Предмет и пределы доказывания

Впервые нормативное общее понятие предмета доказывания по уголовным делам было сформулировано в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Однако понятие предмета доказывания и прежде было известно и отечественной науке, и отечественному законодателю. Так, в Курсе уголов­ного судопроизводства И. Я. Фойницкого мы можем найти указание на необходимость исследования события престу­пления, сведений о личности подсудимого, обстоятельств, уличающих и оправдывающих обвиняемого, устанавлива­ющих возможность или невозможность подвергнуть обви­няемого уголовной ответственности [1]. «Сводя к одному зна­менателю подлежащее установлению на суде уголовном, закон формулирует его как вопрос о виновности, в свою очередь, распадающийся на вопросы, произошло ли пре­ступное событие, было ли оно деянием подсудимого и должно ли быть вменено ему в вину (ст. 754 Устава уголовного судопроизводства)»[2].

В основе определения предмета доказывания по каждому уголовному делу лежат нормы материального уголовного зако­на, процессуального закона и конкретные обстоятельства дела. УПК в ст. 73 в определенной логической последовательности перечисляет обстоятельства, составляющие предмет доказывания. Это тот минимум обстоятельств, установление которых является обяза­тельным условием разрешения уголовного дела по существу.

При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Этот типовой перечень обстоятельств, составляющих пред­мет доказывания, уточняется и может дополняться в соответст­вии с уголовно-правовой квалификацией преступления. Об этом писал еще Л. Е. Владимиров: «Вопрос о том, какие пред­меты составляют quid probandum (то, что подлежит доказыва­нию) в отдельном случае, разрешается так или иначе, смотря по тому, что требуется уголовным законом для состава данного преступления, какие обстоятельства принимаются во внимание при индивидуализировании виновности подсудимого»[3].

Понятие предмета доказывания продолжает оставаться дискуссионным в теории доказательств. Одни авторы предметом доказывания считают соответствующие факты, другие – фактические обстоятельства, третьи – и факты, и обстоятельства дела, четвертые не делают различий между фактами и обстоятельствами [4].

И. Б. Михайловская предметом доказывания называет совокупность обстоятельств,  подлежащих доказыванию при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательства уголовного дела в суде [5].

По мнению А. П. Гуськовой,  под предметом доказывания надо понимать совокупность фактических обстоятельств дела, имеющих пра­вовое значение и подлежащих доказыванию по уголовному делу для при­нятия законного, обоснованного и справедливого решения [6].

В. А. Лазарева формулирует следующее определение: «Предмет доказывания по уголовному делу – это сово­купность имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела юридически значимых обстоятельств, кото­рые должны быть доказаны или опровергнуты в целях обо­снования выдвинутого в отношении определенного лица обвинения» [7].

О. В. Левченко считает, что предмет уголовно-процессуального доказывания представляет собой определенную модель доказывания, в которой в качестве структурных элементов присутствует необходимый круг фактов и обстоятельств, из которых субъект доказывания составляет особую, зависящую от стадий уголовного процесса, конкретного состава преступления и вида предстоящего решения по делу модель доказывания по конкретному делу [8].

В ст. 73 УПК РФ предмет доказывания сформулирован при­менительно к подавляющему большинству уголовных дел. Од­нако в производстве по некоторым категориям дел: в отноше­нии несовершеннолетних (ст. 421 УПК), о применении прину­дительных мер медицинского характера (ст. 434 УПК) – предмет доказывания имеет определенные особенности, обу­словленные спецификой субъектов этих деяний. Свою специ­фику имеет предмет доказывания и по делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: на разрешение при­сяжных выносятся лишь вопросы, указанные в ст. 339 УПК, прочие вопросы рассматриваются без их участия (ст. 347 УПК). На этом основании А. Р. Белкин утверждает, что в ходе предварительного расследования, по мере того как исследуются все новые и новые обстоятельст­ва дела и новые доказательства, предмет доказывания может изменяться и количественно, и качественно. Новые обстоя­тельства, видоизменяющие сам предмет доказывания, могут об­наружиться и на стадии судебного разбирательства, и даже в су­де второй инстанции [9].

По мнению П. С. Элькинд, «предмет доказывания имеет общий и общеобязательный характер. Общий в том смысле, что законодатель распространяет его на все уголовные дела и на все стадии уголовного процесса. Применительно к каждому делу и каждой стадии процесса компоненты предмета доказывания конкретизируются, могут восполняться, но ни при каких условиях не могут сужаться... Универсальный характер основных компонентов предмета доказывания для всех уголовных дел и всех стадий процесса сочетается с динамичным характером в практике уголовного судопроизводства» [10].

