Созданы идеальные у нас в стране и более того, они с каждым годом совершенствуются. Чтобы не философствовать на эту тему, давайте изучим реальный случай, который представился руководству благотворительного фонда "Ветеран" — фонда по реабилитации ветеранов боевых действий РФ и осужденных ветеранов.

В июле 2012 года, отсидев свой срок в колонии строгого режима, вышел на свободу один наш ветеран-афганец Рашит. Было решено, что дальнейшую деятельность фонда возглавит он. После освобождения ему предстояло пройти череду бюрократических процедур по восстановлению личных документов, регистрации и прочих отметок с целью получения прежнего статуса — гражданина России.

Наученные горьким опытом предыдущих освобождавшихся ребят, мы решили провести эксперимент на предмет того, как в России относятся к освободившимся из мест лишения свободы гражданам  чиновничьи семейные кланы, занявшие все структуры госслужб.

Цель эксперимента — выявление моментов, где действие закона направлено против гражданина, который пока ничего не совершил плохого, а просто обратился к государству для того, чтобы встать на всевозможные учеты, пройти регистрации и получить обещанные государством льготы.

Рашит получил новый паспорт и не имел места регистрации (прописки), т.к. у него никого не осталось из родных и жилья тоже не было. Что хотите, а прописку закон требует в первую очередь, т.к. это координаты объекта — винтика. Рашиту было отказано в его государственной регистрации (прописке) со ссылкой на закон, который разрешает временно регистрировать только беженцев. Бывшие зэки в этом законе не учтены.

Такой социальной категории, отмеченной в законе, как "только что освободившиеся заключенные" в России нет и навряд ли будет. Большая часть этой категории по своему социальному статусу находится ниже самых бедных беженцев и даже ниже граждан без определенного места жительства, а ведь, у последних есть хотя бы подвал и определены хоть какие то социальные связи, пусть даже на свалке.

Когда Рашит стал наивно объяснять, что чиновники направляют его в тупиковую ситуацию и ставят ему палки в колеса, лишая его своих прав, одна очень "остроумная" сотрудница дерзко пошутила, сказав бывшему заключенному, бывшему ветерану войны в Афганистане: "...мы вам ничего никуда не вставляем". Представляете, сказать бывшему зэку, который только что освободился из нашей российской зоны, что "ему ничего никуда не вставляют"!

Как быть гражданам нашей страны, когда "детки" развращенных и проворовавшихся чинуш творят такое в кабинетах государственных учреждений? К кому обратиться и куда пойти жаловаться? К таким же деткам из прокуратур, которые на дух не переносят бывших зэков и которым их папы и мамы в свое время запрашивали космические срока!? Лицемеры ждут от нас лицемерия? Да, они создали все условия для преступного рецидива, подставляя под удар вот таких вот неотесанных девочек из среднего классе под людей с посттравматическим синдромом после "исправительных" истязаний в наших зонах и тюрьмах за годы срока. К кому идти за помощью?

В.А. Каравайцев, А.Ю. Мозалев

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.