как в Венгрии, Польше, смогли сдержать раскру­чивание инфляционной спирали, обеспечили большую устойчивость сделок и стабиль­ность партнерских связей.

Подтвердив стремление достичь обратимости национальных валют, страны подо­шли к реализации этой цели чрезвычайно осмотрительно. Так, с самого начала реформ подавляющее большинство из них ввело правило обязательной продажи субъектами хозяйствования государству 100% валютной выручки, полученной за экспорт товаров и услуг, с зачислением на их счета эквивалента в национальной валюте. Только по мере укрепления валютного положения в Венгрии, Чехии и Словакии предприятия получили право открывать валютные счета в национальных коммерческих банках, в Польше такого права они не имеют до настоящего времени. Такой подход к отмене валютных ограничений сыграл среди прочего важную роль в недопущении в боль­шинстве стран Центральной и Восточной Европы "валютизации" платежного оборота.

Еще более осторожна политика стран Центральной и Восточной Европы в сфере отмены ограничений по экспорту капитала. По существу, в каждой из них сохраняется весьма жесткое регулирование операций по покупке недвижимости за границей, а также портфельных инвестиций. В ряде стран наблюдается определенная либера­лизация в сфере прямых инвестиций за границу, однако прибыль от них должна быть обязательно репатриирована в отечественные коммерческие банки.

Важнейшим инструментом государственного регулирования внешнеэкономической деятельности являются таможенные правила. Анализ существующих в рассматри­ваемых странах таможенных режимов свидетельствует о том, что их внешнеэконо­мическая политика эволюционирует в сторону усиления протекционизма, защиты внутреннего рынка (в пределах, установленных для них подписанными в последние годы международными договорами и соглашениями). Для всех стран характерна антиимпортная направленность таможенного режима с целью защиты производителей от иностранных конкурентов. Имеют место и экспортные ограничения, как правило, временные, исключающие вымывание товаров с отечественного рынка. Дополнением к тарифным ограничениям в этих странах служит применение системы разрешений. Так, в Венгрии лицензируется 7-8% импорта и до 30% экспорта5.

Среди мер защиты отечественного производителя и потребителя, активно исполь­зуемых странами, установление при осуществлении импорта нормативов качества и условий обязательного наличия сервиса.

--------

5 Уроки реформ в странах Центральной и Восточной Европы (под ред. О.Т. Богомолова). М, ИМЭПИ РАН, 1996.

10

Страны Центральной и Восточной Европы на практике поняли, что чрезмерная либерализация импорта оборачивается жесткой конкуренцией, непосильной для национального производителя. В Венгрии ее на себе испытало 45 из 50 отраслей, 80% продукции. Аналогичные проблемы возникли и в Польше. Не случайно именно в этих странах развернулась дискуссия о необходимости ограничения иностранного присутст­вия в экономике. Усилилось давление производителей, отраслевое лоббирование с целью ужесточения правил импортного режима и привлечения иностранного капитала. Своевременные меры - повышение тарифов на импорт в Венгрии, разработка селек­тивной таможенной системы в Польше - позволяют уберечь внутренний рынок от разрушения, а национального производителя - от полного уничтожения.

Куда более сложным делом, чем либерализация экономической жизни, оказалось формирование институциональной инфраструктуры рыночной экономики. Сегодня уже очевидным для стран Центральной и Восточной Европы (но не для многих предста­вителей российской экономической и политической элиты) становится вывод о том, что "правовые институты скопировать легко, но превращение их в эффективно работаю­щие требует длительного процесса восприятия чужого опыта и поведенческой адап­тации. Подходы менеджеров и предпринимателей к проблемам координации в де­централизованной рыночной экономике зависят прежде всего от институциональной среды, в которой они действуют"6.

Формирование институционально-правовой системы, отвечающей условиям рыноч­ной экономики, - весьма сложный процесс, требующий значительных капиталовло­жений, на пути которого стоит общая незрелость рыночного механизма в иостсо-циалистических странах. В свою очередь специфика складывающихся институтов рынка накладывает отпечаток на характер функционирования их экономик.

Все еще в стадии становления, но критериям современной рыночной экономики, на­ходится банковский сектор. По оценкам западных экспертов, страны Центральной и Восточной Европы по уровню развития банковского сектора Европы (по объемам капитала и качеству его функционирования) располагаются примерно в следующей по­следовательности: Венгрия, Чехия, Польша, Словакия, Румыния, Болгария. Из стран бывшей СФРЮ особо выделяются Словения и в меньшей мере Хорватия. Банковское дело в СРЮ (Сербии и Черногории) и Македонии в значительной степени все еще со­храняет черты, унаследованные от прежней самоуправленческой системы хозяйствова­ния7. В наиболее развитых странах региона усиливается присутствие западного банковского капитала и развертывается конкуренция на рынках банковского про­дукта.