С. П. и П. С. Ефимичевы делают вывод, что предмет доказывания – это система фактов и обстоятельств, как указанных в законе (ст. 73 УПК), так и других, имеющих значение для расследования и рассмотрения конкретного уголовного дела, подтвержденных доказательствами, собранными и проверенными с использованием всех возможностей доказывания [11].

По закону, по каждому уголовному делу подлежит доказыва­нию прежде всего наличие или отсутствие самог? общественно опасного деяния. Доказывание события преступления означает доказывание   обстоятельств   совершения   общественно опасного действия или бездействия, характеризующих объек­тивную сторону преступления. Отсутствие события преступле­ния является обстоятельством, влекущим отказ в возбуждении уголовного дела либо прекращение уже возбужденного дела (п. 1 ч. 1 ст. 24 и ст. 212 УПК). Суд во время судебного раз­бирательства постановляет оправдательный приговор, если не установлено событие преступления (п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК).

В рамках п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК устанавливаются объективные признаки состава преступления. Необходимо выявить объект преступления – определить общественное отношение, на причинение вреда которому было направлено деяние, а также предмет преступления и обстоя­тельства, характеризующие личность и действия потерпевшего.

Факультативные признаки объективной стороны преступле­ния (время, место, обстановка, способ совершения) также вхо­дят в предмет доказывания и учитываются при квалификации деяния и назначении наказания. Степень необходимой конкре­тизации выяснения факультативных признаков зависит от кон­кретного дела, однако неполнота их выяснения может привести к недостаточной полноте всей системы доказательств, затемня­ет общую картину события.

Доказывание виновности обвиняемого в совершении пре­ступления подразумевает выяснение двух существенных вопро­сов. Подлежит выяснению, кто совершил общественно опасное деяние, совершил ли его обвиняемый. Ошибочное решение этого вопроса приводит к грубым нарушениям законности и осуждению невиновных.

Если доказано, что общественно опасное деяние совершил обвиняемый, то решается второй вопрос о наличии и харак­тере вины этого лица и мотивах его деяния, т. е. о субъектив­ной стороне преступления. Если же доказать этот факт не уда­лось, дело подлежит прекращению либо по нему должен быть вынесен оправдательный приговор. Если субъективная сторона не выяснена на основании достаточных доказательств, то лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности.  При постановлении приговора суд вначале решает вопрос, совершил ли подсудимый деяние, в котором он обвиняется, а затем реша­ет, виновен ли подсудимый в совершении этого преступления.

Устанавливая вину, следует выяснить ее форму (умысел или неосторожность), а также доказать, имел ли место прямой или косвенный умысел, легкомыслие или небрежность. Установле­ние мотива-побуждения, которыми руководствовалось лицо, совершая преступление, может быть важным для доказыва­ния имеющего место смягчающего или отягчающего ответст­венность обстоятельства, а в некоторых случаях и для доказывания отсутствия общественной опасности деяния.

Интересен вопрос о возможности и необходимости доказы­вания также и цели преступления, т. е. тот результат, к дости­жению которого стремилось лицо, совершая преступное дея­ние. Закон не указывает прямо цели преступления среди об­стоятельств, подлежащих доказыванию – возможно, потому, что обычно цель достаточно очевидна из самого характера умышленно совершенного преступления. Между тем, Е. А. Доля полагает, что в случаях, когда это не так, цель подлежит дока­зыванию[12].

В случаях, когда объем обвинений не соответствует действиям преступника, вывод о виновности основан на неполной оценке собранных по делу обстоятельств и сделан без учета мотивов его действий, возможна переквалификация уголовного дела. Такая переквалификация происходит на разных стадиях уголовного процесса, но всегда результат переквалификации закрепляется в процессуальных документах. В ч. 2 ст. 252 УПК предусмотрена возможность изменения обвинения в суде при условии, что этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается право на его защиту. В качестве примера приведем материалы следующего уголовного дела.

Центральным районным судом г. Оренбурга в январе 2010 было рассмотрено в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению гражданки Б. в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч.3, ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Суть дела состоит в следующем: 29.10.2009 г., в период с 14 час. 30 мин. до 15 часов, находясь в квартире, в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений со своим отцом, потерпевшим Л., умышленно, нанесла удары находившимся у нее в руках кухонным ножом по различным частям тела потерпевшего, причинив тем самым телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. В последующем Л. скончался в больнице от инфаркта.

Подсудимая  Б. виновной себя в покушении на умышленное убийство потерпевшего признала частично, а именно в том, что причинила Л. телесные повреждения, но цели убить его не имела.

