В условиях перехода нашего государства на новую систему социально-экономических отношений, которые принято называть «рыночными», многие силовые ведомства были вынуждены перенастраивать свои микроэкономические структуры и столкнулись с неведомыми доселе проблемами. Большинство из этих проблем не решены до сих пор, продолжая оказывать отрицательное влияние на работу ведомств, заменяя фундаментальную основу их деятельности – «служить интересам государства» на принцип существования – «выживать и выкручиваться».

Рыночные отношения не могли не оставить своего отчетливо-грубого следа от разрушения в жизнедеятельности государственного силового института – Федеральной Службы исполнения наказаний Российской Федерации.

Деятельность всех структур ФСИН с того момента сильно трансформировалась. При этом исказилась сущность и самой федеральной службы. Если раньше система работала только в интересах государства и общества, то теперь она стала работать еще и в интересах отдельных людей, чьи интересы никак не связаны с интересами нашего государства.

Трансформация тюремного ведомства вызвала противоречия в сфере производственно-трудовых, социальных и правовых отношений между сотрудниками администраций пенитенциарных учреждений и спецконтингентом – осужденными. Все это стало результатом созревшего кризиса взаимодействия государственной экономической инфраструктуры в ведомстве ФСИН РФ с негосударственными производственными, торговыми и другими структурами современной экономики.

Главной причиной этих противоречий стало несоответствие концепций целей и задач государственного силового института ФСИН РФ с концептуальными (уставными) целями и задачами потенциальных партнеров в экономической среде гражданского общества.

Для коммерческих предприятий главной целью (в соответствии с законом) является получение прибыли при условии свободной конкуренции. Для ФСИН же главной концептуальной задачей, поставленной государством является не получение прибыли, а исполнение наказания с помощью основных средств, обозначенных в ч. 2 ст. 8 УИК РФ: «Принципы уголовно-исполнительного законодательства РФ».

«Основными средствами исправления осужденных являются: установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим), воспитательная работа, общественно полезный труд, получение общего образования, профессиональная подготовка и общественное воздействие».

Получение прибыли для ФСИН, как бюджетной структуры, является целью побочной и необходимой лишь для поддержания и развития ее внутренней инфраструктуры с помощью собственных экономических и производственных баз.

Принцип подушевого финансирования этой службы, подразумевает передачу финансовых средств на функционирование всего ведомства, включая содержания ее сотрудников, спецконтингента и оплату амортизационных расходов инфраструктуры.

Государственное содержание силового института – ФСИН в сущности исключает прямую зависимость ведомства от понятия «конкуренция» в виду того, что минимальные и необходимые условия для его функционирования, уже обеспечены государственным финансированием. Как говориться, «все включено́».

Вот и получается, что из-за фактического упразднения терминов «обязательный труд осужденных» и «обязательное трудоустройство осужденных», всякое производство в местах лишения свободы какой-либо продукции или оказания услуг, становится второстепенной задачей при исполнении своих обязанностей сотрудниками производственных отделов в учреждениях ФСИН. А вот деятельность сотрудников оперативного и отдела безопасности учреждений исполнения наказания, всегда будет актуальной и первостепенной.

На практике это доминирование выражается в том, что сотрудники отдела безопасности всегда могут остановить любое производство в учреждении, если им вдруг потребуется провести обыскные мероприятия или учет и сверку колюще-режущих инструментов. Иногда такие мероприятия могут занимать достаточно длительное время – от нескольких часов до половины рабочего дня.

Если исправительное учреждение заключило договор с гражданским заказчиком на выполнение производственных услуг, в котором обозначены сроки исполнения работ, то в случае сбоев производственного процесса и потери времени на режимные мероприятия, исполнитель в лице исправительного учреждения, как правило, в эти сроки не укладывается и нарушает договор. Повторные сбои приводят к тому, что гражданский заказчик начинает «страдать» от подобных срывов, будучи сам посредником, субподрядчиком или агентом уже в своих договорных взаимоотношениях с другими участниками, нарушая свои обязательства перед ними.