За истекшие годы реформирования в Венгрии, Чехии, Польше сложились такие институты рынков, как фондовые биржи и учреждения, обслуживающие внебиржевой оборот ценных бумаг. Постепенно расширяется количество участников таких оборо­тов, особенно там, где наиболее успешно продвигается приватизация государственной собственности и привлечение иностранного производственного капитала. Однако рынок денег и капитала остается все еще очень слабым. До 80% их оборота относится к внебиржевой торговле. Примерно такая же доля биржевого оборота приходится на государственные ценные бумаги, преимущественно кратко- и среднесрочные.

Опыт показывает, что чем менее разнообразны и масштабны финансовые рынки, тем менее совершенен автоматический механизм приведения в равновесие рынка денежного, что является одной из причин того, что меры финансовой стабилизации не приводят к достижению желанной и необходимой для динамизации экономики прочной экономической сбалансированности. Действующий в странах финансово-кредитный ме­ханизм оказывается годным лишь для грубой регулировки как монетарной сферы, так и размещения ресурсов.

--------

6 Раймент П. Трудный путь к рыночной экономике: реальности и иллюзии. - Мировая экономика и международные отношения, 1996, № 5, с. 68.
7
Кулигин П.И. Реформа банковской системы в странах ЦВЕ. М., ИМЭПИ РАН, 1996.

11

Со значительными трудностями столкнулись страны Центральной и Восточной Европы в решении задачи формирования адекватных рынку субъектов хозяйствования на основе приватизации государственных предприятий. Первоначальные надежды на возможность преобразования отношений собственности в результате "кавалерийской атаки" не оправдались. Попытки приватизации "любой ценой" вылились в развитие стихийных неконтролируемых форм разгосударствления собственности, практически в ее разбазаривание. К чести этих стран, этот процесс был вовремя осознан и в боль­шинстве из них остановлен. В Польше, например, путем судебных процессов, рассмот­ревших вопросы правомерности заключенных ранее сделок.

В результате приватизационный процесс в болыпистве рассматриваемых стран в по­следующие годы разворачивался медленнее, чем в России, шел в основном по офи­циальным контролируемым каналам, носил более продуманный рациональный ха­рактер.

Малая приватизация в этих странах осуществлялась при большем учете интересов потребителей, чем в России. Так, в Чехии и Словакии для предотвращения переориен­тации деятельности купленного объекта на более прибыльную, но менее общественно значимую в Закон о малой приватизации был включен специальный раздел об обязанностях нового владельца. В нем предусматривалось, что лицо, ставшее собст­венником приватизационного объекта, может в течение двух лет продать его только отечественному гражданину. Если на аукционе покупался продовольственный магазин, то его работа должна была возобновиться не позднее, чем через семь дней со дня покупки, а специализация сохранялась минимум на два года. В случае нарушения данного пункта закона на нового собственника налагались высокие штрафы.

Малая приватизация в странах Центральной и Восточной Европы в основном завершена. Небольшие предприятия торговли, общественного питания и сферы услуг в большинстве своем распроданы за "живые" деньги.

По целому ряду причин: отсутствие необходимых денежных ресурсов у населения, слабый приток иностранного капитала, нежелание правительств в таких условиях превращать приватизацию в акт чисто формальной смены юридического лица, низкая доходность приватизируемых предприятий - процесс большой приватизации разворачи­вался медленнее, чем планировалось первоначально. Невозможно привести точные данные о числе приватизированных предприятий, поскольку везде, за исключением Венгрии, к ним статистика относит даже предприятия, ставшие акционерными об­ществами со стопроцентным или преобладающим участием государства. Ввиду этого официально публикуемые данные относительно доли частного сектора - от 40 до 60% ВНП - следует считать чрезмерно завышенными.

На начальном этапе приватизации в Центральной и Восточной Европе господ­ствовала иллюзия, согласно которой иностранный капитал станет локомотивом прива­тизационного процесса. Надежды не оправдались. Исключением стала лишь Венгрия, где сегодня каждое четвертое предприятие в промышленности является совместным. В 1990-1992 гг. иностранные участники, получив разнообразные финансовые льготы, приобрели в Венгрии государственное имущество на сумму 1,3 млрд. долл., обеспечив 70-80% поступлений в госбюджет от приватизации. Для таких отраслей венгерской промышленности, как наукоемкие отрасли машиностроения и фармацевтика, привле­чение иностранного капитала, по мнению венгерских аналитиков, оказалось единст­венным путем спасения в сложившихся условиях.

Принципиальное значение для будущего венгерской промышленности имеют транс­национальные корпорации, 35 из которых постоянно присутствуют на венгерском рынке и с помощью которых началась динамичная смена структуры венгерского производства, создан ряд принципиально новых отраслей.

Признавая в целом позитивную роль иностранного капитала в формировании современной отраслевой структуры экономики стран Центральной и Восточной Европы, следует иметь в виду и ее теневую сторону. Так, с очевидностью прояв­ляется стремление западных инвесторов к монополизации целых отраслей и произ­водств; нередки случаи, когда участие в приватизации иностранных фирм имеет единственную цель - ликвидацию сильного конкурента.