Виновность подсудимой Б. подтверждается следующими доказательствами: показаниями потерпевшей Л.; показаниями свидетелей А., Ч., С.; протоколом проверки показаний на месте; протоколом осмотра места происшествия; заключениями эксперта; вещественными доказательствами (ножом).

Суд, исследовав и оценив собранные по делу доказательства, приходит к выводу, что действия подсудимой  Б. неправильно квалифицированы по ст. 30 ч.3, ст.105 ч.1 УК РФ, т.к.  в судебном заседании, стороной обвинения, не было представлено достаточных доказательств свидетельствующих о том, что она имела умысел на лишение жизни потерпевшего.

Доводы обвинения о том, что подсудимой Б. наносились удары в жизненно важный орган, в живот, с целью лишения жизни потерпевшего Л., суд считает не состоятельными.

Доводы подсудимой Б. о том, что она не имела умысла на убийство своего отца и не наносила прицельные удары в жизненно важные  органы потерпевшему, а наносила их в доступные для удара области, в ходе происходившего между ней и потерпевшим ссоры, представленными доказательствами не опровергнуты.

Суд пришел к выводу, что действия подсудимой  Б. подлежат переквалификации со  ст. 30 ч.3, ст. 105 ч.1 УК РФ на ст. 111 ч.1 УК РФ, т.к. она умышленно причинила тяжкий вред здоровью, опасный для жизни потерпевшего [13].

К числу обстоятельств, характеризующих личность субъекта преступления, прежде всего относится достижение им к момен­ту совершения деяния возраста, по достижении которого, со­гласно закону, возможна уголовная ответственность. Обычно доказывание возраста осуществляется путем приобщения к де­лу соответствующих документов. Если же такие документы от­сутствуют или вызывают сомнение, должна быть назначена экспертиза (п. 5 ст. 196 УПК).

Выяснение вопроса о виновности включает также и доказы­вание вменяемости или невменяемости обвиняемого, если на этот счет имеются сомнения. Вменяемость обвиняемого, по об­щему правилу, презюмируется; если же на этот счет возникает сомнение, для его разрешения назначается судебная экспертиза (п. 3 ст. 196 УПК).

Закон обязывает по каждому делу выяснить последствия дея­ния, установить, доказать характер и размер вреда, причиненно­го преступлением. Характер этого вреда может быть различным (имущественный, моральный, физический). Доказывание ха­рактера и размера причиненного преступлением ущерба необ­ходимо во многих случаях для правильной квалификации дея­ния уголовным законом. Оно требуется для оценки обществен­ной опасности деяния,  обеспечения интересов потерпевших, принятия мер к устранению в пределах возможного причинен­ного преступлением вреда. Факт причинения лицу физическо­го, морального или имущественного вреда служит основанием для признания этого лица (физического или юридического) по­терпевшим. Установление материальных последствий преступ­ления имеет значение для разрешения гражданского иска в уго­ловном процессе.

Особо оговаривает законодатель необходимость выяснения обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость дея­ния (п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК). В качестве таковых могут фигуриро­вать: необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения (ст. 37 – 42 УК РФ).

Обстоятельства,  смягчающие  наказание,  указаны в ст.   61 УК РФ, и они должны быть доказаны вне зависимости от того, ходатайствует ли кто-либо об их выяснении.  Также подлежат доказыванию иные обстоятельства, прямо не указанные в зако­не как смягчающие наказание, но могущие быть учтенными су­дом в качестве таковых.

Подлежат доказыванию и обстоятель­ства,   отягчающие  наказание,   круг которых  определен  ст.   63 УК РФ. Их доказывание должно быть осуществлено еще в про­цессе предварительного расследования,  так как в противном случае они не могут быть учтены судом при назначении наказа­ния. Все эти обстоятельства связаны с объективными и субъ­ективными признаками совершения преступления, так что их наличие или отсутствие важно для установления признаков со­става преступления.

Обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобожде­ние от уголовной ответственности и наказания (п. 7  ч. 1 ст. 73 УПК) включают в себя: деятельное раскаяние, примирение с потерпевшим, истечение сроков давности, возможность приме­нения к несовершеннолетнему принудительных мер воспита­тельного воздействия (ст. 75, 76, 78, 90 УК РФ); изменение об­становки, болезнь осужденного, беременность осужденной ли­бо наличие у нее малолетних детей (ст. 801, 81, 82 УК РФ).

Таким образом, в предмет доказывания входят все перечис­ленные в ст. 73 УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказы­ванию по уголовному делу. Принимая во внимание дополнительное значение обстоятельств, способствовавших совершению преступления, по отношению к обстоятельствам, перечисленным в ч. 1 ст. 73 УПК РФ, законодатель устанавливает необходимость их выявления, а не включает в число обстоятельств, подлежащих доказыванию.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.