Тюрьма – это плохо! Думаю, вряд ли найдется хоть один человек, который бы считал иначе, связывая с этим словом одиночество, тоску, безысходность и будет совершенно прав. Потому что нахождение в неволе противоестественно человеку, свободному по своей природе, изначально.

И эта свобода проявляется не только в желании индивидуума быть независимым от кого-либо и перемещаться в пространстве по своему усмотрению, но и в свободе духовной – праве выбора, распространяющегося на все, начиная от мыслей в голове и заканчивая словами и поступками.

Последнее позволяет человеку предвидеть последствия своих действий и, выбирая их, следовательно, выбирать соответствующие последствия, а значит конструировать окружающую реальность, осознанно и целенаправленно формируя ее качество (события и ситуации в ней происходящие), согласно своему желанию.

Именно осознанность (сознание, разум) помогает человеку пользоваться правом выбора, взвешивая все «за» и «против», и реализовывать его своими действиями.

Такое положение дел ставит человека выше слепого детерминизма, делает его хозяином положения, поставившего причинно-следственные связи себе на службу, вместо того, чтобы быть их рабом, тем самым выводя человека за пределы биологического существования.

«Спиритуалисты правы, когда они так настойчиво защищают некоторую трансцендентность человека по отношению к остальной природе» — писал Пьер Тейяр де Шарден в своем труде «Феномен человека».

В грехе злого человека — сеть для него…

И вот, когда человек забывает, что он венец творения, вершина эволюции, и начинает руководствоваться низменными инстинктами вместо голоса разума, идя против своего естества — надприродного существа, он сам себя опускает до уровня обыкновенного, ничем непримечательного биологического организма. А совершая поступки, присущие неразумному животному, но неблаговидные для человека, получает в ответ соответствующую реакцию окружающего мира. Как говориться, что посеешь, то и пожнешь!

Данная закономерность замечена издревле и отражается не только в народной мудрости в виде пословиц и поговорок, одна из которых приведена выше, но и в различных религиозных учениях.

Христианство:

  • «Грешников преследует зло, а праведникам воздается добром» (Притч. 13,21);
  • «Душа нечестивого желает зла;» (Притч. 21,10);
  • «В грехе злого человека — сеть для него…» (Притч. 29,6).

Ислам:

  • «В Священном Коране сказано: «[Хотите вы того или нет] но кто совершает зло, тому непременно воздастся за это [соответствующим наказанием, которое может принять разные формы: болезнь, финансовые потери, сложности, затруднения, печаль и т.п., - причем в любое время и в любом месте]» (Шамиль Аляутдинов «Мир души»).

Буддизм:

  • «Не существует места на земле, или на небе, или под водою; так же нет такового в недрах гор, где бы злое действие не принесло страдание породившему его» («Джаммапада»).

Совершая какой-либо неблаговидный или откровенно злой поступок, человек, как существо социальное, совершает его в первую очередь против членов общества в котором живет. А ответную реакцию получает от государства, объединяющего это общество и имеющего специальные «нормы воздаяния» за подобные поступки — законы, предусматривающие вид ответной реакции.

О лояльности государства к преступникам

Однако следует признать, что государство (в частности, наше) и общество крайне лояльно относится к своим преступникам. За убийство — убийцу не убивают, членовредителя — не калечат, хулигана-драчуна — не избивают, насильников — не насилуют, а вора и мошенника — не обирают до нитки в наказание за совершенные ими деяния.

И в этом нет ничего странного, более того, это естественно! Потому что человеческое общество является наивысшим проявлением эволюции социума и стоит также высоко над общественной жизнью пчел и муравьев, как человек – вершина биологической эволюции стоит высоко над другими живыми существами.

Животное руководствуется инстинктом, человек — разумом. Сообщество животных руководствуется коллективным инстинктом, выражающимся в автоматическо-механических повадках, помогающих выжить, именно, коллективно. Человеческое общество руководствуется коллективным разумом и, вместо диктуемых природой шаблонных поведенческих инстинктов, пользуется интеллектом, моралью и нравственностью проявляющихся в гуманности при обустройстве общественного бытия.

