UA-11904844-8

Современная Россия находится в состоянии формирования новой социальной системы. Социальные нормы современного российского общества на текущий период не представляют собой естественной адаптационной нормы развития для подрастающего поколения ввиду кризиса таких сфер жизнеобеспечения, как образование, здравоохранение, средства связи, транспорт, вследствие межэтнических конфликтов, падения духовности, нравственности, изменения ценностных ориентаций, разрыва между гражданами и официальной властью, роста различных форм общественных девиаций.

Духовная жизнь детей, подростков, молодых людей в силу недостаточной сформированности и выраженной лабильности таких социально значимых параметров, как направленность, интересы, моральная и нравственная система ценностей, а также мировоззрение в целом, подвергается насильственному воздействию со стороны таких факторов, как асоциальные условия проживания, маргинализация и криминализация, кризис образования, дегуманизация, деинтеллектуализация. Общей выраженной чертой российского общества, к сожалению, стала агрессивность. Дети и подростки в силу своей неопытности, незрелости, суггестивности не защищены от проявлений зла, насилия, жестокости, бескультурья, хамства, невежества. 

Негативные тенденции общественного развития охватывают все большие слои подростков, молодежи, снижая возрастную границу, выражаясь в различных формах деструктивного поведения и обусловливая “кризис социализации”. Возрастание озлобленности на фоне социальной невостребованности и бесперспективности в сознании подавляющего большинства молодых людей при культивировании элитарности и вседозволенности в сознании незначительного, но обозреваемого меньшинства, при “маркетологизации” морали усугубляет и без того достаточно острый социальный конфликт, затягивая и углубляя его.

Немалый “вклад” в популяризацию и распространение именно этих, отнюдь не лучших, проявлений среди молодежи вносят в последнее десятилетие и средства массовой информации (СМИ).

С одной стороны, СМИ способствуют информированности населения, свободной дискуссии по "острым проблемам" преступности, самоубийств, наркотизма, коррупции и организованной преступности, делинквентности подростков, проституции и т.п. С другой стороны, СМИ нередко злоупотребляют демонстрацией и смакованием насилия, неквалифицированно преподносят фактические материалы, культивируют агрессию, превосходство физической силы, героизацию преступников, вседозволенность и безнаказанность, неуважение к национальным, государственным, культурным и человеческим ценностям.

Цель работы заключается в определении направленности и степени влияния СМИ на социализацию подростков.

Объект исследования: процесс социализации.

Предмет исследования: социальное поведение подростков.

Гипотеза: предполагается, что СМИ играют значительную, но не главную роль в социализации подростков.

В соответствие с целью и гипотезой перед исследованием ставятся задачи:

1. Охарактеризовать возрастные и индивидуальные особенности подростков.

2. Рассмотреть социализацию как социально-педагогическое явление.

3. Выявить характер и степень влияния СМИ на детей подросткового возраста.


ГЛАВА I. ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛИЗАЦИИ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ. 1.1 Психолого-педагогическая характеристика подросткового возраста

То, что каждому возрасту соответствует свой уровень  физического, психического и социального развития, общеизвестно и не требует особых доказательств. Возрастные особенности – это наиболее характерные для каждого возрастного периода детей и учащихся  особенности их физического, психического и социального развития.

Множественность схем возрастной периодизации отражает объективный факт многомерности и многовариантности  человеческого развития, включающего в себя и онтогенез, и социализацию, и творческий жизненный поиск. До некоторой степени их можно как-то усреднить, сказав, что переход от детства к зрелости охватывает в целом возраст от 11-12 до 23-25 лет и делится на три этапа: подростковый возраст (от 11-12 до 14-15 лет), ранняя юность (от 14-15 до 18 лет) и третий период, от 18 до 23-25 лет, который можно условно назвать поздней юностью или началом взрослости (В. И. Андреев, 1996).

Подростковый, отроческий возраст является переходным прежде всего в биологическом смысле, поскольку это возраст полового созревания, параллельно которому достигают в основном зрелости и другие биологические системы организма. В социальном плане подростковая фаза – продолжение первичной социализации. Все подростки этого возраста – школьники, находящиеся на иждивении родителей или государства. Социальный статус подростка мало чем отличается от детского. Психологически этот возраст крайне противоречив. Для него характерны максимальные диспропорции в уровне и темпах развития. Подростковое чувство взрослости – главным образом новый уровень притязаний, предвосхищающий положение, которого подросток фактически еще не достиг. Отсюда – типичные возрастные конфликты и их преломление в самосознании подростка. В целом это период завершения детства и начала "вырастания" из него.

Известно, что в области человеческого развития прослеживаются следующие закономерности:

  • отдельные стороны, компоненты психики и даже органы человеческого тела развиваются относительно друг друга неравномерно.
  • физически, психически и социально человек также развивается неравномерно: в чем-то быстрее, в чем-то медленнее.

Это побудило психологов и педагогов сформулировать закон неравномерности развития как отдельных сторон и свойств растущего человека, так и темпов его общего развития.

Вместе с тем обнаружено, что темп развития психики детей и школьников в несколько раз превышает темп развития психики взрослого. В связи с этим следует вспомнить известное высказывание Л. Н. Толстого о том, что «от пятилетнего ребенка до меня – только один шаг, от новорожденного до пятилетнего – страшное расстояние, от зародыша до новорожденного – пучина, а от существования до зародыша отделяет уже не пучина, а непостижимость».

Кроме того, в исследованиях С. Л. Рубинштейна, Л. С. Выготского, В. А. Крутецкого, А. Н. Леонтьева и других установлена другая закономерность, которая в развитии человека выделяет так называемые сензитивные периоды. Сущность этой закономерности заключается в следующем. Для каждого отдельного вида психической деятельности существует оптимальное время наиболее интенсивного развития, которое получило наименование сензитивного периода (В. И. Андреев, 1996).

Так, для интеллектуального развития сензитивным периодом считается возраст до 13 лет. Это не значит, что после 13 лет не происходит развития интеллектуальных способностей. Просто после 13 лет можно считать, что лучшие годы для интенсивного интеллектуального развития в основном прошли. После 13 лет человек овладевает еще очень большим числом интеллектуальных умений, приемов, но пик для сензитивного развития интеллектуальных способностей уже пройден.

Мир подростка – это сложный мир ребенка и взрослого одновременно. Развитие органов идет быстро и крайне неравномерно. Движения подростка плохо скоординированы, порывисты, угловаты. Рост сознания и самосознания порождает повышенное стремление к самостоятельности, независимости, что часто проявляется и в повышенной критичности к другим людям.

Для подросткового возраста характерно стремление самоутвердиться, «что-то значить», проявить себя самым неожиданным образом, обратить на себя внимание любой ценой. Многие психологи и педагоги связывают это с кризисом полового созревания, который часто проходит в душевных переживаниях, в честолюбивых устремлениях, в бурных фантазиях и самоуверенном поведении.

Этот возраст особенно благоприятен для педагогического стимулирования и развития самосознания, самовоспитания.

Подростковый возраст отличается способностью к творческому воображению и фантазии, точностью и глубиной мыслительной деятельности, повышенным интересом к любимым предметам. Наряду с признанием отдельных для него авторитетов, подросток всякий раз стремится высказать свое критическое суждение, проявить свое позитивное или негативное отношение к происходящему.

Постепенно возрастает логичность его суждений, обобщений и выводов, его речь становится более образной, выразительной и доказательной. Понимание материала порой идет не через конкретизацию и иллюстрацию, а через логическое рассуждение, доказательство, умозаключение (В. И. Крутецкий, 1965).

Активно идет процесс социализации подростка. В этот период происходит процесс усвоения индивидом социального опыта, системы социальных связей и отношений. В процессе социализации человек приобретает убеждения,. общественно одобряемые формы поведения, необходимые ему для нормальной жизни в обществе. Хотя термин "социализация" обозначает процесс, продолжающийся в течение всей жизни (люди постоянно учатся и улучшают свои навыки), он чаще используется применительно к периодам детства и юности (М. Корууэлл,. 1999).

Формируется миропонимание подростка, вырабатываются нравственные ориентиры, принципы поведения, которые еще не всегда устойчивы, но играют решающую роль в его поведении и поступках.