12

В Венгрии под контроль иностранного капитала, причем на льготных условиях, попали такие отрасли промыш­ленности, как цементная, бумажная, полиграфическая, сахарная, табачная, маслобойно-жировая, ликеро-водочная, а также строительство автомобильных дорог, сеть стан­ций по заправке баллонов пропан-бутаном, производство электроламп и трубок дневного света, бытовых холодильников, серной кислоты. На место бывшей государ­ственной монополии исподволь пришли монополии иностранного капитала.

Объективная невозможность проведения приватизации на исключительно платной основе ввиду отсутствия необходимых средств у населения и вялой активности иностранных инвесторов предопределила необходимость раздачи значительной части государственной собственности гражданам стран Центральной и Восточной Европы бесплатно. Однако сделано это было принципиально иначе, чем в России. Ваучерная приватизация в Чехии, Румынии, а с конца 1995 г. в Польше и Болгарии с точки зрения населения имеет огромные преимущества перед российским аналогом. Так, повсеместно приватизационные ваучеры (купоны) являются именными, что значи­тельно снижает возможности проведения финансовых махинаций с ними. Как правило, они делимы. Значительно более понятной, обозримой для участников является техника обмена ваучеров (купонов) на акции предприятий. Государство держит под строгим контролем процесс функционирования инвестиционных приватизационных фондов, по­всеместно играющих большую роль в реализации государственной собственности. Так, в Чехии фонды обязаны распределять риск от намечаемых капитальных вложений в акциях по крайней мере 10 акционерных обществ; долевое участие одного фонда в одном приватизируемом акционерном обществе ограничено максимумом 20%.

Как показывает практика, внешне привлекательный метод массовой приватизации, эффективно решающий проблему "запуска" приватизации, не обеспечивает привлече­ния в производство реальных инвестиций, необходимых для реализации насущных за­дач структурной перестройки, и более того, может стать источником новых финансо­вых проблем. Низкая ликвидность большинства приватизированных этим способом компаний создает реальную возможность банкротства многих инвестиционных фондов. Для погашения своих обязательств перед акционерами фонды вынуждены выставлять часть акций из своих портфелей на фондовые рынки, которые далеко не во всех странах готовы к нормальному масштабному обороту ценных бумаг. Это может вызвать резкое падение стоимости акций. Опыт Чехии свидетельствует, что волна банкротства предприятий начинается примерно через год после ваучерной привати­зации, а еще через год следует ожидать банкротства части инвестиционных фондов. Многие банкротства оказываются чисто спекулятивными, позволяющими дешево ску­пить значительные массивы имущества и ценных бумаг.

Принципы, на которых строится приватизация, методы ее осуществления оказы­вают влияние на степень ее эффективности, определяя прежде всего масштабы привлечения на приватизированные предприятия дополнительных источников финанси­рования, а также формы организации и управления предприятием. Как следует из анализа, проведенного консалтинговой фирмой "Прайс Уотерхаус", опросившей 100 руководителей предприятий и учредителей фирм в Восточных землях Германии, существуют значительные различия в эффективности работы предприятий, приватизи­рованных разными способами. В наилучшем положении оказались предприятия, в отно­шении которых западный инвестор с самого начала четко увязывал ясные стратеги­ческие направления со своей активностью в приватизационном процессе. Прочие предприятия оказались в значительно более сложном положении. Причину этого исследователи видят прежде всего в недостатке у новых собственников контактов и знаний рыночной экономики8. Различный экономический эффект от приватизации в зависимости от ее способа отмечают и польские авторы, подчеркивая, что предпри­ятия, приватизированные методом ликвидации, оказались значительно более жизнеспо­собными, чем приватизированные через акционирование.

--------

8 Frankfurter allgemeine Zeitung, 25.V.1994.

13

Первые результаты приватизации в странах Центральной и Восточной Европы заставляют по-новому посмотреть на давнюю дискуссию относительно того, какие факторы являются важнейшими для достижения субъектами хозяйствования наи­высшей эффективности. Анализ ситуации свидетельствует, что положение субъектов хозяйствования сегодня, независимо от форм собственности, на которой они бази­руются, в значительной степени зависит от факторов, находящихся вне сферы их влияния. По оценкам венгерских экономистов, это (в убывающем значении) - общий экономический кризис, высокий уровень налогообложения, неплатежи, банкротство отечественных партнеров, внутренняя конкуренция, низкие цены на конечную продук­цию, конкуренция со стороны иностранных фирм, потеря рынков вследствие неопреде­ленности будущего фирмы, отсутствие государственных субсидий, дефицитность и высокая цена кредитов9. В Болгарии, Румынии, Польше, в последнее время Венгрии -среди факторов, определяющих эффективность деятельности предприятия, отмечают барьеры потребительского спроса.

Реальная хозяйственная практика приватизированных предприятий показывает, что сама по себе приватизация, даже в случае наиболее успешного выбора собственников и юридической процедуры, может служить лишь предпосылкой улучшения самого производства и должна согласовываться с целями всей рыночной реформы структурной перестройки.

