Для статьи с таким названием стоит обозначить некоторые данные, предоставленные сотрудником Московского государственного индустриального университета Бабениным В.Г.

«В период с 1930 по 1991 годы проводилась уголовно-исполнительная политика, в которой во главу угла исправления осужденных, их ресоциализации ставился труд. Труд был призван основой исправления и перевоспитания осужденных. В соответствии с этим строилась система исправительных учреждений, приспособленных для широкого привлечения заключенных к общественно-полезному труду (исправительно-трудовые колонии и исправительно-трудовые лагеря, широкая сеть специальных комендатур, где содержались лица, условно осужденные (освобожденные) с обязательным привлечением к труду). С конца 20-х годов УИС стала входить составной частью в единый хозяйственно-экономический комплекс страны, являясь его существенной частью.

Достаточно сказать, что все крупные стройки практически всех пятилетних планов выполнялись преимущественно руками заключенных. В 70-80 годы 20 века Главное управление исполнения наказаний МВД СССР входило в число крупнейших производителей валового продукта, занимая среди промышленных министерств пятое-седьмое место. Только трудом лиц, осужденных (освобожденных) условно с обязательным привлечением к труду в 1986-1987 гг. производилось около 22-23% всего объема строительно-монтажных работ, выполнявшихся в это время в СССР.

Труд осужденных приносил существенную прибыль, которая полностью покрывала расходы, связанные с финансированием МВД в целом(!). Государство, таким образом, в те годы было заинтересовано в большом количестве заключенных, так как это была дешевая рабочая сила, приносящая весомую финансовую добавку в бюджет государства.

Однако в начале 90-х годов с переходом экономики к рыночным отношениям и последовавшим за этим экономическим и социальным кризисом, производственный потенциал и трудовые ресурсы уголовно-исполнительных учреждений оказались невостребованными, а УИС из прибыльной отрасли народного хозяйства превратилась в дотационную.

Эти изменения экономического состояния УИС, наряду с процессами демократических преобразований в обществе, претворением в жизнь принципов гуманизма, законности и социальной справедливости, подготовка к вступлению, а затем и принятие России в Совет Европы, привели к необходимости существенного изменения уголовно-исправительной политики.

В 1997 вступил в силу новый Уголовно-исполнительный кодекс РФ (УИК РФ), основные положения которого максимально приближены к требованиям международных норм и стандартов обращения с заключенными, соблюдения их прав и интересов. Новый кодекс опирается на принципы гуманизма, рационального применения мер принуждения и средств исправления осужденных, соединения наказания с воспитательным процессом...».

Процесс привлечения к труду не должен основываться на таких понятиях, как обязательная трудовая повинность. Трудно спорить с законодательством в отношении обязательных хозработ осуждённых. Нет сомнения в том, что место, где ты обитаешь сам, нужно самому и убирать, но у всякого места есть свои границы. Вот тут-то и начинаются протесты большинства заключённых против обязательных хозработ в колонии (два часа в неделю). Мол, «...своё спальное место в проходе между шконками мы и так уберем, а вот мести плац или чистить там снег и долбить лёд - это дело администрации, ведь там место для показухи всяким там комиссиям из ГУФСИН...».

Любой монастырь занимается самообеспечением, куда входит и уборка территории. Можно возразить такому сравнению, ведь в монастырь идут добровольно, а в тюрьму и колонию попадают принудительно - под конвоем. Если для монаха невозможно отказаться от своего послушания, потому что он боится этим согрешить перед Богом, то арестант, возможно, боится, а, возможно, и не боится карательных мер администрации колонии: сначала ШИЗО, потом - ПКТ, потом - ЕПКТ, а потом суд и «крытая» тюрьма за злостное нарушение режима содержания.

Если обритый наголо «монах» не убоится, то получит вышеперечисленные этапы экзекуции, да ещё и сотрудниками не раз бит будет, что во многих колониях России процветает и культивируется. В общем, каждый арестант решает эту проблему по-разному. Кто-то смиряется и метёт плац, а кому-то помогают образование, таланты и навыки, (ими заменяют хозработы, принимая участие в нужном для всех занятии или труде). Кто-то откупается, а кто-то активно сотрудничает с администрацией и тем самым обеспечивает себе очень скоротечные земные удобства.