Так, статья 7 Уголовного кодекса Российской Федерации — «Принцип гуманизма» — гарантирует применение этого принципа к преступникам. В частности, часть 2 статьи гласит:

«Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства».

Как видим, если даже человек принес страдание другим людям, ему, в наказание, причинять страдания нельзя. Если кто-то оскорбил человеческое достоинство других людей, то, в наказание, его человеческое достоинство также нельзя оскорблять.

И это хорошо! В этом как раз и проявляется дальнейшая эволюция человеческих существ, продолжающих ее в своем сознании и духе, и объединенных в социум, совершенствующийся вместе с ними, посредством их и через них.

«Вершина нас самих, венец нашей оригинальности – не наша индивидуальность, а наша личность, а эту последнюю мы можем найти в соответствии с эволюционной структурой мира, лишь объединяясь между собой» (Пьер Тейяр де Шарден «Феномен человека»).

Современное человеческое общество сделало большой скачок в своем социальном развитии, шагнув от фатального детерминизма древних племен: «кровь за кровь», «глаз за глаз», «зуб за зуб» к гуманному наказанию своих преступников, преследующему не месть за совершенные деяния, а перевоспитание преступивших закон, исправление их морально-нравственного облика.

Те государства, общества которых до сих пор применяют смертную казнь для восстановления социальной справедливости, еще не перешли грань, за которой простираются дальнейшие возможности коллективного духовного совершенствования, по сути, оставаясь на стадии развития примитивного племени, несмотря на то, какого бы научно-технического прогресса они не достигли.

Тюрьма — подходящее место, чтобы обратиться к своей душе

Во всем мире основным способом наказания за совершение преступления является – лишение свободы, с содержанием в специальных исправительных учреждениях. Человеку дается шанс пересмотреть свою жизнь и, раскаявшись в содеянном, начать ее, как говориться, с чистого листа.

Будучи ограничен в пространственных перемещениях, человек, хочет он того или нет, начинает углубляться в себя, исследовать свой внутренний мир, анализировать причины, по которым он оказался в тюрьме, размышлять, как бы надо было поступить, чтобы не случилось с ним то, что случилось и делать соответствующие выводы. Человек начинает обращаться к своей душе. Это происходит с каждым, кто оказывается за решеткой.

Я знаю о чем говорю. Долгое время мне пришлось работать с российскими заключенными и за редким исключением все они, независимо от социального происхождения, национальности и интеллектуального развития, интересовались духовным.

По рассказам некоторых, как только их поместили в камеру, и прошел первый стресс после задержания, то первая мысль была — помолиться Богу. Многие, очутившись в неволе, решали уйти после освобождения в монастырь, другие принимались жадно читать Евангелие, а третьи — не стесняясь окружающих, крестились.

Особенно ярко и заметно это проявляется в колониях, где есть церквушки, часовни и молельные комнаты. Даже те осужденные, которые на воле обходили храмы стороной, «за забором» с удовольствием начинают посещать службы, читать молитвенные правила, изучать творения святых отцов и заводить между собой разговоры на религиозную тему. Многие, именно в тюрьме приняли крещение.

Кто-то может сказать, что все это – лицемерие, мол, раньше надо было в церковь ходить и молиться, а не сейчас, когда дел натворили – и будет не прав.

Нахождение в местах лишения свободы представляет собой критическую ситуацию в жизни человека, когда он должен сделать выбор и, соответственно этого выбора строить дальнейший жизненный путь. Подвигают же, к такому выбору душевная неустроенность, неудовлетворенность, смятение, одиночество, тоска и отчаяние, сопровождающие заключенного и он, пытаясь избавиться от них, ищет способы сделать это, и не найдя ничего другого, начинает менять свой внутренний мир.

Ну, а изменившись внутренне, человек меняется и внешне: формирует образ жизни кардинально не похожий на прежний, отказывается от дурных привычек и приобретает взамен полезные, становится осторожным в словах и осмотрительным в действиях, чтобы, ненароком не вернуть прежние душевные страдания.

И если человек, оказавшись в тюрьме, начинает молиться Богу, то это не «вдруг», не «почему-то», не «случайность», а вполне естественная закономерность, доказывающая правильное направление системы исправления преступников. Для этого человека и посадили – изолировали от общества, это и есть цель гуманного наказания – изменение личности человека и достижение возможности возвращения осужденного обратно в общество полноценным его членом и законопослушным гражданином государства.