Разумеется, что главным виновником во всех проблемах и срывах, гражданский заказчик увидит исполнителя в лице ФСИН. Как правило, после нескольких подобных сбоев, договора расторгаются, либо не продляются и сотрудничество прекращается. ФСИН теряет свою выгоду, заказчик – свою, а осужденные продолжают бездельничать, праздно проводя время, окончательно отвращаются от честного труда, разлагаясь духовно и морально-нравственно.

Со временем сотрудники администрации исправительных учреждений и большинство осужденных начинают понимать, что труд ради труда, результаты которого по большей части достанутся «тем у кого и так все уже есть», это попутная блажь системы ФСИН в рыночной среде для собственного дополнительного обогащения. А значит, никто из них не будет воспринимать всерьез свое участие или неучастие в работе по законам рыночной экономики. Поэтому успешность подобного обогащения системы исполнения наказания будет обеспечена только при условии, если вся заработанная прибыль будет распределяться внутри системы (на ее нужды) и значительная ее часть достанется спецконтингенту в качестве оплаты труда.

Если ФСИН начинает получать прибыль, выходя за пределы необходимых и минимальных потребностей, определенных бюджетом, то в определенное время наступает момент «переедания». Будь к примеру, оно у человека, это приведет его к ожирению с вытекающими отсюда последствиями – всевозможным заболеваниям внутренних органов и опорно-двигательного аппарата, не говоря уже о том, что тучный человек становится малоподвижным и ленивым.

Что же касается государственного института ФСИН, то его основная внутренняя «болезнь», это – коррупция. Лень и малоподвижность – потеря эффективности и профильной пригодности, отступление от собственной концепции существования, как государственного института и принципов уголовно-исполнительного законодательства.

Отходя от своего функционального предназначения, система ФСИН начинает пропитываться потребительской идеологией рыночных отношений, при этом теряет авторитет государственной службы и уподобляется обычным гражданским структурам.

В среде экономической активности, где свободная конкуренция является главным условием сосуществования субъектов экономики, каждый такой субъект, стремится достичь лучшего чем у конкурентов качества услуг и (или) продукции, стремясь с учетом своей выгоды продать их по ценам дешевле чем у конкурента. Это теория всем известна и в принципе ничего нового тут не скажешь.

Чтобы достичь таких показателей, участники рыночного поединка (один из которых ФСИН) должны иметь равные начальные условия для производства товаров или оказания услуг. Одним из главных, если не сказать – основным условием, является стимуляция труда своих работников, занятых в производственном процессе. А вот тут как раз и начинается цепочка несоответствий.

Немного теории.

Начиная от заработной платы до социальных пакетов, которые предоставляет работодатель, эти стимулы носят характер поощрения труда работников. Для работодателя такие выплаты служат средством достижения нужного качества и количества производимой продукции или оказываемых услуг. Что касается ФСИН, то единственным трудовым ресурсом, с помощью которого эта служба добивается нужного качества и количества производимой продукции, являются лица, отбывающие наказание.

Осужденным, отбывающим наказание с изоляцией от общества, гарантируются права и свободы граждан РФ с некоторыми изъятиями и ограничениями, установленными УК и УИК РФ. Но именно эти «изъятия» и «ограничения», как раз и представляют собою перечень главных стимулов для работников сферы рыночной экономики!

Не станем перечислять то, ради чего гражданские труженики готовы исполнять свои трудовые обязанности, находясь на вольных просторах. В сравнении с работниками изолированными от общества (осужденными) нас будут интересовать только самые основные – общий для всех набор стимулов. Поэтому, рассмотрим только те из них, предоставление которых осужденным позволит им выполнять свои трудовые обязанности на более-менее высоком профессиональном уровне и с инициативным подходом к работе. (В региональных управлениях ФСИН ситуация с набором стимулов сугубо индивидуальная).

Вот каким бы мог быть в идеале стандартный для всех осужденных, трудоустроенных на оплачиваемых рабочих местах перечень потребностей. Он невелик.