Мир подростка – это мир романтики и жажды приключений. В этом возрасте часто меняются интересы и увлечения. Нередко подростки пытаются заниматься в нескольких кружках сразу. Появляется интерес к приключенческой и детективной литературе. При чтении для подростка главное – не внутренний мир литературного героя, а сам сюжет, само событие.

В подростковый возраст происходит и крушение идеалов, что приводит к замкнутости, отчужденности, резкой смене настроения и вспышкам гнева. Благородные порывы подростков часто остаются непонятыми взрослыми. Более того, лицемерие и явная ложь взрослых не остаются бесследными для неокрепшей, легко ранимой души подростка.

Задача родителей и учителей в этот ответственный период в жизни подростка, используя разнообразные педагогические ситуации, побуждать его правильно, прежде всего с нравственных позиций, принимать решения, систематически корректировать его поведение. Взаимоотношения с подростком должны быть всегда доброжелательно-требовательными. Как подчеркивал А. С. Макаренко, в этот период особенно важно сочетать требовательность с уважением к его личности. Особенно опасно грубое вмешательство взрослых в интимный мир подростка.

Поскольку в подростковом возрасте сила и смелость особенно высоко ценятся, то они тянутся к лидерам, которые обладают этими качествами. Притягательными в этом возрасте могут быть и явные хулиганы, которые «ничего не боятся», которым «все можно». Попадая под их влияние, подростки быстро «осваивают» их приемы жестокости и аморального поведения. Именно в этом возрасте подростки втягиваются в референтные группы и в так называемые группировки, а затем попадают в среду правонарушителей. Девочки в этом возрасте также очень быстро могут попасть под влияние мнимых кумиров и ложных идеалов. Некоторые девочки-подростки не особенно осуждают проституцию и даже гордятся своими знакомствами с более взрослыми ребятами из местных группировок и правонарушителями.

В период подросткового возраста возникает и масса других проблем. Чаще всего они бывают связаны с инфантилизмом, безразличием ко всему тому, что предлагают учителя, родители.

Однако уже к концу подросткового возраста у многих возникает проблема выбора профессии. Большинство подростков решает вопрос, продолжить ли учебу в школе или поступить в профессиональное училище, профильный класс лицея и т.д., делают это глубоко осмысленно, с учетом своих возможностей и способностей.

Индивидуальные особенности – это совокупность моральных, интеллектуальных, волевых, эмоциональных и других качеств личности, которые заметно отличают одного человека от другого.

Поскольку в развитии человека проявляются общие и особенные качества, то родителям и учителям приходится больше внимания уделять тем особенностям, которые характеризуют индивидуальность, своеобразие черт личности подростка.

Разрабатывая свою систему воспитания личности в коллективе,
А. С. Макаренко писал: «Я увидел, что должна быть и общая программа, «стандартная», и индивидуальный корректив в ней».

А. С. Макаренко часто подчеркивал, что такие качества и привычки, как аккуратность, точность, быстрота ориентировки не нужно воспитывать при помощи «индивидуальной обработки». А вот для других более значимых личностных качеств требуется индивидуальный подход.

Очень важно учитывать темп деятельности, так как одни подростки все делают быстро, а другие медленно.

Учащиеся даже одного возраста очень отличаются по уровню интеллектуального развития, наблюдательности, памяти, воображению, интересам, склонностям, творческим способностям.

В индивидуальном подходе особо нуждаются «трудные» и творчески одаренные подростки. Рассмотрим более детально проблемы, связанные с теми учащимися, кого мы называем «трудными подростками».

Есть немало ученых и педагогов, которые оспаривают правомерность использования терминов «трудные подростки», «трудные учащиеся», «трудные дети». Но сама жизнь, сама педагогическая практика показывают, что за этими терминами стоит вполне конкретная реальность – реальные подростки, учащиеся, дети, главная проблема которых в том, что они трудны для понимания, обучения и воспитания.

Если обобщить сведения по имеющейся психолого-педагогической литературе и соотнести полученные материалы с реальной педагогической практикой, то в категорию трудных входят подростки: трудные для понимания; не предсказуемые в поведении; с задержкой в развитии отдельных личностных качеств и способностей, а потому трудно обучаемые; с низкой или даже отрицательной мотивацией к обучению; с повышенной конфликтностью; с вредными привычками; систематически нарушающие общую дисциплину; психологически несовместимые с учителем; склонные к правонарушениям или уже совершившие правонарушения; склонные к алкоголю, наркомании, проституции и др.

Дело в том, что трудные подростки не являются таковыми изначально. Они становятся трудными в ситуациях, когда учитель не находит сразу ответ на вопрос: как поступить, как действовать, как обучать и воспитывать? Но это не говорит о том, что нет выхода. Это всего лишь обозначает, что с таким учащимся трудно, для него не подходят простые варианты педагогических решений.

Будучи великолепным практическим психологом, А. С. Макаренко предупреждал, что нет необходимости специального сбора данных и изучения воспитанников. Знание о воспитанниках должно прийти к воспитателю не в результате оторванного от живой практики изучения, а в процессе трудной совместной работы с ним, а главное в процессе активной помощи ребенку.

Значительные трудности у родителей и педагогов возникают в связи с кризисами развития в период взросления подростка. Кризисы и кризисные явления в период взросления создают много дополнительных трудностей для воспитания, так как служат причиной отклонения поведения и личностных нарушений обычного поведения. Более того, на фоне трудностей созревания и развития в подростковом возрасте наблюдаются не только отклонения от нормы, но в экстремальных ситуациях можно констатировать и психологические заболевания.

Термин «кризисы периода взросления» не означает определенного диагноза, а объединяет очень различные виды поведения и переживаний, которые с точки зрения классификации психических расстройств могут относиться к неврозам, к личностным нарушениям или психозам (Х. Ремишмидт, 1994).

Подростковый возраст всегда трактуется как переходный, критический. В социологии и других общественных науках этому отчасти соответствует понятие социальных переходов, поворотных пунктов развития, радикально изменяющих положение, статус или структуру деятельности индивида (например, начало трудовой деятельности); они нередко оформляются специальными ритуалами, "обрядами перехода".

Поскольку сензитивные периоды и социальные переходы  часто сопровождаются психологической напряженностью и перестройкой, в психологии развития существует специальное понятие возрастных кризисов, с которыми ассоциируется состояние более или менее выраженной конфликтности.

Дабы подчеркнуть, что эти состояния, какими бы сложными и болезненными они ни были, являются естественными, статистически нормальными и преходящими, их называют нормативными жизненными кризисами, в отличие от ненормативных жизненных кризисов и событий, вытекающих не из нормальной логики развития, а из каких-то особых, случайных обстоятельств – например, смерть родителей (И. С. Кон, 1989).

Нормативные жизненные кризисы и стоящие за ними биологические или социальные изменения – повторяющиеся, закономерные процессы. Зная соответствующие биологические и социальные законы, можно достаточно точно предсказать, в каком возрасте средний индивид данного общества будет переживать тот или иной жизненный кризис и каковы типичные варианты его разрешения.

Многие психологические сдвиги – скорее результат накопления множества мелких событий и впечатлений в течение определенного периода времени, чем одного большого события, причем нужно учитывать потенциальный эффект кумулятивного взаимодействия разных типов жизненных событий. Например, для понимания сдвигов в образе "Я" подростка важны не только изменения в его телесном облике и психогормональные процессы, но и такое, казалось бы внешнее, случайное событие, как переход в новую школу, поступление в вуз, вызывающие необходимость адаптации к новому коллективу, потребность увидеть себя глазами новых товарищей и т.д.

Развитие самосознания – центральный психический процесс переходного возраста. Противоречивость положения подростка, изменение структуры его социальных ролей и уровня притязаний – вот что в первую очередь актуализирует вопросы "Кто я?", "Кем я стану?", "Каким я хочу и должен быть?".

Открытие своего внутреннего мира – радостное и волнующее событие, но оно вызывает и много тревожных, драматических переживаний. "Внутреннее Я" может не совпадать с "внешним" поведением, актуализируя проблему самоконтроля. Не случайно жалобы на слабоволие – самая распространенная форма подростковой самокритики.