Тюрьму можно назвать своеобразной «химчисткой» для человеческих душ, запачканных неблаговидными поступками и преступлениями, «отстирывающую» их до первозданной чистоты муками просыпающейся совести и «отбеливающую» «химреактивами» - душевными страданиями.

В этом месте хочу привести несколько фраз из произведения В.Я. Шишкова «Странники».

«Душевные страдания – как огонь. Либо всего человека спалит – тогда аминь, либо скверноту одну: тогда думы другие зарождаются. Человек в большую совесть вступает».

И это полностью соответствует действительности!

Я уже слышу, как некоторые читатели недовольно ворчат:

  • «Что это автор все про душу, да про Бога, как будто все преступники, попав за решетку, начинают молиться и ходить в церковь?»

Отвечаю.

  • Конечно же нет, но задумываются о своей жизни и обращаются внутрь себя все без исключения! Тяга заключенных к познанию своей души поразительна!

И если такая тяга не принимает религиозной формы, то она проявляется в другом виде.

Так, почти сто процентов российских осужденных просто обожают литературу по психологии, хотя она запрещена в местах лишения свободы и попадет к ним, так сказать подпольно. Лично ко мне многие заключенные обращались с одинаковой просьбой – «дать почитать какую-нибудь книгу по психологии». А один осужденный, кстати, с диагнозом – олигофрения, который за двенадцать уже отсиженных лет от своего громадного срока только и делал, что смотрел телевизор, буквально запоем проглотил «Теорию межличностных отношений». Хотя до этого во всеуслышание заявлял: «Я книги презираю!» (Не знаю почему, но говорил он именно так.)

В арестантском обществе, как нигде в других, много внутренних сообществ, объединяющих любителей философии, психологии, эзотерики и всевозможных учений личностного роста и развития внутреннего потенциала.

Разве это не показатель действенности исправительной системы в углублении человека в себя?

Творчество заключенных

А творчество заключенных? Думаю, не ошибусь, если скажу, что каждый четвертый российский осужденный пишет стихи. (Кстати, лично я знаю нескольких довольно неплохих писателей, начавших свою литературную деятельность в тюрьме и до сих пор еще находящихся за решеткой.)

Музыканты, композиторы, вокалисты, художники, скульпторы, резчики по дереву, моделисты сплошь и рядом встречаются среди заключенных российских колоний. И свои таланты они открыли, именно, в неволе. Человеческий дух, не имеющий возможности наиболее полно проявить себя в какой-либо деятельности в прежней, вольной суете, находит теперь таким образом выход, поражая окружающих и удивляя самого обладателя открывшегося вдруг дарования.

Почему же у нас так много преступников?

Кто-то может возразить: «Если тюрьма так хорошо исправляет человека, как здесь расписано, то почему же у нас так много преступников, причем многие из них попадают туда снова, в очередной раз совершив преступление?»

Действительно, уровень рецидивной преступности в нашей стране крайне высок, и количество преступлений, совершаемых бывшими осужденными, неуклонно растет.

Причина же кроется в том, что российская федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) не только потеряла свою эффективность, но и давно перестала выполнять свое прямое предназначение – исправлять граждан преступивших закон, служа совершенно другим целям.

И если внимательно присмотреться к ее деятельности, то можно совершенно ясно увидеть эти цели.

Вот они.

  1. Безнаказанное и «вполне законное» похищение финансовых средств из государственного бюджета.
  2. Поддержание стабильного уровня преступности в стране и манипулирование его ростом.
  3. Апробирование методов тотального контроля населения.

Факты

Может быть я сгущаю краски? Ничуть! Объективные факты говорят сами за себя.

1. На содержание каждого осужденного государство выделяет определенную, немаленькую сумму. В нее входят расходы на: охрану осужденного, обеспечение бытовых условий его содержания (электроэнергия, вода, отопление и ремонт жилых помещений), медицинское обслуживание, питание и прочее.

