UA-11904844-8

Внешний вид

Помните — «встречают по одежке, а провожают по уму»? Мои родители частенько напоминали мне эту светскую мудрость, когда хотели, чтобы я «не упал в грязь лицом» в каком-нибудь месте или обществе, куда я собирался пойти, и особенно в первый раз. Конечно же, им хотелось, чтобы их чадо не вызвало бы порицания и осуждения в обществе за свои слова и поступки, т.е. им хотелось, чтобы меня проводили с добрым словом, оценивая мой ум, от которого и зависят мои слова и поступки. Разумеется, мои родители не имели в виду мою одежду, хотя одевали меня всегда прилично, ведь моя мама всю жизнь проработала в системе торговли промышленными товарами, а во времена «застоя» и дефицитов это о многом говорило.

Прошли годы, и теперь я сам родитель. С годами падения всеобщей духовности и нравственности у нас в стране, да и в мире тоже, поговорку «встречают по одежке, а провожают по уму» всё чаще стали употреблять, делая акцент на первую половину — «встречают по одежке». Видимо, людей стало все больше интересовать не то, как о них будет судить общество в конечном итоге — после всех их дел и слов, сделанных и сказанных ими в какой-то оболочке — будь то одежда или какая-нибудь трибуна, фон или окружение (среда), а будет интересовать больше сама эта «одежка», т.е. внешнее материальное, видимое и осязаемое. Время показухи, театров, шоу, презентаций и прочих акций делают из нас позеров, клоунов, шоуменов, «человеков года», «лицо фирмы», «лицо с обложки» и прочих обездушенных рекламных брендов, которыми все стремятся стать ради поиска временного земного успеха и славы. Даже красивая коробка с конфетами скрывает нынче в себе дешевые, с искусственным шоколадом, подобия настоящих конфет, а большая, измалеванная рекламой и надписями коробка со стиральным порошком заполнена лишь наполовину. А для чего же тогда коробка сделана такой увеличенной в размерах? Уж не для визуального ли обмана тех, кто хочет просто постирать свои вещи?

Все стремятся выбиться на «сцену» успеха и сделать удачную карьеру только «по одежке», а там уж как получится: проводят по уму, значит, так тому и быть. Человека мирского больше всего интересует упаковка и эффект от увиденного. Впечатляет, значит хорошо, наверное, и то, что внутри находится. Вся эта показуха, шоу, внешние украшения и атрибутика — это, конечно же, низко и мерзко должно быть для человека, но есть некоторые положительные моменты во всем этом напускном и внешнем, которые позволят человеку, которого выпустили из клетки, защитить себя от агрессии «свободного» и потому страшного мира.

Система исполнения наказаний, в которой мы пребывали, имеет очень сильные и старые традиции внешнего показного порядка, минимализма и чистоты. Разумеется, эти традиции были переняты в армии. По своей сути эти традиции и соответственно требования к своим подчиненным сотрудникам и осужденным или заключенным под стражу очень даже полезны не только для телесного здравия, но и для душевного спокойствия и здоровья. Так например, требования режима внутреннего распорядка в колониях, предъявляемые к осужденному по которым он должен быть внешне опрятен — это очень нормальное требование, которое принуждает человека уже не свободного побеждать своё своеволие и лень, приучает его к порядку и помогает избавиться от многих вредных привычек. Более ничего полезного для человека это требование не позволит приобрести. Все остальные эффекты от опрятного внешнего вида людей и территорий достаются самой системе исполнения наказаний.

Одетый в черную робу (форму) и кепку (феску), коротко постриженный и выбритый зэк, обутый в черные зэковские ботинки — это почти что солдат миллионной армии, армии, у которой есть своя форма, свой устав, место своей дислокации, цель и задачи, поставленные государством, но нет своего оружия.

Именно этот эффект армии — чистой и выбритой, достается системе и государству в целом для того, чтобы гарантировать своему народу, что деньги, заработанные, народом, потрачены на содержание, воспитание и обучение той части населения, которая нарушила законы государства.

Принято считать, и не без оснований, что вернувшись из армии, юноша становится мужчиной с набором хороших и устойчивых привычек, одна из которых — опрятность во внешнем виде и собранность. Почему бы нам, бывшим зэкам, не воспользоваться точно таким же набором хороших привычек для того, чтобы, находясь в гражданском обществе оставаться неприметным и не раздражать своей внешностью тех, кто наделен властью особыми правами — выбирать из толпы подходящую кандидатуру для её уточнения личности по самому простому признаку — по внешнему виду.

Если неудовлетворительный внешний вид в зоне грозил замечанием или обвинением в административном нарушении, то на воле никто не обвинит вас в том, что вы одеты не по форме или не по стандарту. Внешний вид на воле — это лишь дополнительный повод оценить человека и охарактеризовать его как представителя какой-нибудь социальной прослойки, класса или какой-нибудь профессии, не говоря уже о хобби или предмете занятия человека на данный момент.