Вместе с сознанием своей неповторимости, непохожести на других приходит чувство одиночества. Собственное "Я" нередко переживается как смутное беспокойство или ощущение внутренней пустоты, которую чем-то необходимо заполнить. Отсюда рост потребности в общении и одновременно повышение его избирательности, потребность в уединении, тишине, молчании, в том, чтобы услышать свой внутренний голос не заглушенным суетливой будничной повседневностью.

Преувеличение своей уникальности, непохожести на других часто порождает застенчивость, страх показаться смешным, "потерять себя" в общении, напряженную жажду излить душу и одновременно острую неудовлетворенность существующими формами общения (И. С. Кон, 1984).


1.2 Социализация как социально-педагогическое явление

Понятие "социализация". В гуманитарные науки термин «социализация» пришел из политэкономии, где его первоначальным значением было «обобществление» земли, средств производства и т. п.

Автором термина «социализация» применительно к человеку, является американский социолог Ф. Г. Гиддингс, который в 1887 г. в книге «Теория социализации» употребил его в значении, близком к современному, – «развитие социальной природы или характера индивида, подготовка человеческого материала к социальной жизни» (А. В. Мудрик, 2002).

К середине XX в. социализация превратилась в самостоятельную междисциплинарную область исследований. Сегодня проблему социализации или ее отдельные аспекты изучают философы, этнографы, социологи, психологи, криминологи, представители других наук.

Почти до 60-х гг. XX в., говоря о социализации, почти все ученые имели в виду развитие человека в детстве, отрочестве и юности. Лишь в последние десятилетия детство перестало быть единственным фокусом интереса исследователей, а изучение социализации распространилось на взрослость и даже старость.

Анализ многочисленных концепций социализации показывает, что все они так или иначе тяготеют к одному из двух подходов, расходящихся между собой в понимании роли самого человека в процессе социализации.

Первый подход утверждает или предполагает пассивную позицию человека в процессе социализации, а саму социализацию рассматривает как процесс его адаптации к обществу, которое формирует каждого своего члена в соответствии с присущей ему культурой. Этот подход может быть назван субъект-объектным (общество – субъект воздействия, а человек – его объект). У истоков этого подхода стояли французский ученый Эмиль Дюркгейм и американский – Талкот Парсонс.

Сторонники второго подхода исходят из того, что человек активно участвует в процессе социализации и не только адаптируется к обществу, но и влияет на свои жизненные обстоятельства и на себя самого. Этот подход можно определить как субъект-субъектный. Основателями такого подхода считают американцев Чарльза Кули и Джорджа Герберта Мида.

Основываясь на субъект-субъектном подходе социализацию можно трактовать как развитие и самоизменение человека в процессе усвоения и воспроизводства культуры, что происходит во взаимодействии человека со стихийными, относительно направляемыми и целенаправленно создаваемыми условиями жизни на всех возрастных этапах.

Сущность социализации. Сущность социализации состоит в сочетании приспособления и обособления человека в условиях конкретного общества.

Приспособление (социальная адаптация) – процесс и результат встречной активности субъекта и социальной среды (Ж. Пиаже, Р. Мертон). Адаптация предполагает согласование требований и ожиданий социальной среды по отношению к человеку с его установками и социальным поведением; согласование самооценок и притязании человека с его возможностями и с реалиями социальной среды. Таким образом, адаптация – это процесс и результат становления индивида социальным существом.

Обособление – процесс автономизации человека в обществе. Результат этого процесса – потребность человека иметь собственные взгляды и наличие таковых (ценностная автономия), потребность иметь собственные привязанности (эмоциональная автономия), потребность самостоятельно решать лично его касающиеся вопросы, способность противостоять тем жизненным ситуациям, которые мешают его самоизменению, самоопределению, самореализации, самоутверждению (поведенческая автономия).

Таким образом, обособление – это процесс и результат становления человеческой индивидуальности.

Из сказанного следует, что в процессе социализации заложен внутренний, до конца не разрешимый конфликт между мерой адаптации человека в обществе и степенью обособления его в обществе. Другими словами, эффективная социализация предполагает определенный баланс адаптации и обособления.

Изложенное понимание сущности социализации справедливо в рамках субъект-субъектного подхода. В рамках субъект-объектного подхода сущность социализации трактуется только как адаптация человека в обществе, как процесс и результат становления индивида социальным существом.

Социализация человека в современном мире, имея более или менее явные особенности в том или ином обществе, в каждом из них обладает рядом общих или сходных характеристик. Рассмотрим эти характеристики.

Этапы социализации. В любом обществе социализация человека имеет особенности на различных этапах. В самом общем виде этапы социализации можно соотнести с возрастной периодизацией жизни человека. Существуют различные периодизации, и приводимая ниже не является общепризнанной. Она весьма условна (особенно после этапа юности), но достаточно удобна с социально-педагогической точки зрения (А. В. Мудрик, 2002).

Человек в процессе социализации проходит следующие этапы: младенчество (от рождения до 1 года), раннее детство (1-3 года), дошкольное детство (3-6 лет), младший школьный возраст (6-10 лет), младший подростковый (10-12 лет), старший подростковый (12-14 лет), ранний юношеский (15-17 лет), юношеский (18-23 года) возраста, молодость (23-30 лет), раннюю зрелость (30-40 лет), позднюю зрелость (40-55 лет), пожилой возраст (55-65 лет), старость (65-70 лет), долгожительство (свыше 70 лет).

Далее рассмотрим социализацию человека до этапа молодости, т. е. социализацию подрастающих поколений.

Факторы социализации. Социализация протекает во взаимодействии детей, подростков, юношей с огромным количеством разнообразных условий, более или менее активно влияющих на их развитие. Эти действующие на человека условия принято называть факторами. Не все они в настоящее время выявлены, а из известных далеко не все изучены. О тех факторах, которые исследовались, знания весьма неравномерны: об одних известно довольно много, о других – мало, о третьих – совсем чуть-чуть. Более или менее изученные условия или факторы социализации условно можно объединить в четыре группы.

  • Первая – мегафакторы (мега – очень большой, всеобщий) – космос, планета, мир, которые в той или иной мере через другие группы факторов влияют на социализацию всех жителей Земли.
  • Вторая – макрофакторы (макро – большой) – страна, этнос, общество, государство, которые влияют на социализацию всех живущих в определенных странах (это влияние опосредствованно двумя другими группами факторов).
  • Третьямезофакторы (мезо – средний, промежуточный), условия социализации больших групп людей, выделяемых: по местности и типу поселения, в которых они живут (регион, село, город, поселок); по принадлежности к аудитории тех или иных сетей массовой коммуникации (радио, телевидения и др.); по принадлежности к тем или иным субкультурам.

Мезофакторы влияют на социализацию как прямо, так и опосредствованно через четвертую группумикрофакторы. К ним относятся факторы, непосредственно влияющие на конкретных людей, которые с ними взаимодействуют, – семья и домашний очаг, соседство, группы сверстников, воспитательные организации, различные общественные, государственные, религиозные, частные и контрсоциальные организации, микросоциум.

Агенты социализации. Важнейшую роль в том, каким вырастает человек, как пройдет его становление играют люди, в непосредственном взаимодействии с которыми протекает его жизнь. Их принято называть агентами социализации. На разных возрастных этапах состав агентов специфичен. Так, по отношению к детям и подросткам таковыми выступают родители, братья и сестры, родственники, сверстники, соседи, учителя. В юности или в молодости в число агентов входят также супруг или супруга, коллеги по работе и пр. По своей роли в социализации агенты различаются в зависимости от того, насколько они значимы для человека, как строится взаимодействие с ними, в каком направлении и какими средствами они оказывают свое влияние.