Так вот, самым наглядных доказательством денежных махинаций являются ситуации с питанием осужденных и ремонтом жилых помещений (бараков).

Спросите любого, кто прежде побывал за решеткой и он в красках расскажет, как меню заключенных разительно отличается (и далеко не в лучшую сторону) от положенных норм питания. Куда уходят деньги?

На ремонт бараков ежегодно выделяются громадные средства, но ремонт в колониях делается, исключительно, за счет осужденных. Да-да, им в принудительном порядке дается задание отремонтировать помещение отряда, в котором они проживают. Причем, с перечислением того, чего и как нужно сделать.

Осужденные сообща собирают деньги, их родственники и (или) знакомые приобретают им необходимые стройматериалы и под видом благотворительной помощи доставляют в зону. И зэки сами, своими руками, материалами, купленными на свои же деньги, делают ремонт, тем самым прикрывая масштабную кражу государственных средств.

Опять вопрос: куда уходят выделяемые государством деньги? А это деньги налогоплательщиков, ваши деньги!

2. В отечественной системе исполнения наказаний, вообще, не ведется какой-либо воспитательной работы, с помощью которой преступники и должны исправляться.

Осужденные, находящиеся в колониях и тюрьмах предоставлены сами себе, их судьба и дальнейшая жизнь никого не интересует, они никому не нужны! Функция службы исполнения наказаний сводится лишь к концентрации заключенных в специально отведенных для этого местах (исправительных учреждениях) и пресечению попыток бегства. И все!

Человек, совершивший преступление и впервые оказавшийся за решеткой, оказывается, по сути, на жизненном перепутье. Ему бы в этот момент помочь сделать правильный выбор: подсказать, объяснить, посочувствовать, поддержать и показать верные ориентиры, на которые следует равняться.

То есть, используя благоприятную психологическую ситуацию, когда человек автоматически погружается в себя, можно сразу же начать процесс его перевоспитания, настраивая на искреннее желание исправиться и начать жизнь заново, честным гражданином. Но… Но это не входит в планы современной российской ФСИН.

И заключенный, видя происходящее внутри исправительного учреждения, то, что скрыто от глаз общественности за бетонными заборами и колючей проволокой, начинает пропитываться арестантским духом, окончательно укореняясь в преступном образе жизни.

А там есть, что скрывать!

Внутри колонии и тюрем правят бал арестантские традиции, выстраивающие как взаимоотношения заключенных между собой, так и их отношения с представителями администрации – сотрудниками ФСИН.

И именно эти традиции, регулирующие специфический порядок жизнедеятельности преступного общества, формируют сознание новичка, делая его адептом маргинального мировоззрения. А «воспитатели» в черных робах позаботятся о том, чтобы стереотипы преступного мышления прочно засели в голове «кандидата в профессиональные преступники».

Происходит почти моментальная переоценка ценностей, что проявляется в словах, действиях и поступках индивидуума. А пространство исправительного учреждения предоставляет уникальную возможность отработать их на практике, дабы стали не единичными, не случайными, а привычками, составляющими теперь истинную натуру такого индивидуума.

Прекрасными условиями, позволяющими «поставить на поток» «производство» «профессиональных» преступников, является негласное, но вполне официальное разделение арестантского общества на противоборствующие, враждебные классы (касты). Их три: «черные», «красные» и «осужденные с низким социальным статусом».

И если жизнь представителей первых двух каст еще можно назвать сносной, то жизнь представителей третьей касты можно считать сущим адом.

  • Во-первых, это настоящие рабы! Да-да, самые настоящие рабы: бесправные, не имеющие права голоса, забитые и униженные, безропотно выполняющие всю грязную работу в колонии.
  • Во-вторых, представителям «черной» и «красной» каст негласно, но вполне официально можно оскорблять и избивать «осужденных с низким социальным статусом», измываться и издеваться над ними.

Таким образом, происходит окончательное разложение личности осужденных: разрушение их морально-нравственного облика и деградация духовного развития.