Так или иначе, но противоречие в сути трудового воспитания «за два часа в неделю» - есть! Трудно перевоспитать великовозрастного детину со строгого режима, если при этом у него самого есть дети. Чтобы воспитать человека, надо его любить, а чтобы его перевоспитать, его надо - что? Рабство сегодня не пройдет, а вот оплачиваемый (пусть даже - низкооплачиваемый) труд осуждённых - это не противно ни Богу, ни народу, ни государству. Главное, чтобы не посылать зеков (кстати, они такие же люди, как и все мы) на верную смерть на какие-нибудь вредные и опасные производства. Пусть это делают роботы.

Работа в нашей стране есть и будет ещё долго, пока страна развивается; главное, это перенастроить систему исполнения наказаний с мании перевоспитывать за два «часа в неделю» с помощью «солдафонских» порядков от которых вместо опрятности и порядка на время срока человек превращается в скотоподобное существо, готовое мстить обществу за то, что он претерпел в процессе его «перевоспитания».

Характерно то, что сейчас большинство офицеров ГУФСИН сами отрицают «перевоспитательные» функции их структуры и ограничивают возможности этой системы лишь способностью временной изоляции осуждённых от общества. Но так быть не может. Система все же влияет на контингент, как больница влияет на больного, как школа влияет на ученика.

Помимо осмысления и образования в изоляции от общества, человек должен трудиться и отдавать свои долги. Долги эти есть у каждого. У кого-то эти долги - перед потерпевшими, у кого то - перед родными и близкими, которых он оставил без опеки, защиты и помощи, став арестантом. Однако, государственные мужи-законотворцы, которые уже давно запустили своё хозяйство, решили все долги осужденных перевести на мудреное слово «иск», которое в уголовно-исполнительной системе в нашей стране, уже давно не работает как механизм восстановления реальной справедливости. В результате этого, потерпевшие никогда больше не увидят своих денег по искам, потому что эти деньги и есть долги осуждённых, которые надо отдавать. А в зонах сейчас нет работы, значит платить по искам нечем. (Фактически, в зонах сейчас работают в производственной сфере только 15 % из общего числа осуждённых. Остальные 80 % - это не отказники, а безработные, а 5 % - задействованы в хозяйственных работах в колонии.)

Итак, «справедливость» восторжествовала: преступник в клетке, следователь, прокурор и судья получили премии, звездочки и новые продвижения по службе. А что же общество, куда входят потерпевшие и родственники осуждённых, и все, кого пока не касались руки правосудия?

Потерпевшие останутся потерпевшими навсегда и потерпят ещё ни раз от своих воспоминаний, ожиданий, а некоторые и от страха. Крохи со стола правосудия они уже получили - это фальшивое и греховное чувство удовлетворения от справедливого приговора. Родные зека получили укоры и упрёки общества за своё воспитание и родство, получили обязанность ухаживать и посещать узника, работать и тратиться на передачи и дорогостоящие свиданки. Дети зеков остались без жесткого отцовского надзора и воспитания, многие из них станут наркоманами, отморозками, проститутками и прочими падшими людьми.

Остальное общество не столкнется больше именно с преступниками, которые уже сидят, просто на их месте будут другие – возможно, их дети. Всё общество будет работать и платить налоги, с которых потом будут платить пенсии, кормить и одевать зеков за счёт потерпевших. Что же изменить, чтобы платили те, кто должен, а не те, кому должны?

Господа предприниматели и руководители государственных и частных предприятий и учреждений! Дайте работу зекам! Если вы работодатель, то вы и плательщик за труд, вы же получатель результатов труда. Имейте свой интерес (он всегда есть, когда имеешь дело с государством и его контингентом) и влияйте на жизнь общества не только платой налогов, но и работой с людьми, которые стали преступниками в обществе и по вашей косвенной вине - тоже. Тогда и долги будут отдаваться, и жизнь будет добрее у всех нас...

© Мозалёв А.Ю., 2008
При подготовке данной статьи были использованы материалы сетевого электронного научного журнала «Системотехника», №2, 2004 г.
«Об опыте работы вузов в учреждениях уголовно-исполнительной системы».
из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.