 


Страны, добившиеся наибольших успехов, в целом ряде вопросов действовали значительно более осмотрительно, чем российские реформаторы, а именно: соблюда­ли большую постепенность при либерализации цен, сохраняли жесткий контроль за доходами. Не боясь сохранять там, где нужно, государственный контроль, не принося в жертву абстрактным теоретическим постулатам здравый смысл, они за­щищали национального производителя, шли на пересмотр в ряде случаев итогов стихийной приватизации. Государство взяло на себя решающую роль в спасении экономики, расширяя и гибко применяя как старые, так и новые рыночные рычаги управления: деньги, кредиты, проценты и др. Именно это позволило сохранить управляемость экономическими процессами, избежать широкомасштабной криминализации экономики и власти (как это произошло в России) и заметно смягчить социальные последствия реформ.

Валовый внутренний продукт (ВВП). Темпы прироста в % к предыдущему году 10

Государство

1991

1992

1993

1994

1995

1996**

Россия

-5,0*

- 14,5*

-8,7*

- 13.0*

-4,0

-3,0

Украина

- 12,0

- 17,0

- 14,2

-22,0

- 12,0

-7.0

Венгрия

- 1 1,9

-3,0

-8.0

2,9

1.5

1.5

Болгария

-8.4

-7,3

-2,3

1,4

2.5

-4,0

Румыния

- 12,9

-8,8

1,5

3,5

6.9

4,5

Польша

-7,0

2,6

3,8

5,2

7,0

5,0

Словакия

- 16.4

-6,7

-3,7

3,7

7,4

5,5

Словения

-3,1

-3,4

1,3

5.0

3,5

3,0

Хорватия

-20,9

-9,7

-3.7

0,8

2,0

5.0

Македония

 

 

 

 

- 1,5

3,0

Албания

 

 

 

 

8.6

5,0

Чехия

- 14,2

-7,1

0,5

2,5

4.8

5,1

* Приведенные данные - результат корректировки Госкомстатом РФ и Всемирным банком ранее опубликованных официальных данных (соответственно: - 12,8: - 19.0; - 12,0: - 15,0. Финансовые известия, 29.1Х.1995).
** Прогнозные данные, сделанные по итогам первого полугодия.

--------

9 Szanyi M. Mi is tortenet? A magyarorszagi atmenet kerdesei a vallati menedzment szemszogebol. - Kozgazdasagi szemle, 1993, N 2, 182.old.

10 Составлено на основе данных национальных статистик.

14

В результате трех-четырех лет реформ страны начали выходить из "пике" эконо­мического кризиса и переходить к стадии хрупкого экономического роста.

Как видно из данных таблицы, экономический рост в центральноевропейских странах продолжается уже три - четыре года, в Польше - пятый год. Степень его интенсивности по странам различна. 1996 г. ознаменовался повсеместным замедлением темпов роста, что объясняется как конъюнктурными внешними, так и внутренними структурными проблемами, чрезмерным сужением в ряде стран за годы реформи­рования внутреннего потребительского рынка.

На первом месте по динамике роста ВВП второй год среди стран Центральной и Восточной Европе находится Словакия, достаточно высокие темпы роста продолжали демонстрировать Польша, Чехия, хотя в силу замедления динамики экспорта наблюдается их снижение. По той же причине, а также вследствие неурожая 1996 г. замедлились темпы роста в Румынии. Все еще не удается обеспечить общий рост экономики в Венгрии. Болгария в 1996-1997 г. вновь борется с острым финансовым кризисом и спадом экономики. Экономика Хорватии после прекращения военных действий на Балканах демонстрирует первые признаки оживления.

Налицо признаки экономического роста. Однако следует быть крайне осторожными при оценке успехов экономических реформ на основе показателей экономического роста, тем более, что анализ источников этого роста свидетельствует об их крайней неустойчивости и ненадежности.

При схожем наборе факторов динамизации экономического роста наблюдаются су­щественные различия по странам. Среди общих источников динамизации оздоровление в той или иной мере финансовой ситуации не только на макро-, но и на микроуровне, создание предпосылок для увеличения инвестиционного, а в ряде стран и потреби­тельского спроса, увеличение внешних заимствований, а также более активное, чем на первоначальном этапе реформ, воздействие государства на структурную политику и инвестиционную деятельность. Остановимся подробнее лишь на ряде факторов, с действием которых в России связывают перспективы выхода из глубокого эко­номического кризиса.

Одно из широко распространенных в России мнений, опровергаемое опытом стран Центральной и Восточной Европы, гласит, что якобы существует жесткая зави­симость между экономическим ростом и уровнем инфляции. На необходимости по­давления инфляции любой ценой строилась политика российского правительства в последние годы. Многие известные экономисты-монетаристы не перестают утверж­дать, что экономический рост требует снижения уровня инфляции до максимум 50% в год.