Но, если представители «черной» касты впадают в пагубную гордыню, зарабатывая дешевый авторитет и теша больное самолюбие измываясь над представителями «низшей» касты, стремясь доказать свое, ничем неоправданное превосходство, а представители «красной» касты, чувствуя свою ущербность перед «черными», также пытаются повысить свой социальный статус путем издевательств над осужденными из третьей касты, то последние, ощущая презрительное отношение к себе и от «черных», и от «красных», и от сотрудников ФСИН, начинают испытывать ненависть и к ним, и ко всему обществу, и государству в целом.

И вот, начинают проявляться три ветви преступного мира.

1) Изначально асоциальная и настроенная крайне антигосударственно.

2) Вроде бы лояльно настроенная к государству и обществу, но не отходящая от преступных идеалов, однако трактующая их по-своему.

3) Самая отъявленная («отмороженная») часть преступного мира, но призираемая и отторгаемая и самим преступным миром, и обществом, и государством.

Все вместе они составляют результат «исправительной» работы отечественной ФСИН, самым наглым образом извратившей процесс перевоспитания преступников, презрев изначальные, естественные условия тюрьмы – «химчистки» человеческой души, целенаправленно уклонив в противоположную сторону выбор человека, попавшего в критическую ситуацию, формируя постоянный слой российского общества, склонный к преступлениям и потенциально готовый к повторному заселению колоний и тюрем, обеспечивая их бесперебойную работу, а значит, оплачиваемую занятость для сотрудников ФСИН и обусловливая систематическое похищение государственных средств, затрачиваемых, якобы, на перевоспитание преступников.

Но это не самое страшное и гнусное в деятельности отечественной пенитенциарной системы. Это, так сказать, самый низший уровень деструктивных изменений деятельности государственного института, однако полностью парализующих его функциональное предназначение и меняющих цели его существования с истинных, изначально поставленных ему государством на существование по эгоистическому принципу: «сам для себя».

Более серьезной проблемой и другой стороной его извращенной деятельности является разрушительное воздействие в масштабах всего общества и государства. Здесь «воспитание «профессиональных» преступников» выливается в формирование надежного фундамента для поддержания стабильного уровня преступности в стране и катализации его роста.

Кому и зачем нужно такое положение дел?

Врагам государства, которые стремятся уничтожить Россию, как независимую державу!

Дело в том, что любое государство представляет собой систему, в которой постоянно происходит борьба противоположностей, стремящаяся разрешить конфликт между противоречиями, тем самым обусловливая процессы развития и поддержания жизнеспособности этой системы. Гегель писал: «Противоречие – вот что на деле правит миром…»

Как разрешить конфликт противоречий?

Конфликт противоречий может быть разрешен двумя способами: антагонистическим и неантагонистическим (гармоническим).

Антагонистический способ ведет к гибели одной из сторон противоречия в борьбе противоположностей. Он естественен для мира животных и растений, является движущей силой биологической эволюции, но совершенно неприемлем для человеческих существ, как вершин эволюции, давно прошедших стадию биологического совершенствования и совершенно не подходит для разрешения подобных конфликтов в системе человеческих сообществ.

Примером антагонистического способа разрешения конфликта в системе всего человечества (в системе всего мира) является война, в которой одна сторона противоречия (страна, народ) стремится уничтожить своего противника.

И, если в результате окончания конфликта путем его разрешения антагонистическим способом в плане биологической эволюции появляется новый вид животного или растения, то в сфере человеческих взаимоотношений вырисовывается – победитель (страна, народ), увеличивающий свои владения за счет побежденной стороны и иногда образуются новые государства. Вроде бы тоже прогресс. Но какой ценой? Ценой смерти, крови, боли, страданий и горя.

Антагонистический способ разрешения конфликта между противоречиями в сфере человеческих отношений (человеческих сообществ) крайне деструктивен и потому недопустим! Это откат в развитии человеческой личности и всего человечества назад, к уровню примитивного неразумного животного, это извращение человеческой сущности, как вершины эволюции и венца творения, и деградация человеческого естества в целом.

Гармонический способ разрешения конфликта между противоречиями подразумевает плавный переход одной стороны противоречия в другую, в результате чего появляется нечто новое – жизнеспособное, работоспособное, эффективное.

Гармонический способ – способ созидания!

Примерами такого способа разрешения конфликта противоречий служит магнит и обыкновенная батарейка, в которых два различных их полюса «+» и «-» образуют стройную работоспособную систему.