Как известно, любая оценка внешности, характера или действий человека всегда делается с явными целями и намерениями в отношении изучаемого или характеризуемого объекта. Поэтому, выглядеть нужно всегда так, чтобы не стать жертвой тех, кто имеет такие цели и намерения, чтобы критерии этих оценок нашей внешности не подходили под ту или иную характеристику по которой охарактеризуют как «подозрительную личность».

Конечно же, мы не можем знать о целях и задачах тех, кто остановит нас на посту ГИБДД или выберет нас из толпы прохожих на улице и потребует наши документы. Нам достаточно знать те общепринятые стандартные нормы и правила относительно нашей внешности, чтобы не раздражать своим внешним видом, чтобы вследствие такого раздражения не вызвать и не спровоцировать в дознавателе какие-нибудь скверные помыслы о нас и как результат, соответствующие вопросы или какие-нибудь провокационные, раздражающие высказывания или действия в наш адрес.

Начнем с самого простого и логического исследования внешности человека по его внешности. Как бы мы стали реагировать на человека, у которого грязная, мятая одежда, грязные руки и лицо, неухоженная прическа и грязные волосы? В нашем сознании сразу же возникают подобные образы, с которыми мы начинаем сравнивать этого человека. И мы не говорим, что это шахтер, вышедший в разгар смены из шахты или что это слесарь по ремонту авто, который лежал под машиной в пыли и грязи, и только что из-под нее вылез. Мы говорим, что это бомж, пьяница, опустившийся и спившийся человек, и все подобное, что осуждает человека, приравнивая его к падшему человеку.

А что же должен думать сотрудник полиции, который просто «заточен» под выявление подобных граждан и для «изъятия» их из гражданской среды для дальнейших с ними действий? Отсюда вывод: гражданин не должен давать никакого повода ни в одежде, ни во внешности, ни в поведении.

Как у пьющего человека (алкоголика) лицо имеет характерные признаки: отечность, красноту, обвислость кожи щек, подбородка и подглазных участков кожи, так и у человека, который часто употреблял «очень крепкий чай» - чифир и много курил, много и долго находился на открытом воздухе под лучами палящего солнца и употреблял долгое время однообразную и низкокачественную пищу, лицо имеет характерные признаки суровости и воинственности, а где-то даже и звериности.

Многие зэки имеют такие лица, и даже по истечении определенного времени, будучи на воле, их лица уже не меняются, а взгляд всегда остается хищным и проницательным. Такие «взгляды» и лица всегда были фактором, который настораживает собеседника, тем более, если этим собеседником будет полицейский ППС или дорожный полицейский. Его уж точно такое обстоятельство насторожит и физиономия бывшего зэка может вдруг «обязательно» стать ему знакомой и очень похожей на тех парней со стенда «Внимание! Розыск».

Если у вас именно такое загорелое или худое лицо с хищным взглядом, то в этом нет ничего особенного, и это не означает, что вам необходима пластическая операция. Просто вам необходимо вести себя так, чтобы вашу физиономию никто вблизи не рассматривал, сравнивая ее при этом с фото в ваших документах или с той злополучной афишей.

Ежедневный и обычный уход за лицом ограничен, как правило, элементарным его умыванием и выбриванием. Опрятная прическа, соответствующая полу и возрасту — это нормальное зрелище, которое никого не раздражает. Если все будет наоборот, то мы становимся броскими и привлечем к себе внимание. Если вас волнует такой каприз, как поддержание имиджа «крутого» мачо на зэковский лад, то можете сохранить свой прежний стиль — лысую голову плюс ваши хищные черты лица. Если вас более не волнует проблема внешнего всеподавляющего «превосходства», которое вы привыкли использовать как инструмент самоутверждения в обществе тех, кого это впечатляет, то спрячьте свои неизменяемые хищные черты лица под обычной пышной прической или усами с бородой, и вы заметите, как смогут поменяться даже ваша речь, движения и манера двигаться в пространстве. Очень часто многие люди пытаются изменить свой внутренний распорядок, устоявшийся за продолжительное время пребывания где-либо, за счет изменения внешнего имиджа и это у них получается.

Не последнюю, если не первую роль играют зубы, а скорее их наличие, и то, как они выглядят. При первой же финансовой возможности постарайтесь привести ваш рот в порядок. Разумеется, цвет зубов должен быть классически белым. Никакого золота, напыления и «рандоля»*! Если есть желание быть всегда узнаваемым в обществе как «бывший уголовник» — по зубам и татуировкам, то это, разумеется, ваше право, которого никто у вас отнять не может. Если же у вас другие планы, то постарайтесь избавиться от всех этих атрибутов прошедшего этапа своей жизни.

* Рандоль - слэнговое название сплава меди и беррилия - «цыганское золото» или имитатор золота.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.