Такой уровень инфляции наблюдался в 1994-1995 гг. в Словении, Югославии, Венг­рии, Эстонии, Чехии, Словакии, Латвии. Все эти страны обеспечивали также п эконо­мический рост. Однако страны с более высоким уровнем инфляции (в 1994 г.) - Литва (70%), Болгария (96,2%) и Хорватия (98%) также находились тогда на траектории рос­та. Анализ показывает, что, во-первых, далеко не всегда снижение уровня инфляции до указанного предела и экономический рост совпадали по времени (например, в Чехии приемлемый уровень инфляции в течение трех лет не приводил к росту ВНП, про­мышленного и сельскохозяйственного производства). Во-вторых, в ряде стран, напри­мер в Болгарии, Румынии, Польше, приостановка падения основных экономических показателей напрямую связана с инфляционными факторами.

Неоднозначное влияние на оживление экономического роста оказывает развиваю­щийся частный сектор. Мобилизация на первом этапе возможностей мелкого частного производства, как показывает опыт стран, не сопровождается созданием ни горизон­тальных, ни вертикальных кооперационных связей, что нередко делает мелкий бизнес скорее тормозом, чем двигателем экономических преобразований. Доля самозанятых существенно превысила аналогичные показатели не только развитых стран, но и стран

15

Латинской Америки и Азии, максимально приблизившись к уровню африканского региона11.

Уже в 1994 г. наметилось исчерпание возможностей экстенсивного развития частного сектора, не требующего значительных капиталовложений. Ограничились возможности сравнительно легко начинать дело, перемещать при необходимости бизнес из одной сферы в другую, быстро находить и использовать свободные рыночные ниши, сузились каналы присвоения и перекачки собственности и ресурсов из государственного сектора в частный (неформальная приватизация).

В ряде стран происходит размывание форм собственности. В результате стандар­тная классификация форм собственности оказывается неадекватной реалиям. Нередко картина прав собственности оказывается не менее, а даже более запутанной, чем во времена плановой экономики. Широкое развитие получает перекрестная собствен­ность.

Большую роль в стабилизации экономики и динамизации роста в рассматриваемых странах сыграло использование внешних кредитов и привлечение прямых иностранных инвестиций. Наиболее активно ведет себя иностранный капитал в Венгрии, где многолетние реформы обеспечили создание многих необходимых институтов рыночной экономики, облегчающих его приход в страну. Из общего объема капиталовложений, осуществленных предприятиями в 1992 г., на совместные и иностранные фирмы в Венгрии приходилось 32%, в 1993 г. - 43%, в 1994-1995 гг. - уже около половины. Инвестиционные расходы на один объект на этих предприятиях в пять раз выше, чем на фирмах, находящихся в исключительно венгерской собственности. Смешанные предприятия вкладывали капитал в первую очередь в развитие отраслей обрабаты­вающей промышленности, почту и телефон. В последние годы постоянно нарас­тает объем прямых иностранных инвестиций в страну, достигнув к ноябрю 1996 г. 15 млрд. долл.12

Иная ситуация складывается в Болгарии и Румынии, где объемы иностранных инвестиций незначительны. При этом проблема не только в небольшом объеме инвестиций, но и в их неудовлетворительной отраслевой, региональной и финансовой структуре. Так, в Болгарии иностранные инвестиции направлялись главным образом в отрасли, обеспечивающие высокую прибыль за счет мелких и краткосрочных капита­ловложений, в которых страна нуждалась в меньшей степени. В конце 1994 г. свыше 4/5 от общего количества иностранных инвестиций приходилось на капиталовложения размером до 10 тыс. долл., при этом 2/3 из них составляли микроинвестиции до 1000 долл. Только 1,8% от общего числа инвестиций приходилось на вложения свыше 1 млн. долл.13

Активизация иностранного капитала сопровождается ростом задолженности част­ного сектора и государственного долга. Она увеличивается, во-первых, ввиду при­влечения странами значительных кредитных ресурсов. Во-вторых, создаваемые за­падными партнерами совместные предприятия, ориентированные главным образом на экспорт, на этапе становления оказываются и основными импортерами запад­ного инвестиционного оборудования. Сказывается и низкая конкурентоспособность экспорта стран Центральной и Восточной Европы по сравнению с западными партнерами в ходе расширившихся внешнеторговых связей. В результате на сегодня совокупная внешняя задолженность этих стран (без бывшего СССР) превысила 120 млрд. долл.14 При этом более половины ее приходится на две наиболее продвинутые по пути реформ страны - Польшу и Венгрию.

Ситуация с задолженностью, однако, несколько улучшилась в 1995-1996 гг. за счет

--------

11 Gabor R.T. Small entrepreneurship in Hungary - ailing or prospering? - Acta Oeconomica, v. 46, 1996, N 3-4, p. 340.
12
Economic Trends in Eastern Europe. Budapest, 19%, p. 158.
13
Дума, София. 1995, 19 септ.
14
Национальная статистика, оценки секретариата Экономической комиссии ООН; Албания - данные Валютного фонда и Мирового банка; Economic Trends in Eastern Europe, p. 155.

16

создания рядом стран значительных валютных резервов, притока ссудного и произво­дительного капитала, пролонгации и редукции долгов ряда стран Парижским и Лон­донским клубами. Это расширило возможности получения дополнительных западных кредитов, что крайне важно, поскольку внешние заимствования в ближайшие годы по-прежнему будут иметь особое значение для обеспечения экономического подъема.