  1. Гарантия выплаты МРОТ.
  2. Наличие благоприятных условий труда и отдыха.
  3. Обязательная оценка результатов труда работников-осужденных администрацией исправительного учреждения в виде регулярных поощрений с обязательным документальным подтверждением в личном деле осужденного для статистического учета фактов его исправления.
  4. Возможность использования законного права на краткосрочный и длительный отпуска с выездом за пределы исправительного учреждения (ст. 97 УИК РФ) в качестве поощрения и стимуляции работника-осужденного.

В настоящее время в экономической и юридической сферах ФСИН РФ такие стимулирующие факторы присутствуют лишь формально, как статьи закона. На практике, они в большинстве случаев не работают (за исключением выплаты МРОТ для рабочих вакансий, обеспеченных ставками из бюджета), но достаточного влияния на спецконтингент для выполнения им необходимых экономических задач, эти факторы не оказывают.

При формальных (прописанных в законе) вышеперечисленных правах, у осужденных имеется возможность быть трудоустроенными при наличии в учреждении свободных рабочих мест, обеспеченных официальными ставками и только для трудоустройства на хозяйственных объектах учреждения (1). Проще говоря, полные ставки есть только у тех осужденных, кто устроены на объекты инфраструктуры учреждения. Как правило, это одинаковый практически для любой колонии перечень: ремонтно-технический и обслуживающий персонал учреждения банно-прачечного комбината, столовой, должности старших дневальных, подсобные хозяйства, котельная и другие, внесенные в приказ должности, обеспеченные ставками из бюджета.

Уголовно-исполнительный Кодекс РФ достаточно четко объясняет понятие обязательного труда осужденного (ст. 103 ч. 1) и понятие оплаты этого труда (ст. 105, 107 УИК РФ).

Если внимательно изучить эти законы и попытаться спроецировать их смысл на возможность использования такого труда и соответствующей ему оплаты в условиях свободных рыночных отношений, то получиться абсолютная идейная несовместимость.

Во-первых, закон обязывает осужденного трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительного учреждения и требует учитывать его: пол, возраст, трудоспособность, состояние здоровья и специальность, исходя из наличия рабочих мест. Но это противоречит рыночной идеологии, предусматривающей свободу гражданина в выборе места и вида работы.

Во-вторых, закон хотя и дает осужденному право на оплату труда в соответствии с законодательством РФ о труде, но в тоже время он, четко и в принудительном порядке ограничивает размер этой заработной платы посредством необходимых вычетов, сумма которых составляет 75 процентов (2).

Тем самым, на лицевой счет осужденного зачисляется не менее 25 процентов начисленной ему заработной платы, пенсии или иных доходов. То есть, – еще одно противоречие законам рынка, где свободный гражданин самостоятельно распоряжается сто процентной суммой выданной ему зарплаты.

А теперь о законных вычетах.

Рассмотрим расчетную ведомость заработной платы осужденного, отработавшего целый месяц (восьмичасовой рабочий день) в цехе сувенирных изделий в колонии строгого режима на Южном Урале в 2014 году.

Вот стандартный перечень начислений и вычетов (налогов) из заработной платы осужденного:

Начисления

  1. Оклад — 84,97 руб.
    2. Доплата — 0
    3. Классность — 0
    4. Отпуск — 0
    5. Уралск. коэфф. 15 % — 12,75

Всего начислено: 97,72

Вычеты

  1. НДФЛ 13% — 13
    2. Ком. услуги — 0
    3. Питание — 60,29
    4. Гиг. пак. — 0
    5. Вещ. довольст. — 0
    6. Алименты — 0
    7. Иск — 0
    8. Почтовый сбор — 0

Всего удержано: 73,29
На руки: 24,43  

Помимо того, что сумма этой заработной платы (оклад) вызывает у кого-то гнев, а у кого-то иронию, можно увидеть одну интересную особенность.

Вот расчетный листок другого осужденного, отработавшего в том же месяце, в том же цехе, в той же колонии. Но у этого осужденного (в отличие от первого) имеется иск, выплаты по которому производятся вычетом из зарплаты.