Средства социализации. Социализация человека осуществляется широким набором универсальных средств, содержание которых специфично для того или иного общества, того или иного социального слоя, того или иного возраста социализируемого. К ним можно отнести: способы вскармливания младенца и ухода за ним; формируемые бытовые и гигиенические умения; окружающие человека продукты материальной культуры; элементы духовной культуры (от колыбельных песен и сказок до скульптур); стиль и содержание общения, а также методы поощрения и наказания в семье, в группах сверстников, в воспитательных и иных социализирующих организациях; последовательное приобщение человека к многочисленным видам и типам отношений в основных сферах его жизнедеятельности – общении, игре, познании, предметно-практической и духовно-практической деятельностях, спорте, а также в семейной, профессиональной, общественной, религиозной сферах.

Каждое общество, каждое государство, каждая социальная группа (большая и малая) вырабатывают в своей истории набор позитивных и негативных формальных и неформальных санкций – способов внушения и убеждения, предписаний и запретов, мер принуждения и давления вплоть до применения физического насилия, способов выражения признания, отличия, наград. С помощью этих способов и мер поведение человека и целых групп людей приводится в соответствие с принятыми в данной культуре образцами, нормами, ценностями.

Механизмы социализации. Социализация человека во взаимодействии с различными факторами и агентами происходит с помощью ряда, условно говоря "механизмов". Существуют различные под подходы к рассмотрению «механизмов» социализации. Так, французский социальный психолог Габриэль Тард считал основным подражание. Американский ученый Ури Бронфенбренер механизмом социализации считает прогрессивную взаимную аккомодацию (приспособляемость) между активным растущим человеческим существом и изменяющимися условиями, в которых оно живет. В. С. Мухина рассматривает в качестве механизмов социализации идентификацию и обособление личности, а А. В. Петровский – закономерную смену фаз адаптации, индивидуализации и интеграции в процессе развития личности. Обобщая имеющиеся данные с точки зрения педагогики, можно выделить несколько универсальных механизмов социализации, которые необходимо учитывать и частично использовать в процессе воспитания человека на различных возрастных этапах.

К психологическим и социально-психологическим механизмам можно отнести следующие.

Импринтинг (запечатление) – фиксирование человеком на рецепторном и подсознательном уровнях особенностей воздействующих на него жизненно важных объектов. Импринтинг происходит преимущественно в младенческом возрасте. Однако и на более поздних возрастных этапах возможно запечатление каких-либо образов, ощущений и т. п.

Экзистенциальный нажим - овладение языком и неосознаваемое усвоение норм социального поведения, обязательных в процессе взаимодействия со значимыми лицами.

Подражание – следование какому-либо примеру, образцу. В данном случае – один из путей произвольного и чаще всего непроизвольного усвоения человеком социального опыта.

Идентификация (отождествление) – процесс неосознаваемого отождествления человеком себя с другим человеком, группой, образцом.

Рефлексия внутренний диалог, в котором человек рассматривает, оценивает, принимает или отвергает те или иные ценности, свойственные различным институтам общества, семье, обществу сверстников, значимым лицам и т. д. Рефлексия может представлять собой внутренний диалог нескольких видов: между различными "Я" человека, с реальными или вымышленными лицами и др. С помощью рефлексии человек может формироваться и изменяться в результате осознания и переживания им той реальности, в которой он живет, своего места в этой реальности и себя самого.

К социально-педагогическим механизмам социализации можно отнести следующие.

Традиционный механизм социализации (стихийной) представляет собой усвоение человеком норм, эталонов поведения, взглядов, стереотипов, которые характерны для его семьи и ближайшего окружения (соседского, приятельского и др.). Это усвоение происходит, как правило, на неосознанном уровне с помощью запечатления, некритического восприятия господствующих стереотипов. Эффективность традиционного механизма весьма рельефно проявляется тогда, когда человек знает, «как надо», «что надо», но это его знание противоречит традициям ближайшего окружения. В таком случае оказывается прав французский мыслитель XVI в. Мишель Монтень, который писал: «...Мы можем сколько угодно твердить свое, а обычай и общепринятые житейские правила тащат нас за собой». Кроме того, эффективность традиционного механизма проявляется в том, что те или иные элементы социального опыта, усвоенные, например, в детстве, но впоследствии невостребованные или блокированные в силу изменившихся условий жизни (например, переезд из села в большой город), могут «всплыть» в поведении человека при очередном изменении жизненных условий или на последующих возрастных этапах.

Институциональный механизм социализации, как следует уже из самого названия, функционирует в процессе взаимодействия человека с институтами общества и различными организациями, как специально созданными для его социализации, так и реализующими социализирующие функции попутно, параллельно со своими основными функциями (производственные, общественные, клубные и другие структуры, а также средства массовой коммуникации). В процессе взаимодействия человека с различными институтами и организациями происходит нарастающее накопление им соответствующих знаний и опыта социально одобряемого поведения, а также опыта имитации социально одобряемого поведения и конфликтного или бесконфликтного избегания выполнения социальных норм.

Надо иметь в виду, что средства массовой информации как социальный институт (печать, радио, кино, телевидение) влияют на социализацию человека не только с помощью трансляции определенной информации, но и через представление определенных образцов поведения героев книг, кинофильмов, телепередач. Эффективность этого влияния определяется тем, что, как тонко подметил еще в XVIII в. реформатор западноевропейского балета французский балетмейстер Жан Жорж Новер, «поскольку страсти, испытываемые героями, отличаются большей силой и определенностью, нежели страсти людей обыкновенных, им легче и подражать». Люди в соответствии с возрастными и индивидуальными особенностями склонны идентифицировать себя с теми или иными героями, воспринимая при этом свойственные им образцы поведения, стиль жизни и т. д.

Стилизованный механизм социализации действует в рамках определенной субкультуры. Под субкультурой в общем виде понимается комплекс морально-психологических черт и поведенческих проявлений, типичных для людей определенного возраста или определенного профессионального или культурного слоя, который в целом создает определенный стиль жизни и мышления той или иной возрастной, профессиональной или социальной группы. Но субкультура влияет на социализацию человека постольку и в той мере, поскольку и в какой мере являющиеся ее носителями группы людей (сверстники, коллеги и пр.) референтны (значимы) для него.

Межличностный механизм социализации функционирует в процессе взаимодействия человека с субъективно значимыми для него лицами. В его основе лежит психологический механизм межличностного переноса благодаря эмпатии, идентификации и т. д. Значимыми лицами могут быть родители (в любом возрасте), любой уважаемый взрослый, друг-сверстник своего или противоположного пола и др. Естественно, что значимые лица могут быть членами тех или иных организаций и групп, с которыми человек взаимодействует, а если это сверстники, то они могут быть и носителями возрастной субкультуры. Но нередки случаи, когда общение со значимыми лицами в группах и организациях может оказывать на человека влияние, не идентичное тому, какое оказывает на него сама группа или организация. Поэтому целесообразно выделять межличностный механизм социализации как специфический.

Социализация человека, а особенно детей, подростков, юношей, происходит с помощью всех названных выше механизмов. Однако у различных половозрастных и социально-культурных групп, у конкретных людей соотношение роли механизмов социализации различно, и порой это различие весьма существенно. Так, в условиях села, малого города, поселка, а также в малообразованных семьях в больших городах существенную роль может играть традиционный механизм. В условиях крупного города особо явно действуют институциональный и стилизованный механизмы. Для людей явно интровертированного типа (т. е. обращенных внутрь себя, повышенно тревожных, самокритичных) важнейшим может стать рефлексивный механизм. Те или иные механизмы играют различную роль в тех или иных аспектах социализации. Так, если речь идет о сфере досуга, о следовании моде, то ведущим часто является стилизованный механизм, а стиль жизни нередко формируется с помощью традиционного механизма.

Составляющие процесса социализации. В целом процесс социализации условно можно представить как совокупность четырех составляющих (табл. 1):

  • стихийной социализации человека во взаимодействии и под влиянием объективных обстоятельств жизни общества, содержание, характер и результаты которой определяются социально-экономическими и социокультурными реалиями;
  • относительно направляемой социализации, когда государство предпринимает определенные экономические, законодательные, организационные меры для решения своих задач, которые объективно влияют на изменение возможностей и характера развития, на жизненный путь тех или иных социально-профессиональных, этнокультурных и возрастных групп (определяя обязательный минимум образования, возраст его начала, сроки службы в армии и т. д.);
  • относительно социально контролируемой социализации (воспитания) – планомерного создания обществом и государством правовых, организационных, материальных и духовных условий для развития человека;
  • более или менее сознательного самоизменения человека, имеющего просоциальный, асоциальный или антисоциальный вектор (самостроительства, самосовершенствования, саморазрушения), в соответствии с индивидуальными ресурсами и в соответствии или вопреки объективным условиям жизни.