Внешние заимствования и прямые иностранные инвестиции становятся важным фактором оживления инвестиционной активности. После резкого сокращения инвести­ционной активности с 1994 г. в ряде стран наметилось определенное оживление, особенно существенное в Польше, где оно стало локомотивом экономического ожив­ления: уже в 1993 г. затраты на закупку машин и оборудования возросли примерно на 10% при одновременном сокращении затрат на строительно-монтажные работы. С этого времени наблюдается рост инвестиционной деятельности по количеству начатых объектов и их сметной стоимости. Отметим, что фактические размеры капитало­вложений даже больше показываемых официальной статистикой, поскольку часть инвестиционных расходов проводится хозяйственными субъектами по статье "капи­тальный ремонт" и включается в текущие издержки производственной деятельности ввиду более мягкого здесь режима налогообложения.

Продолжает улучшаться структура капиталовложений, усиливается их промышлен­ная ориентация, что особенно важно, поскольку к началу реформ была по сути подорвана производственная база страны: в 1991 г. 30% машин и оборудования было полностью изношено и лишь 15-20% проработало к тому времени менее пяти лет. Структура основных фондов была близка к состоянию на начало 70-х годов.

Польша единственная из стран Центральной и Восточной Европы к 1996 г. не только достигла, но и превзошла уровень капиталовложений 1989 г. (прирост составил 28%). Рост инвестиций наблюдается и в других странах, однако он существенно медленнее.

При этом проблемы в сфере капиталовложений не сводятся лишь к недостаточному объему и несовершенству их структуры, на первое место выдвигаются проблемы технологического уровня основных фондов и нарастающего отставания в этой сфере от Запада. Это может стать тем фактором, который уже в ближайшее время предопределит новое сползание к стагнации.

Выход из кризисного состояния экономики стран Центральной и Восточной Европы во многом связан с поиском ими нового места в международном разделении труда. Осо­бая роль в переструктурировании экономики отводилась широкой либерализации внешней торговли. Предполагалось, что это разрушит местные монополии, усилит конкуренцию, необходимую для перестройки структуры, будет способствовать уста­новлению равновесных цен. Однако потеря традиционных внешних рынков, трудности в снабжении сырьем, резкое сжатие внутреннего спроса, а также отсутствие аутентич­ных рыночных субъектов хозяйствования, в большинстве стран их малый маркетинго­вый и менеджерский опыт, нехватка информации - все это обусловило слабую способ­ность фирм адекватно реагировать на перемены в условиях и адаптироваться к ним.

Повсеместно были предприняты меры по активизации экспортной деятельности. Успехи таких шагов существенно различаются по странам, но в целом итог пока не очень утешительный. Показательно, что за 1991—1994 гг. экспорт стран Европейского Союза (ЕС) в центрально-восточный регион Европы вырос на 87%, в то время как импорт увеличился всего на 45%15. После некоторого выравнивания позиций в 1995 г. в 1996 г. дисбаланс не в пользу стран Центральной и Восточной Европы вновь увеличился.

Это и не случайно, поскольку стимулирующий экономический рост экспорта требу­ет, как показывает опыт, значительных государственных субсидий, восстановления подорванной за первые годы преобразований экспортной базы производства, зависит от конъюнктуры на мировых рынках, а посему неустойчив, разбалансирован на канале связей с наиболее важными партнерами - развитыми странами Запада, что прояв­ляется в росте дефицита торгового баланса стран.

--------

15 Рассчитано на основе данных национальной статистики

17

В 1996 г., как показывают предварительные данные, произошло замедление прежней высокой динамики экспорта наиболее передовых реформаторских стран -Чехии, Польши, Венгрии. С проблемой острой неплатежеспособности столкнулись Болгария, Румыния, объемы экспорта которых сократились в абсолютных размерах, а также Югославия, объемы импорта которой значительно опережают рост экспорта.

Процесс здоровых структурных преобразований, как на макро-, так и на микро­уровне разворачивается крайне медленно. Показатели эффективности производства упали даже в такой "благополучной" стране, как Чехия. Если в конце 80-х годов энергоемкость чешской экономики была примерно на 40% выше, чем в развитых странах Западной Европы в расчете на душу населения и на 150% в расчете на производство единицы ВВП, то к 1995 г. этот разрыв увеличился, что напрямую связано с замедленным процессом технологического обновления оборудования на предприятиях. Увеличила Чехия свой разрыв от Запада и по уровню производи­тельности труда16.

Становится очевидным, что успешные реформы невозможны без проведения продуманной структурной и промышленной политики, осуществления значительных капиталовложений, преодоления многочисленных барьеров на пути завоевания рынков сбыта национальной продукции.