Так вот, в системе – «государство», примерами противоречий, между которыми возникают конфликты, могут служить: борьба с безработицей, борьба между старыми и новыми методами хозяйствования и конечно же, борьба с преступностью.

Борьба с безработицей гармоническим способом разрешения конфликта между противоречиями подразумевают собой создание новых рабочих мест, с целью трудоустройства безработных, что, в свою очередь, будет требовать появления новых организаций (предприятий, заводов, фабрик), которые, функционируя, станут приносить пользу экономике страны и служить научно-техническому прогрессу.

Борьба между старыми и новыми методами хозяйствования породит в результате новый метод, который синтезируется, взяв от них лучшее, станет прогрессивным и новаторским. Его последующее применение в народном хозяйстве принесет пользу экономике страны в целом.

Борьба таким способом с преступностью подразумевает исправление и перевоспитание граждан преступивших закон, с целью их возвращения обратно в общество полноценными его членами. Перестав совершать преступления, они начнут честно трудиться, принося пользу экономике страны.

И если нарушить гармонию, лежащую в основе разрешения этих и других, подобных им конфликтов, полярно поменяв цели, которые преследуются таким разрешением, поддерживая ту сторону, которую, наоборот, следует исправлять, приводить к естественному состоянию и (или) к совершенству, то создается цепочка негативных последствий, несущих деструктивный потенциал за рамки этого конфликта, а самого его превращая в антагонистический – разрушительный.

Как видим, в этом случае нет никакого плавного и гармоничного перехода одной стороны противостояния в другую, с рождением нового и жизнеспособного. Наоборот, деградация и разрушение, сопровождающие победу ущербной стороны, искусственно приведенную к такой победе. А что еще можно ожидать, делая все хуже и хуже то, что и так плохо?

Результаты же, разрешения вышеперечисленных конфликтов противоречий в системе «государство» антагонистическим способом будут не столько плачевны, сколько гибельны.

Представьте себе, какая ситуация создастся в стране, если на правительственном уровне не бороться с безработицей (хотя и прикрываться этой вывеской), а, наоборот, ее плодить: закрывать заводы и фабрики, а предпринимателей душить непомерными налогами?

Такая ситуация создаст в государстве экономический коллапс и будет служить его разрушению.

Если противостоять новаторским методам хозяйствования, то это также отразится на экономике страны, промышленность которой, отстав от всеобщего прогресса, станет производить неконкурентноспособную продукцию, вводя государство в глубокий застой и регресс.

Если же целенаправленно поддерживать преступность, опять же, прикрываясь лозунгами борьбы с нею, то деструктивный потенциал разольется по всему обществу, делая его членов адептами потребительского мировоззрения и преступного образа жизни, готовых перегрызть друг другу глотки за кусок хлеба. А это – мучительный конец общества и самоубийство государства.

Именно этого и добиваются некие силы, извратившие деятельность российской ФСИН, исказившие смысл наказания за совершенные преступления и низложившие суть критической ситуации, что и представляет из себя нахождение в местах лишения свободы, понуждая осужденного делать выбор не в пользу исправления, а в сторону дальнейшего падения и окончательной гибели себя как личности.

3. Между идеей и ее воплощением в реальность есть промежуточный этап – масштабная модель этой идеи, опыт, эксперимент, на которых проверяются ее жизнеспособность и отрабатываются способы ее использования в материальном мире.

По такому пути идут ученые, проверяющие правильность своих теорий, экспериментируя в лабораториях, конструкторы, изготавливающие модели технических новинок, архитекторы, «выстраивающие» миниатюрные копии домов, а то и целых городских кварталов на столах проектных бюро, прежде чем их построить в настоящем городе.

Ну, а жрецы идеи тотального контроля над обществом, отрабатывают модели своей гнусной мечты на российских зэках, используя в качестве испытательного полигона колонии и тюрьмы отечественной ФСИН.