Таблица 1

Социализация

стихийная

относительно
направляемая

относительно
социально контролируемая
– воспитание

Самоизменение человека

Воспитание. Воспитание становится относительно автономным в процессе социализации на определенном этапе развития каждого конкретного общества, когда оно приобретает такую степень сложности, что возникает необходимость в специальной деятельности по подготовке подрастающих поколений к жизни в социуме.

Воспитание как относительно социально контролируемая социализация отличается от стихийной и относительно направляемой социализации тем, что в его основе лежит социальное действие.

Кроме того, социализация в целом – процесс непрерывный, так как человек постоянно взаимодействует с социумом. Воспитание – процесс дискретный (прерывный), ибо, будучи планомерным, осуществляется в определенных организациях, т. е. ограничено местом и временем.

С точки зрения характера отношений участников процесса воспитания его определяют как целенаправленное воздействие представителей старших поколений на младшие, как взаимодействие старших и младших при руководящей роли старших, как сочетание того и другого типа отношений.

По доминирующим принципам и стилю отношений воспитателей и воспитуемых выделяют авторитарное, либеральное, демократическое воспитание.

Воспитание – конкретно-историческое явление, тесно связанное с социально-экономическим, политическим и культурным состоянием общества, а также с его этноконфессиональными и социально-культурными особенностями.

Результаты и позитивная эффективность воспитания в условиях социального обновления общества определяются не столько тем, как оно обеспечивает усвоение и воспроизводства человеком культурных ценностей и социального опыта, сколько готовностью и подготовленностью членов общества к сознательной активности и самостоятельной творческой деятельности.


1.3 Социальное поведение

Человеческое поведение вообще можно определить как тот или иной образ жизни, действий и поступков людей. Иногда может казаться, что действия отдельного человека – сугубо его личное дело. Однако живя в обществе, любой индивид практически постоянно находится (физически или мысленно) в окружении других людей. Поэтому его индивидуальное поведение очень часто взаимосвязано с окружающими и носит социальный характер. Социальное поведение – это действия человека по отношению к обществу, другим людям, к окружающим его природе и вещам. Люди “задевают” друг друга не только при непосредственном контакте, но и через вещи, природу, через общую среду обитания. При этом взаимодействия людей чрезвычайно сложны и многообразны и могут быть разделены во времени и пространстве.

Усвоение социальных норм – основа социализации. Соблюдение социальных норм определяет культурный уровень общества. Отклонение от общепринятых норм называется в социологии девиантным поведением.

Термины “девиация”, “девиантный” происходят латинского deviatio – отклонение. В широком смысле "девиация" подразумевает любые поступки либо действия, которые не соответствуют: а) неписаным нормам, б) писаным нормам. В узком смысле "девиация" относится только к первому типу несоответствия, а второй тип получил название делинквентного поведения.

Как известно, социальные нормы бывают двух типов:

1) писаные – формально зафиксированные в конституции, уголовном праве и других юридических законах, соблюдение которых гарантируется государством;

2) неписаные – неформальные нормы и правила поведения, соблюдение которых не гарантируется правовыми аспектами государства. Они закреплены лишь традициями, обычаями, этикетом, манерами, т. е. некоторыми конвенциями, или молчаливыми договоренностями между людьми о том, что считать должным, правильным, приличествующим поведением.

Нарушение формальных норм называется делинквентным (преступным) поведением, а нарушение неформальных норм – девиантным (отклоняющимся) поведением.

Чем они отличаются друг от друга? Девиантное и делинквентное поведение можно различать следующим образом. Первое относительно, а второе абсолютно. Девиантное поведение относительно, ибо имеет отношение только к культурным нормам данной группы. Но делинквентное поведение абсолютно по отношению к законам страны.


1.4 Влияние СМИ на детей подросткового возраста

СМИ как фактор социализации. Средства массовой информации (СМИ) – технические средства (печать, радио, кинематограф, телевидение, компьютерные сети), с помощью которых осуществляется распространение информации (знаний, духовных ценностей, моральных и правовых норм и т.п.) на количественно большие рассредоточенные аудитории.

Рассматривая СМИ как фактор социализации, надо иметь в виду, что непосредственным объектом воздействия потока их сообщений является не столько отдельный индивид (хотя и он тоже), сколько сознание и поведение больших групп людей, составляющих аудиторию того или иного конкретного средства массовой коммуникации – читателей одной газеты, слушателей определенной радиостанции, зрителей тех или иных телеканалов, пользователей тех, или иных компьютерных сетей. В связи с этим вопрос о том, к какой группе факторов социализации относятся СМИ, не имеет однозначного ответа.

Такие телекомпании, как СNN, передающие свои программы на весь мир, можно рассматривать как почти мегафактор. «Останкино», радио «Россия», некоторые центральные газеты, чьей аудиторией в той или иной мере является вся страна, можно отнести к макрофакторам. Стремительное «размножение» местных студий кабельного телевидения, многочисленных сельских и районных радиостудий и газет, «приход» видео и компьютеров в семью и т. п. – все это позволяет рассматривать СМК как микрофактор социализации.

Рассматривать СМИ главным образом как мезофактор социализации позволяют материалы массовых опросов, свидетельствующие о повышении уровня избирательного потребления информации. Телесмотрение, чтение газет и радиослушание становятся сферами все более тщательного выбора..

СМИ и стихийная социализация. Влияние СМИ на стихийную социализацию определяется несколькими обстоятельствами. СМИ выполняют в первую очередь рекреативную роль, поскольку во многом определяют досуговое времяпрепровождение людей, как групповое, так и индивидуальное. Эта роль реализуется по отношению ко всем людям постольку, поскольку отдых на досуге с книгой, в кино, перед телевизором, с компьютером отвлекает их от повседневных забот и обязанностей.

С рекреативной тесно связана релаксационная роль СМИ. Она приобретает специфический оттенок, когда речь идет о подростках и юношах. Для большой части ребят телесмотрение, прослушивание музыкальных записей, работа с компьютером, а для некоторых и чтение становятся своеобразной компенсацией дефицита межличностных контактов, средством отвлечения при возникновении осложнений в общении со сверстниками. Нередко ребенок, подросток, юноша, находясь один в квартире, включает магнитофон, телевизор, видео, компьютер для того, чтобы снять ощущение одиночества. Впрочем, этим же способом он может отгораживаться от родителей, чтобы не слышать их ссор, разговоров на надоевшие темы и т. д.

Большую роль играют СМИ в развитии человека. Хотя эта точка зрения далеко не бесспорна. Появление каждого кардинально нового вида коммуникации вызывало споры о том, во благо оно или во вред человеку. Так, еще в древности Платон связывал оскудение творческих способностей человека с появлением письменности, позволяющей усваивать знания «по посторонним знакам», в результате чего люди будут «казаться многознающими, оставаясь в большинстве невеждами» и «станут мнимомудрыми вместо мудрых».

С появлением кино, радио, а затем телевидения и видео всегда связывали падение интереса к чтению. Это действительно имело и имеет место, но надо понимать, что слушают радио, смотрят кинофильмы и телепередачи огромные массы людей, которые совсем не обязательно стали бы читателями. Исследования показывают, что влияние СМИ на развитие человека хотя и неоднозначно, но в целом позитивно. Так, американские ученые Шрам, Лайл и Паркер в  1961 г. пришли к выводу о том, что телесмотрение ускоряет развитие ребенка почти на целый год, особенно к тому времени, когда он идет в школу, ибо учит его рассуждать, дает знания, расширяет; кругозор. Исследования, проводившиеся во Франции, показали,  что телесмотрение значительно влияет на представления и кругозор малообразованных слоев населения.