Таким образом, целый ряд важных показателей заставляет быть сдержанными при оценке наметившейся динамики экономического роста в странах Центральной и Восточной Европы. Тем более осторожными должны быть исследователи при исполь­зовании показателей экономического роста в качестве основного критерия результа­тивности проводимых в странах рыночных преобразований. Анализ источников экономического роста свидетельствует о том, что у него пока нет прочной основы, их воздействие на экономику стран противоречиво, что уже в ближайшее время может сказаться на темпах экономического роста.

Анализ хода реформ в странах Центральной и Восточной Европы позволяет сделать ряд выводов, важных для правильной оценки острых дискуссий, развер­нувшихся в России вокруг стратегии трансформации российской экономики. Первая из них - о пользе "шоковой терапии".

Анализ практики реализации стабилизационных программ, предложенных странам Международным валютным фондом (МВФ), показывает, что ни одной из них, не­смотря на все декларации, не удалось последовательно реализовать монетаристские установки на всемерное ограничение денежной и кредитной эмиссии, платежеспо­собного спроса в интересах сведения инфляции и дефицита бюджета к минимуму.

Весьма интересные результаты дает макроэкономический анализ бюджетной политики постсоциалистических государств. Наиболее сильно показатель, отражаю­щий долю расходов госбюджета в ВВП, уменьшился в Румынии и Болгарии, тогда как в Венгрии он почти не изменился. При этом в Румынии уровень государственных расходов опустился ниже 20%, Польше и Болгарии - несколько ниже 30%, Чехии и Словакии - составил около 50%, а в Венгрии - 60% ВВП.

Такое развитие событий объясняется тем, что снижение государственных расходов на субсидии и централизованные капиталовложения в значительной мере компен­сируется быстрым ростом затрат на социальные нужды: выплаты по социальному страхованию, пособия по безработице, пенсии.

Складывается следующая картина: с одной стороны, в таких странах, как Чехия и Словакия, сохраняется довольно высокий уровень государственных расходов и по этому критерию проводимая ими финансовая политика не может рассматриваться как чрезмерно жесткая, с другой стороны, в Болгарии и Польше относительно низкий уровень государственных расходов сочетается с высоким (по меркам развитых рыночных экономик) дефицитом госбюджета, что опять-таки не является показателем слепого следования ортодоксальным рецептам монетаризма.

--------

16 Econom. Praha, N 48, 1995. s. 22.

18

Таким образом, в строгом смысле слова ни одно из восточноевропейских государств не смогло в течение нескольких лет подряд последовательно проводить политику макроэкономической финансовой стабилизации, причем заметные отступления от ее требований наблюдались и по монетарному, включая валютное, и по фискальному направлениям. Издержки политики стабилизации, сводящейся к жесткому ограничению совокупного спроса, столь велики, что выдерживать их в течение длительного времени не в состоянии ни одна постсоциалистическая страна. Именно поэтому экономическая политика во всех этих государствах приобретает "маятниковый" характер, периоды ужесточения кредитно-денежной и финансовой политики, способствующие уменьше­нию инфляции, неизбежно сменяются периодами монетарной и финансовой экспансии, призванной ослабить остроту хозяйственного спада и производной от него социальной напряженности. Наиболее показателен в этом смысле пример Польши, наметившееся оживление в экономике которой дает основание твердым сторонникам либерального курса утверждать, что оно есть следствие применяемой здесь жесткой стабилиза­ционной политики. Признавая, что здесь политика "шоковой терапии" была наиболее комплексной на начальном этапе трансформации и последовательной (что чрезвычайно важно при применении любой концепции или теории), следует отметить следующее'.

Первая попытка польского руководства использовать расширение спроса для при­остановки катастрофического спада промышленного производства была предпринята уже в середине 1990 г., когда была несколько смягчена политика банковского про­цента и ужесточена таможенная политика. Неоднократные модификации политики в 1991-1993 гг. также обусловили довольно заметное расширение народнохозяйст­венного и потребительского спроса, зеркальным отражением которого является потребление. В эти годы потребление росло быстрее, чем валовый национальный продукт: в 1992 г. 5% и 1,5%, в 1993 г. соответственно 4,6 и 3,8%.


РЕФОРМЫ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И НОВАЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

Результаты экономических и политических реформ в рассматриваемых странах Центральной и Восточной Европы в значительной степени, если не в определяющей, обусловлены действием внешних факторов, в частности перспективами присоединения их к ЕС и НАТО. Несмотря на достигнутые по этим вопросам принципиальные договоренности, проблема остается крайне сложной по целому ряду причин.