Начисления

  1. Оклад – 84,97 руб.
    2. Доплата – 0
    3. Классность – 0
    4. Отпуск – 0
    5. Уралск. коэфф. 15 % – 12,75
    6. бл. – 0

Всего начислено: 97,72

Вычеты

  1. НДФЛ 13% — 13
    2. Ком. услуги — 0
    3. Питание — 17,93
    4. Гиг. пак. — 0
    5. Вещ. довольст. — 0
    6. Алименты — 0
    7. Иск — 42,36
    8. Почтовый сбор — 0

Всего удержано: 73,29
На руки: 24,43  

Видите разницу? Она заключается в том, что, несмотря на абсолютно одинаковую зарплату, с первого осужденного за питание взыскали 60 руб. 29 коп, а со второго – 17 руб. 93. коп. Питались же, эти осужденные одинаково – в одно и то же время, в одном, и том же месте, и по одним и тем же нормам. Это притом, что итоговые цифры в расчетном листе «на руки» у обоих были составлены строго по закону.

Таким образом, независимо от того есть ли у осужденных алименты и (или) иск или их нет, с их зарплаты будет однозначно вычтено 75 процентов.

В одном примере один «много» съел и за это заплатил, а в другом примере другой выплатил по иску, но «мало» скушал. На что «намекает» такая уравниловка? На то, что изымание 75 процентов налога, это всего-навсего, предусмотренный законом возврат бюджетных средств обратно в казну.

Получается, что осужденный, который вообще не работает в колонии, а питается в той же столовой, ничего никому не должен и выплат за еду с него не возьмешь.

Тут дело понятное – закон гарантирует всем осужденным – работают они или нет одинаковые права быть накормленными, одетыми и обутыми. Этим-то государство и отличается от низших организационных форм. Непонятно другое. Чем работающий осужденный отличается от неработающего? Гарантии для всех одинаковые, а возвращает долги за всех (и за себя и за того Васю, который не работает) только работающий осужденный?

Эта запрограммированная несправедливость в корне разрушает современную концепцию ФСИН о трудовом воспитании осужденных. Осужденные это видят и понимают, что прожить в зоне можно и не работая. Работа для большинства из них, это простое убивание времени – способ отвлечь себя от серых и однообразных будней. Именно этим, фактически психологическим приемом пользуется ФСИН, собирая для работ тех осужденных, которые следят за своим психофизическим состоянием и не хотят морально деградировать от безделья.

В некоторых управлениях ФСИН на Южном Урале большинство осужденных, трудоустроенных на дополнительном производстве ИУ, вообще, не знают что такое МРОТ. А все потому, что колонии сотрудничают с гражданскими заказчиками на основании договора, где четко прописана сумма сделки за оказанные услуги по производству какой-либо продукции – то есть оплата труда для осужденных будет сдельная.

Вся работа колонийской бухгалтерии сводится к формальному перераспределению заработанных средств (как правило, это несчастные копейки) на трудоустроенных по утвержденному приказу осужденных, у которых имеются иски.

Соответственно, руководство ИУ рассматривает сделку не как возможность удовлетворить запросы осужденных по зарплате, а просто подтверждает их трудовую занятость в колонии, начисляя им ту часть от выплат заказчика, которая, по мнению руководства, будет для них минимально достаточна.

В свою очередь, бухгалтеры учреждения вынуждены изворачиваться в своих мудреных разнарядках и платежных ведомостях и подгонять под фактический объем заказанной продукции или услуг, выраженных в денежном эквиваленте, неотработанные осужденными нормо-часы для оправдания столь мизерных начисляемых им сумм. (Это «подгонка» под требования трудового кодекса и другие постановления, обеспечивает соответствие повременной (тарифной) оплате труда). Сама же колония должна учесть все затраты на производство выпускаемой продукции (себестоимость) и получить хотя бы минимальную прибыль.

Для чего все это делается? Для чего вся эта игра во ФСИНовский бизнес, если система «сидит» на бюджете? И где настоящая прибыль от этой игры, а самое главное – кому она достается? Но об этом чуть позже.

Затронем другую, видимую для всех проблему: почему осужденные считаются самыми низкооплачиваемыми работниками? Также ответим на вопрос: почему СИН не может использовать осужденного в качестве полноценного работника в производстве качественной конкурентоспособной продукции или оказывать с помощью труда осужденных такие же услуги в рыночной экономике, где работниками являются свободные граждане?