Особую роль в стихийной социализации подрастающих поколений играют компьютерные сети. Работа с компьютером, с одной стороны, приводит к расширению контактов, возможностей обмена социокультурными ценностями, порождению и реализации новых форм символического опыта, развитию процессов воображения, интенсификации изучения иностранных языков и ряду других позитивных эффектов. Но, с другой стороны, она может привести к «синдрому зависимости» от компьютерной сети, способствуя сужению интересов, уходу от реальности, поглощенности компьютерными играми, социальной изоляции, ослаблению эмоциональных реакций и другим негативным эффектам (Ю. О. Бабаева, А. Е. Войскунский).

СМИ и относительно направляемая социализация. СМИ, будучи одним из социальных институтов, в той или иной мере выполняют заказ общества и отдельных социальных групп (в основном обладающих политической или экономической властью) на определенное влияние на население в целом, а также на отдельные возрастные и социальные слои. Это и позволяет считать, что СМИ в той или иной мере оказывают относительно направляемое влияние на социализацию. Отметим лишь два аспекта этого влияния.

Во-первых, СМИ весьма существенно влияют на усвоение людьми всех возрастов широкого спектра социальных норм и на формирование у них ценностных ориентации в сфере политики, экономики, идеологии, права и пр.

Во-вторых, средства массовой информации фактически представляют собой систему неформального образования, просвещения различных слоев населения. Все пользователи СМИ приобретают весьма разнообразные, противоречивые, несистематизированные сведения по самым разнообразным вопросам общественной и политической жизни.

Как показывают исследования, тот набор СМИ (программы ТV, радио, конкретные газеты и т. д.), которыми пользуется человек, создает специфический для него информационный мир. Он существенно различается даже у жителей одного города.

СМИ и самоизменение человека. Самоизменение человека в процессе социализации под влиянием СМК идет в различных аспектах и имеет как положительный, так и отрицательный вектор.

Особо следует отметить в связи с этим то, что в последнее время набирает силу тенденция превращенияСМИ в сферу самореализации человека. К давно существующей переписке читателей с газетами и журналами добавились передачи радио и телевидения с прямым участием слушателей и зрителей. Развитие электронных систем породило совершенно новый вид коммуникации и самореализации – взаимодействие человека с определенными интересующими его по тем или иным причинам партнерами, которое позволяет ему найти единомышленников и выразить себя в общении с ними. Так, например, уже сегодня к сети Internet подключены миллионы абонентов. Среди них – группы любителей истории, автолюбители, фанаты музыки и спорта, а также прочие электронные кланы, возникающие в новой электронной среде.

Кроме того, у человека, находящегося в компьютерной виртуальной реальности, создается впечатление, что он непосредственно участвует в им же порожденных событиях. Более того, именно он главный участник событий. Это создает совершенно новые возможности для самореализации и самоутверждения, может вести к тем или иным самоизменениям у детей, подростков, юношей.

СМИ и социально контролируемая социализация. Воспитание как относительно социально контролируемая социализация в течение длительного времени использовало лишь печатные средства массовой информации. Во второй половине XX столетия стали использовать возможности кино, и главным образом телевидения, в процессе обучения.

Система воспитания до недавнего времени не ставила перед собой цель подготовки подрастающих поколений к взаимодействию со всеми средствами массовой информации. В нынешних же условиях, овладение человеком умением использовать тот познавательный и иной потенциал, который они несут, приобретает большое значение. В связи с этим особым аспектом социального воспитания становится так называемое медиаобразование, характеристику которого в отечественной науке дал А. В. Шариков.

Медиаобразование (от лат. media – средства) – изучение воспитуемыми закономерностей массовой коммуникации. Его задачи: подготовить подрастающие поколения к жизни в современных информационных условиях, к восприятию информации (научить человека понимать ее – «декодировать» сообщения, критически оценивать их качество), осознавать последствия ее воздействия на психику, овладевать способами общения на основе невербальных форм коммуникации с помощью технических средств.

Медиаобразование осуществляется как в школе, так и в других воспитательных организациях, а также в организациях, специально созданных для этой цели (например, во Франции – «Медиа-форум», «Активные юные телезрители»).

В школе медиаобразование осуществляется как в рамках традиционных предметов (родного языка, изобразительного искусства, истории, социальных наук, экологии и др.), так и с помощью введения специального предмета. В разных странах он называется по-разному, но имеет примерно одинаковое содержание. Наиболее часто в него включаются разделы: «Понятие о коммуникации», «Понятие о знаковых системах и способах представления информации», «Массовая коммуникация и ее закономерности», «Средства массовой коммуникации и их особенности», «Реклама». В последнее время появилась тенденция включать в медиаобразование обучение компьютерной грамотности.

Создание системы медиаобразования – процесс длительный и дорогостоящий.Но имеющиеся сегодня возможности позволяют приступить к решению этой задачи и в первую очередь – в школе.

Влияние СМИ на девиантное поведение подростков. В конце 90-х – начале первого десятилетия 2000-х годов Институтом социально-экономических проблем народонаселения РАН изучался вопрос влияния средств массовой информации на распространение наркомании. В частности рассматривался вопрос влияния СМИ на аудиторию несовершеннолетних в возрасте от 12 до 18 лет.

Оказалось, что все каналы СМИ (все каналы коммуникации: радио,TV, газеты, журналы) поставляют для детской и юношеской аудитории один и тот же набор явно идеологически окрашенной тематики.

Первая тема – секс-пропаганда, содержащая дискредитацию секса как личностного акта половой любви и пропаганда секса в качестве развлечения. В основном это тема fast-love (моментальное спаривание), парафилий (так называются сегодня извращения и гомосексуализм), безличный множественный подростковый половой опыт. Чрезвычайно негативное влияние на подростковую и юношескую психологию производит беззастенчивое смакование журналистами всевозможных нетрадиционных форм сексуального поведения, в том числе насильственного характера (садизм, мазохизм, педофилия и т.д.), и тиражируемые СМИ призывы к признанию общественным мнением традиционных гетеросексуальных отношений и основанных на них браков устаревшими, ханжескими, несовременными.

Вторая тема – молодежная мода. Пропаганда шокирующей эпатажной моды с пропагандой различных субкультур, моды для дискотеки, унисекс, клеймение (татуировки, выбривание головы и т.п.).

Далее идет тема агрессивного поведения и преступления.

Четвертая тема – «drug-мифология» (от англ. drug – наркотики). Так называют мифологию наркотиков. В нее входит пропаганда «безбашенности», «экстремальности», экстремальных видов спорта. Под всем этим скрывается завуалированная для непосвященного взгляда пропаганда наркотиков. Для того, чтобы нормальный человек пришел к наркотикам, надо, чтобы у него появилась «легкость в мыслях необыкновенная», чтобы он, по Пушкину, оказался «у бездны мрачной на краю". Для этого распространяется информация о возможности постижения мистики и сверхчувственного: об астрологии, ужасах, пришельцах, НЛО. Таким образом, вокруг человека образуется мифологическая оболочка, которая способствует полной потере ориентации в жизни. Становится зыбкой грань между реальным и воображаемым. Непонятно, что хорошо, а что плохо. Все это подталкивает молодого человека к безответственному входу в мир наркотиков.

Пятая тема – рок-звезды и рок-музыка. Реклама поп-звезды, сведения о ее гонорарах, поклонниках, описание успеха, богатства, любовные приключения, сообщения о девиантных поступках. Время от времени какая-нибудь из рок-звезд вдруг снимается в фильме в роли наркомана или в роли drug-дилера, асоциальной, но привлекательной личности. Поскольку с образом «звезды» у молодых людей связываются их поступки и стиль жизни, понятно какие примеры для подражания им навязываются.

И шестая тема: это места и способы развлечений: реклама клубов, рок концертов, дискотек, массовых праздников и других "тусовок".

Идеологическая окраска всех названных тем – девиантность, соединенная с безусловным сексуальным стимулом. Этот безусловный сексуальный стимул воздействует на рефлекторное поведение. Безусловный рефлекс обладает способностью обуславливать (передавать свои свойства) любым темам или предметам. На  этих принципах построено моделирование поведения потребителя наркотиков. Не удивительно, что за такое короткое время, в пять, семь лет – невероятное количество детей  и  подростков стали наркоманами. В значительной степени это результат воздействия СМИ, результат моделирования поведения.