Роль Центральной и Восточной Европы после второй мировой войны в зна­чительной мере предопределялась противостоянием двух общественных систем. Прекращение "холодной войны" создало в Центральной и Восточной Европе своего рода стратегический вакуум, который не мог долго оставаться незаполненным. Запад и Восток как бы поменялись местами. ЕС и США берут на себя ту же роль, которую прежде исполнял СССР - взять на баланс и оплатить экономической помощью военно-политическую лояльность новых союзников. В 70-80-е годы бывшему СССР такая помощь обходилась недешево. Приведем лишь один пример. Скрытые субсидии парт­нерам в виде преференциальных цен на собственные энергоносители и продук­цию обрабатывающей промышленности из стран.ЦВЕ достигали в 80-е годы 7-10 млрд. руб. ежегодно17. По расчетам американских экономистов М. Маррезе и Я. Ваноуша, общая сумма выигрыша, полученного европейскими партнерами от торговли с СССР на условиях СЭВ, только за 1970-1984 гг. составила в ценах 1984 г. примерно 196 млрд. долл.18

--------

17 Внешнеэкономические интересы России в переходный период. М.. ИМЭПИ РАН, 1994, с. 26.

l8 Marrese М., Vanous .J. The Content and Controversy of Soviet Trade Relations with Eastern Europe 1970-1984. - Economic Adjusment and Reform in Eastern Europe and the Soviet Union. Ed. by T.C. Brada, I.A. Hewatt and T.A. Wolf. Durham, 1988, p. 202-203.

19

Первые оценки масштабов необходимых затрат, на которые должен пойти Запад, чтобы осуществить цивилизованное вхождение стран Центральной и Восточной Европы в общеевропейские и натовские структуры, также впечатляют. По оценкам Британско-американского совета но информации в области безопасности, Центра европейской безопасности и разоружения и американской корпорации "РЭНД", вхождение в НАТО будет стоить Западу от 7-10 до 50-70 млрд. долл. в течение 10 лет в зависимости от расходов на переоснащение военных баз для приема ВВС и вооруженных сил западных членов альянса19. Прогнозы бюджетного управления конгресса США еще менее утешительны. Чтобы к 2010 г. подвести под "оборонный зонтик" НАТО четыре страны - Польшу, Венгрию, Чехию и Словакию, - необходимо 60,6 млрд. долл. А совершенствование военной инфраструктуры потребует еще 64 млрд. долл. Каждый кандидат также должен выложить не менее 1,5-2,0 млрд. долл. ежегодно2". Однако в 1995 г. весь оборонный бюджет Польши составил 2,6 млрд. долл., Чехии — 1,025 млрд. долл., Венгрии — 641 млн. долл.21

Еще более дорогостоящим для Запада оказывается присоединение стран Цент­ральной и Восточной Европы к ЕС. Сегодня помощь отстающим регионам, оказы­ваемая через структурные фонды, и общая сельскохозяйственная политика поглоща­ют 79,6% бюджета ЕС, к 1999 г. их доля возрастет до 81,4%. Лишь в 1999 г. финансовые ресурсы структурных фондов должны составить около 33 млрд. экю (40,2 млрд. долл.). При приеме новых членов пришлось бы расходы по этой статье бюджета увеличить еще на 38 млрд. экю (49,4 млрд. долл. ежегодно)22.

При распространении на страны Центральной и Восточной Европы общей сельскохозяйственной политики ежегодные расходы пришлось бы увеличить не менее чем на 9-12 млрд. экю. Без радикального пересмотра принципов и норм отчислений на эти две важнейшие расходные статьи расширение ЕС потребует увеличения общего бюджета на 25-100%, что является неприемлемо дорогостоящим23. Между тем в сокращении помощи не заинтересованы ее основные получатели - Португалия, Греция, Испания, Италия и Ирландия, в увеличении - главные доноры: Германия, Нидерланды, Великобритания.

От успехов сотрудничества Центральной и Восточной Европы с западными парт­нерами, прежде всего странами ЕС. зависит их активность на восточных рынках и мо­дели возможного сотрудничества России с данным регионом. Жесткие условия вхожде­ния в западные экономические структуры вызывают в странах озабоченность но пово­ду их будущего положения в Европейском Союзе. 3 мая 1995 г. ЕС издало "Белую книгу", своего рода "свод приблизительных рекомендаций" для желающих вступить в ЕС. В ней перечисляются изменения в области законодательства, которые должны быть осуществлены в странах, требования к конкуренции, социальные и природо­охранные правила, которым должны следовать "соискатели". Однако истинное значе­ние "Белой книги" неясно. "С одной стороны, изложенные в ней требования необяза­тельны к исполнению, с другой - их соблюдение не гарантирует приема в ЕС"24.

Представляется, что страны Центральной и Восточной Европы на достаточно длительный период времени останутся зоной потенциальной нестабильности и неустойчивых экономических перспектив.

--------

19 Пушкин А. У всякой игры свои пределы. - Московские новости, 19-26 мая, 1996, № 20, с. 5.
20
Там же.
21
Военно-техническое сотрудничество, 19-25 августа 1996', ИТАР-ТАСС, с. 72.
22
Inotai A. From Association Agreements to Full Membership? The Dynamics of Relations between the Central and Eastern European Countries and the European Union Institute for World Economics. Hungarian Academy of Sciences Working Papers. 1995, N 052, 14-15 old.
23
Figyelo, Budapest, 1995, N 27, 30 old.
24
Ibidem.

Богомолов О. Т., Глинкина С. П. Первые уроки экономической транс­формации в странах Центральной и Восточной Европы 90-х годов // Новая и новейшая история. 1997. № 3. С. 6–20. 

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.