Начнем с элементарного и самого насущного вопроса. Невозможно считать равноценным качество социально-бытового обеспечения осужденного (большая часть средств из – 75 процентов выплат осужденному изымается, именно, на эти цели) с такими же показателями у свободного гражданина. Однако даже при минимальной оплате, вычеты на питание и социально-бытовое обслуживание производятся без согласия на то осужденного – принудительно (требование закона).

Поэтому при прочих равных результатах труда осужденного и свободного гражданина, оплата первого всегда будет неудовлетворительной и представлять собою лишь формальную – мизерную сумму. Вдобавок ко всему, осужденный не имеет возможности свободного выбора рабочих вакансий в отличие от свободного труженика. Что само по себе не нонсенс и не удивительно – на то она и тюрьма. Важно другое.

Используя труд осужденных в зависимых от рынка сферах, администрация ИУ никогда не добьется от своих подопечных качественного и эффективного исполнения трудовых обязанностей без дополнительного поощрения подневольных работников или принуждая их насильно. В свою очередь, труд «из-под палки» не позволит ФСИН производить конкурентоспособные товары и оказывать такие же услуги. Это подтверждает и сам закон (ч. 5 ст. 103 УИК РФ), защищая осужденных от «производственной деятельности, которая не должна препятствовать выполнению основной задачи ИУ – исправлению осужденных».

Возникает вопрос: зачем система ФСИН лезет в рыночную экономику, если государственное субсидирование системы ФСИН позволяет полностью обеспечить и осужденным и сотрудникам минимальные социальные потребности, прописанные в законе? Для одних есть все гарантии при отбывании ими наказания, а для других при исполнении ими своих служебных обязанностей. Как, говориться: «За все заплачено, господа. Зачем напрягаться?».

Все что происходит сегодня в системе ФСИН за рамками классического понимания понятия «исполнение наказания», похоже на то, как надзиратель притворяется бизнесменом, от которого все шарахаются в сторону, видя, что он пытается спрятать свою дубинку. Но у него это не получается и она постоянно вылезает наружу. А осужденный вынужден изображать из себя вольнонаемного работника, но это у него также плохо получается и он, запутываясь в своих кандалах, всякий раз падает. И вот уже оба понимают, что нужно либо дубинку выкидывать, либо кандалы снимать и начинать эффективно работать или соблюдать режим и батрачить по принципу «лишь бы день прошел».

Главный вред, который наносят рыночные отношения устаревшему и нереформированному тюремному ведомству в том, что они разлагают общую дисциплину, умаляют дух патриотизма и значение служебного долга сотрудников, провоцируя их к расточительности, хищениям, взятничеству, фальсификациям, незаконному расходованию бюджетных средств и другим правонарушениям.

Существующая экономическая модель – это агрессивная среда для современной ФСИН, которая выводит из строя существующий механизм законного воздействия на осужденных, изолированных от общества с целью исправления.

Сноски

  1. В соответствии со ст. 103 п. 1, УИК РФ: «осужденные привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации для осужденных и производственных трудовых мастерских ИУ, на федеральных государственных унитарных предприятиях УИС и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях ИУ и (или) вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных». Социально-хозяйственные объекты внутренней инфраструктуры ФСИН РФ, на которых трудоустроены осужденные, функционируют за счет бюджетного финансирования и не являются прибыльными производствами. Производствами, приносящими прибыль в учреждениях ФСИН, могут быть только дополнительные производства в таких сферах как: ресурсодобыча (в основном лесная промышленность); производство строительных материалов; кустарное производство сувенирной продукции; отдельные отрасли сельского хозяйства; производство некоторых видов пищевой продукции; производство швейных изделий.
  2. В соответствии со ст. 107 УИК РФ, МРОТ осужденному выплачивается, не менее 25 процентов от начисленной суммы (сюда не входят мужчины старше 60 лет, осужденные женщины старше 55 лет и осужденные-инвалиды первой или второй группы, несовершеннолетние осужденные, осужденные беременные женщины и женщины имеющие детей в домах ребенка исправительного учреждения).

Вепрев А.Н. ФСИН: Путь из сумрака.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.