Это касается не только технических средств: камер слежения, заборов, колючей проволоки, запретных зон, контрольных пунктов, металодетекторов; специфических мероприятий: личных досмотров, обысков; психологическо-принудительных мер: принуждение к соблюдению режима содержания, распорядку дня, хождение строем, общие построения; социально-бытовых: позволение иметь некоторые блага цивилизации (телевизоры, плейеры, игровые приставки) за соблюдение режима содержания и выполнение требований администраций исправительного учреждения и, соответственно, угроза их потерять в случае нарушения последних, но и социального фактора: искусственного расслоения арестантского общества на антагонистические классы (касты).

Последнее дает следующие результаты.

1) Не позволяет обществу осужденных объединиться в одно целое, слитное, полноценное сообщество, что будет представлять реальную силу и потенциальную угрозу для администрации исправительных учреждений.

2) Отвлекает внимание (а, значит энергию) арестантского общества от проблем неустроенного быта, нарушения в режиме содержания и, вообще, неполадок в системе ФСИН (проявления коррупции) на кастовые междоусобицы.

3) Облегчает управление арестантским обществом путем:

а) страха перед возможностью изгнания в низшую касту за совершение какого-либо проступка (например, за совершение побега из мест заключения);

б) контроля всех каст в отдельности и манипулирование ими через отдельных лиц, имеющих авторитет в своей среде, с негласным, но вполне официальным предоставлением им властных полномочий.

Все это, вкупе с техническими средствами и мерами психологическо-принудительного характера, создает благоприятную почву для жесткого контроля общества осужденных, зажатого между «кнутом»режимных репрессий и «пряником» режимных же послаблений в обмен на покорность.

И такая модель управления локальным (зэковским) обществом проецируется на гражданское общество в масштабах всей страны.

Разве наше общество не разделено на классы, причем далеко недружелюбно-настроенные друг к другу? Не зря в народе ходит поговорка: «Сытый голодного не разумеет».

Нам невдомек, что общество, раздираемое классовой ненавистью (которая, как бы нас не утверждали в обратном, к сожалению, все же существует) не только недееспособно, но и не имеет будущего, катастрофически деградируя в своем развитии. Его энергетический потенциал впустую затрачивается на мелочные, суетные, искусственно созданные проблемы, не поднимаясь до социальных и политических проблем в масштабе государства.

Да какие там социальные проблемы, если каждый стремится побольше урвать, чтобы не «опуститься» до уровня бомжа – представителя «низшей»касты гражданского общества? А ища себе место под солнцем помягче и потеплее, стелится перед «сильными мира сего» и готов выполнить любое приказание «свыше», чтобы не лишиться последнего, что с барской руки ему позволено иметь.

Разве в нашем обществе дело обстоит иначе?

Прибавив к этому технические средства контроля: все те же камеры слежения, которые словно в зоне понавешали на каждом столбе, мобильные телефоны, что есть самый настоящий «жучок», который человек сам, по своей воле кладет себе в карман и принудительно-психологические способы, зомбирующие сознание человека на определенный тип мышления: телевидение с его примитивно-дебильными сериалами и однотипными передачами; низкопробную, с позволения сказать музыку, в частности, проповедующую преступный образ жизни («шансон»); газеты, насаждающие нужный власть имущим образ жизни общества, журналы, разжигающие низменные страсти, получаем, видим и ощущаем безотрадную картину, отражающую сегодняшнее состояние российского общества, являющегося, в свою очередь жертвой идеи глобализации, ее практического исполнения, частичной материализации в масштабах планеты.

Как видим, извратив деятельность такого института государства как его пенитенциарная система, можно добиться деструктивного воздействия не только на общество этого государства, но и наработать опыт последующего применения подобной технологии на других странах, чтобы, в конце концов объять все человечество сетями тотального контроля.

Исходя из этого заключения можно классифицировать цели деятельности современной российской ФСИН следующим образом.

1. Существование пенитенциарной системы по принципу «сама для себя» — есть частное проявление деятельности этого государственного института, этакая «самоокупаемость» деструктивной системы, коррумпированные сотрудники которой, набивая себе карманы, даже не подозревают каким целям служат на самом деле.

2. Поддержание стабильного уровня преступности в стране и манипулирование его ростом – локальное проявление извращенной деятельности российской ФСИН, имеющее целью разрушению государства, что есть одна из текущих задач идеологов глобализации под названием — «разгосударствление», предшествующее созданию единого супер-государства, управляемого мировым правительством.