Как же произошло, что все российские СМИ стали таким образом чудовищно воздействовать на молодежь?

Некоторые исследования (Н. Е. Маркова, 2001) дали возможность объяснить это. Подобное явление не является характерным только для нашей страны. Это изобретение, или, скорее технология, была открыта еще в 50-ые годы на Западе, в США и Англии. Всем известны хиппи и им подобные молодежные движения, моделирующие поведение потребителя наркотиков.

В 90-х годах минувшего века западное искусство, западные СМИ вторглись и в российскую культуру. Многие фильмы, которые поставляет нам Запад, имеют совершенно определенное воздействие, определенную идеологию, моделирующую у молодежи поведение человека, употребляющего наркотики.

В настоящее время вполне уместно говорить об идеологическом захвате российской культуры, и, как не грустно это осознавать, мы находимся в состоянии агрессивной культурной интервенции со стороны США и стран Западной Европы (Н. Е. Маркова, 2001).

Совершенно недопустимым с криминологической точки зрения представляется часто встречающееся рекламирование в средствах массовой информации конкретных мест сбыта наркотических средств, цен на них, вплоть до подробнейших разъяснений, к какому типу распространителей следует обращаться за тем или иным видом наркотиков.

Однако СМИ являются и информационным каналом антинаркотической пропаганды. К сожалению, предоставляемые СМИ сведения теряют преимущества санитарного просвещения, адресуемого непосредственно подросткам, и, по существу, сводятся к попыткам манипулирования массовым сознанием в условиях искусственного дефицита информации, навязывания готовых рецептов поведения и использования приемов запугивания в качестве главного средства воздействия – в духе классического социального и педагогического авторитаризма.

Санитарное просвещение посредством лекций и бесед с подростками и антинаркотическая пропаганда в СМИ имеют единый психологический механизм воздействия. Это – деструктивное влияние на самопроизвольно формирующиеся в рамках традиции потребления или социальные установки по отношению к алкоголю и наркотикам.

Причина низкой эффективности деструктивных методов первичной пропаганды – в самой сути акцентированного медико-биологического подхода к пониманию здоровья. Отсюда основной упор делается на вред алкоголя и наркотиков для физического здоровья людей.

По мнению ряда авторов (В. А. Ласточкин, С. В. Березин и др.), описанные выше подходы недостаточно учитывают психологические (в том числе и возрастные) характеристики, и вследствие этого, эти подходы недостаточно надежны.

Влияние СМИ на формирование противоправного поведения подростков. В Российской Федерации на протяжении ряда лет отмечается тенденция роста преступности среди несовершеннолетних. Причем среди них стали преобладать уголовные деяния с использованием различного оружия. Число школьников, вооруженных разными видами холодного оружия и средствами самозащиты, составляет около 35% (Р. З. Везиров, 1998).

В составе преступных деяний несовершеннолетних преобладают (до 85%) преступления против собственности (кража, мошенничество, грабеж, разбой, угон транспортного средства, умышленное уничтожение или повреждение имущества).

Выступая в Госдуме в рамках "правительственного часа", Генеральный прокурор Владимир Устинов отметил, что в стране наблюдается вовлечение детей и подростков в криминальную деятельность. За 2002 год за различные правонарушения было задержано более 1 млн 140 тысяч детей и подростков. 10 лет назад их было ровно в два раза меньше, отметил он. Среди задержанных 301 тысяча – подростки, едва достигшие 13-ти лет.

На выступлении в Госдуме Устинов также обратил внимание на влияние российских средств массовой информации на духовное здоровье подростков. Он отметил, что в ряде западных стран существуют законодательные ограничения на содержание продукции СМИ, не лучшим образом влияющей на сознание детей и подростков. Владимир Устинов высказался за учет этого опыта и в России. По мнению генерального прокурора, "мы должны отвлечь детей от преступности и наркомании учебой, работой". При этом он отметил, что, к сожалению, "похвастаться пока здесь нечем".

Приблизительно 10-12%  составляют преступления подростков против общественной безопасности и здоровья населения – хулиганство, незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка или сбыт наркотических или психотропных веществ, незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (Г. И. Забрянский, 1997).

Преобладание данных видов преступлений отражает, с одной стороны, возросшее финансовое и имущественное расслоение в общества, с другой - рост социальной нетерпимости и агрессивности. Возможно, психологические переживания подростков вследствие данных социальных процессов сублимируются в антисоциальные, криминальные формы поведения, которые ведут к конфликту с законом.

Самое опасное заключается в том, что криминальная деятельность, участие в уголовных группировках становится в глазах подростков и детей социально престижным занятием. Если ранее такая категория населения как преступники ассоциировалась в массовом сознании молодежи с маргинальными слоями общества – людьми, находящимися вне социально значимых сфер деятельности, то в настоящее время её можно считать самостоятельной социальной группой (А. А. Щегорцов, 1998).

Отсутствие адекватной информационной политики государства, которая ориентировала бы средства массовой коммуникации на достижение целей национальной безопасности, на защиту социума от преступности, на повышение уровня нравственной и правовой культуры населения, приводит к снижению антикриминального потенциала общества.

В условиях распространения в российском обществе правового нигилизма и негативизма, повышения терпимости граждан к нарушению нравственных и уголовно-правовых запретов чрезвычайную актуальность приобретает изучение информационных предпосылок криминализации общественного сознания.

Вступив в стихию рыночных отношений, оказавшись в ситуации острой конкурентной борьбы за рынки сбыта своей продукции, российские средства массовой информации в целях удержания и расширения зрительской и читательской аудитории вынуждены прибегать по существу к криминогенным воздействиям. Применяемые при этом приемы сводятся к манипуляциям с традиционными духовными, социальными и правовыми ценностями, к игре на исконных человеческих слабостях, к смакованию и прославлению пороков, к уничижению нравственности.

Злоупотребления со стороны современных СМИ подобными методами усугубляются криминологической неграмотностью основной массы журналистов. Нанося ущерб ценностно-нравственной системе российского общества, СМИ в ряде случаев оказывают достаточно выраженное криминогенное воздействие на массовое сознание и тем самым опосредованно влияют на состояние преступности и уровень антикриминогенного потенциала в обществе.

Анализ материалов СМИ, посвященных проблемам преступности  (А.В. Макненко, 2000), позволяет выделить те подходы, которые оказывают потенциальное криминогенное влияние на формирование общественного мнения. Основная масса публикаций вольно или невольно способна производить эффект "массового устрашения". Такому восприятию способствуют многочисленные чрезмерно подробные и натуралистические живописания жестоких, садистских способов совершения преступлений и жертв преступного насилия: "По московским рекам, как обычно это случается весной, поплыли человеческие останки"; "По команде главаря к столу подносили атташе-кейс, и верный человек извлекал оттуда отрубленные кисти рук"; "Бандит раскроил ей (жертве) череп и ушел, даже не вытащив топор из головы убитого".

Не способствует формированию уважения граждан к закону и повышению авторитета правоохранительных органов заметное преобладание негативных оценок их деятельности в печати и электронных средствах массовой информации. Явно не отвечают задачам воспитания правовой культуры населения гипнотически действующие массовые информационные внушения такого рода: "Правоохранительные органы деморализованы и дезориентированы, сращиваются с организованной преступностью и все больше превращаются в бестолковые репрессивные органы"; "Беззаконие или, по меньшей мере, правовой инфантилизм стал едва ли не нормой во всех звеньях отечественной юстиции" (цит. по: А. В. Макненко, 2000).

В газетных публикациях и телевизионных программах просматривается тенденция противопоставления двух полярных типов: образа "врага народа" в лице работника милиции, прокурора, таможенника, налогового инспектора – преследователей и обидчиков обывателя и "строгого, но справедливого" образа преступного авторитета.

Под рубрикой "Школа начинающего преступника" можно было бы размещать регулярно публикуемые в прессе советы относительно наименее рискованных способов совершения преступлений, не попадающих в сферу уголовного преследования. Тиражируются рецепты уголовно ненаказуемых или сложно доказуемых разновидностей квартирных афер, мошеннических операций, шантажа, "выбивания" долгов, легализации преступно нажитых средств, операций с валютой, компьютерных и экономических преступлений и т.д., вплоть до особо жестоких способов лишения жизни.