3. Отработка способов контроля населения — глобальное проявление деструктивной деятельности ФСИН, служащее установлению тотального контроля не только над населением отдельной страны, но и над всем человечеством. А успешно проведенный эксперимент по приведению населения какого-либо государства к пассивности и покорности рассматривается не только как полезный опыт для его последующего применения, но и как маленькая победа, некий этап на пути к главной цели.

Будучи подвержена деструктивным изменениям в самой своей сути, российская пенитенциарная система насквозь пропиталась духом преступного мира с его маргинальными и потребительскими стереотипами мышления.

Вот и извращается сущность критической ситуации, в которой оказывается человек, попав в места лишения свободы. Вот и укоренятся большинство таких людей в преступном образе жизни, мечтая стать «крутыми» авторитетами. А глубинные изменения психики, которые претерпевает человеческая личность в этой ситуации, ведут к тому, что погружаясь в себя, человек не освобождается от всего наносного, суетного, вредного, а, наоборот, загоняет внутрь то, что приготовили ему внешние условия. Подчеркиваю, специально, подготовленные условия!

Вот и тянуться зэки к духовному и психологии, чтобы научиться манипулировать другими и внушить им свою волю. Я не шучу! Помниться один осужденный, который отбывал срок за торговлю наркотиками, на мой вопрос «зачем он читает Библию?», ответил: «Чтобы стать сильнее, могущественнее и достигать своих целей!». А я знал его цели, и они, смею вас уверить, были очень далеки от того, что написано в Библии.

Вот и пишут заключенные стихи и поют песни, прославляющие арестантскую «доблесть» и «страдания». Вот и вырезают они нарды с преступной символикой и делают рисуночки с розочками, перевитыми колючей проволочкой.

Вот и прут лицемерно-смиренно «раскаявшиеся» преступники в церковь, чтобы на секунду прикоснувшись к благодати, опять вернуться в насквозь прокуренный барак и тут же трансформироваться в прожженных зэков, соревнующихся между собой в «крутизне» (а по сути, в степени ослепления гордыней и скорости падения на духовное дно).

Кстати, стереотипы преступного мышления, формирующие образ арестантской жизни, проникли и в колонийские церковные общины. Да-да, в местах лишения свободы преступные традиции стали частью церковной жизни и асоциальное разделение заключенных на противоборствующие касты, «свято» соблюдается и там. Так, «осужденным с низким социальным статусом» почти официально запрещено прикладываться к иконам, к кресту и даже участвовать в церковном таинстве – причащении.

Аналогичное отношение к таким осужденным – единоверцам наблюдается и у мусульман. Я лично знаю одного зэка, которого не пускают даже на порог лагерной мечети за то, что он принадлежит к «низшей» арестантской касте и был подвергнут насилию со стороны местных извращенцев.

Таким образом внутренняя социальная (вернее асоциальная) политика, которую поддерживает ФСИН в своих исправительных учреждениях отсортировывает даже идущих к Богу, вторгаясь в святая святых человека — его внутренний мир.

Вот и разливается преступная зараза по всему обществу, выплескиваясь из мест лишения свободы специфической «арестантской романтикой», поражая сознание неофитов липкой грязью, неотмытой с душ носителей этой заразы в специальной «химчистке» - тюрьме. Потому что эта «химчистка» у нас в стране не работает! И более того занимается не той деятельностью, которой ей положено заниматься. Как, скажем, вы принесли в настоящую химчистку любимую шубу, заплатили деньги за услугу, а вам обратно выдают вещь еще более грязную, чем была. На ваше удивление и возмущение отвечают: «Платите, и мы почистим ее еще раз!». Однако опять только пачкают шубу. И снова: «Платите…» — и так до бесконечности.

Все, все извращено в российской ФСИН. Из прошедших через тюрьму, лишь единицы, каким-то чудом способны вырваться из порочного круга, кардинально поменять образ жизни и вернуться в общество полноценным его членами и законопослушными гражданами своего государства.

Только в этом нет никакой заслуги «воспитателей» в погонах. Это действительно, чудо!

Андрей Лекс

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.