Поощрительный характер носят отдельные публикации о кодексе воровской чести, дисциплине, организованности, оперативности преступных сообществ. Оттенки восхищения сквозят с некоторых газетных полос при описании воровской иерархии руководства – подчинения (своеобразной табели о рангах) и ее соблюдения членами сообщества.

В настоящее время телевидение, как никакое другое из средств массовой информации, обладает большим потенциалом воздействия на сознание людей. СМИ являются инструментом социализации; с экранов ежедневно на нас обрушивается множество стереотипных образцов поведения и при многократном повторении мы, кто осознанно, а кто и неосознанно, принимаем и реализуем диктуемое поведение. Всё это делает телевидение "мощным инструментом социального управления и формирования различных социальных норм" (А. Целуйко). Следует обратить внимание на содержание телепрограмм. Их анализ показывает, что в среднем в будние дни телепередачи, в которых затрагивается тематика противоправного характера, составляют 30-40 % телеэфира, в выходные дни - 20-30 %, а в среднем за неделю - 30-35 % (Д. Н. Долганов, 2002). Всё вышесказанное говорит об актуальности проблемы влияния СМИ на формирование противоправного поведения подростков.

Исследование, проведенное Д. Н. Долгановым (2002) позволяет сделать вывод о двойственном воздействии СМИ на подростков: влияние СМИ либо опосредуется враждебностью, либо она (враждебность) является результатом этого влияния.

Субъекту, реализующему деликвентное поведение, изначально свойственен высокий уровень враждебности, которая формируется как результат напряжённости потребностной сферы, возникающей вследствие невозможности удовлетворить потребности в свете противоречивых отношений со средой. То есть, имея в прошлом негативный опыт общения с социальным окружением и противодействие среды удовлетворению потребностей, формирует враждебность как негативную установку против социальных норм и социума в целом. То есть, субъект имеет готовность к реализации деликвентного поведения, но не располагает необходимыми для этого ситуативными вариантами поведения. Таким образом, СМИ является источником таких вариантов поведения и является той "кнопкой", которая запускает механизм деликвентного поведения. В результате противоправного взаимодействия с обществом возникает противоречие социальной оценки и субъективной оценки реализуемого поведения, которое питает негативное отношение к социуму вследствие ориентации на соответствие собственной оценке.

Кроме этого, СМИ, являясь источником вариантов ситуативного поведения, одновременно с тем, имея ввиду большой процент информации о противоправном поведении, формирует представление о том, что данное поведение имеет место быть популярным в современном обществе. Тем самым внедряется в общественное сознание установка на деликвентное поведение. В первую очередь этому податливы дети и подростки, т.к., говоря словами Л.И. Божович: "Ребёнок начинает воспринимать и переживать себя в качестве "социального индивида", и у него возникает потребность в новой жизненной позиции и в общественно значимой деятельности, обеспечивающей эту позицию". А также, беря во внимание тот факт, что "...в период подросткового возраста (12-15 лет) часто уже складывается достаточно определённая, относительно устойчивая направленность личности" (там же). В результате этого взаимодействия опять же возникает противоречие, аналогичное первому взгляду, возникающая при этом враждебность придаёт новый смысл деликвентному поведению.

Таким образом, говоря о криминогенных информационных воздействиях, особое внимание необходимо уделить пропаганде криминальной субкультуры, которая включает в себя:

  • формирование привлекательного образа преступного мира, в частности, средствами искусства;
  • информационное и морально-психологическое обеспечение отдельных видов и направлений преступной деятельности;
  • создание положительного образа представителей преступных структур и коррумпированных представителей власти.

В качестве первоочередных мер предупреждения криминогенных эффектов от массового информационного воздействия СМИ на сознание подрастающего поколения необходимо:

  • законодательно определить комплекс мер, содержащий соответствующие требования цивилизованного ограничения демонстрации в СМИ актов насилия, агрессии, откровенных сцен эротического содержания, аномальных, патологических форм поведения и ввести другие разумные и достаточные ограничения (время показа, места распространения);
  • установить юридическую ответственность СМИ и их представителей, виновных в распространении материалов, несовместимых с ценностями и нормами цивилизованного общества в разглашении оперативной, служебной информации в области борьбы с преступностью; в нарушении принципов защиты прав и законных интересов несовершеннолетних.

Заключение

Социологи предупреждают о том "социальном хаосе", который может быть порожден разрушающим характером коммерческой культуры и рекламной индустрией, находящихся в состоянии войны с традиционными ценностями. Подобная угроза, несмотря на ее актуальность и для наших, отечественных СМИ, пока еще не нашла должного понимания у специалистов и властных структур.

Современная Россия приближается к общемировым стандартам во всех отношениях. Этот процесс касается и свободы средств массовой информации. Но, свобода такого рода не всегда оказывает положительное влияние на развитие личности подростка.

Летом 2002 года Совет Федерации поддержал инициативу молодежных и детских общественных объединений объявить 2003 год в Российской Федерации – Годом детей и молодежи.

Как отмечается в обращении СФ к президенту и правительству, объявление 2003 года – Годом детей и молодежи "способствовало бы решению таких приоритетных проблем как укрепление здоровья молодых людей, предупреждение наркомании, алкоголизма, вредных привычек, детской беспризорности и безнадзорности" (РИА "Новости", 26.06.2002).

В документе подчеркивается, что Год детей и молодежи станет "импульсом к развитию государственной и молодежной политики на предстоящее 10-летие, будет способствовать реализации комплекса мероприятий в области молодежной политики, появлению новых подходов в работе с подрастающим поколением, объединению и координации усилий органов власти и общественных объединений, а также привлечению возможностей деловых кругов и коммерческих организаций к решению проблем детей и молодежи".

Сравнительный анализ (А. А. Щегорцов) влияния на состояние подростковой преступности  экономического положения, характера работы СМИ, эффективности правоохранительных органов, уровня социальной стабильности в разных странах показывает, что их влияние присутствует, но не имеет определяющего, главенствующего значения. Можно предположить, что именно дефектность социализации, вызванная кризисом семьи, системы образования и воспитания, отсутствием государственной молодежной и детской политики и другими причинами ведет к росту подростковой преступности.

Важно отметить, что была большая опасность того, что развитие средств массовой информации, развитие новых информационных технологий опередит развитие педагогики (как это было, например, в начале восьмидесятых годов в указанных странах), но этого не произошло – сегодня в США, Великобритании, Франции налажен достаточно жесткий контроль, с одной стороны, фильтрующий доступную детям информацию и создающий препятствие для получения ими материалов, могущих нанести непоправимый вред развивающейся личности подростка, с другой – организующий четкое взаимодействие с производителями информационной продукции для подрастающего поколения в целях её соответствия задачам воспитания и развития личности.

Данная политика проводится непосредственно на государственном уровне, путем издания законодательными органами различного рода нормативных актов, регулирующих такого рода отношения. Если у нас сейчас принято ругать цензуру, то в отношении к продукции для детей и юношества, за рубежом, цензура очень развита и приносит только положительные результаты.

Таким образом решается спорный вопрос о взаимодействии свободы слова, свободы средств массовой информации и их влияния на подрастающее поколение. При этом не наносится ощутимый вред свободе СМИ и качественно регулируется доступ подростков к тем или иным информативным и развлекательным материалам.

Естественно, разработка данной темы позволяет выявить ориентиры развития российских средств массовой информации и их взаимодействия с подростками, их влияния на развитие, воспитание и социализацию подростка.

Именно анализ сложившегося в данной области положения в развитых странах позволяет констатировать, что у общества имеются реальные возможности полностью использовать потенциал, заложенный в средствах массовой информации для развития и воспитания подрастающего поколения.

Социальные последствия утраты государством контроля за развитием алкогольной ситуации в России вызывают тревогу. Анализ данных о негативном влиянии высокого уровня потребления спиртных напитков на жизнь общества показывает, что Россия вступила в фазу, когда алкогольная ситуация стала создавать реальную угрозу ее национальной безопасности.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.