Как было сказано выше, процессы постоянного реформирования системы исполнения наказаний в СССР и в современной России связаны с необходимостью регулирования общественных отношений внутри страны, и целях поддержания внутренней и внешней безопасности государства.

В настоящее время, ввиду изменившихся социально-экономических отношений в нашем обществе сильно повлиявших на ослабление экономики и обороноспособности в сравнении с возможностями стран НАТО, для России, как и в прежние времена, первостепенными остаются задачи защиты своего суверенитета и целостности, а также отстаивания своих национальных и геополитических интересов.

Добиться эффективного выполнения этих задач невозможно без участия всего населения страны, которое должно иметь внутреннее морально-духовное убеждение в правильности, проводимой властью политики. Это теория, а на практике, мы наблюдаем совершенно противоположную тенденцию. Она обусловливается разобщенностью народных масс, что проявляется в довольно резком разделении нашего общества на классы.

Основными критериями разделения на фоне всеобщего процветания маргинальных взглядов, потребительского образа жизни и крайне ничтожного патриотического сознания населения, можно назвать владение материальными благами и приближенность к правящей элите.

Как наиболее антагонистический класс общества и без того, раздробленного на практически противоположные страты, можно назвать класс осужденных, как бывших, так и настоящих.

По своей численности эта часть составляет почти миллионную армию, поддерживая некую пропорцию по отношению к уровню преступности в нашей стране.

В свою очередь, стабильный уровень преступности, на который мы сетуем, сохраняется благодаря специфическим условиям жизни осужденных, отбывающих свои сроки. А надежным фундаментом этих условий является сохранение такого же стабильного числа неполных семей, где один или несколько ее членов отбывают наказание.

Такое положение вещей отрицательно сказывается на остальных членах неполных семей, формируя в их сознании недовольство и недоверие к власти, как, якобы к единственному источнику постигших их бед. Они отождествляют служителей закона с откровенным злом и, совершив преступление, пытаются оправдывать свои поступки «праведной» местью обидевшему их государству. Закон от этого, конечно же, не пострадает, а его служители, наоборот, получат новую работу, укрепляя свои властные полномочия более прежнего.

Если где-то объединяются, значит где-то разъединяются. Общность одних порождает их разобщенность с другими. Если это происходит внутри страны, значит, нарушается народное единство. А что еще нужно врагу, чтобы нас одолеть?

Разобщенность в отдельной семье неминуемо сказывается на разобщенности в одной деревне, в одном районе, в одном городе, в одной губернии и так в каждом регионе страны. Разобщенность в семьях порождает общность таких разобщенных семей в мщении и сопротивлении мнимому виновнику всех их несчастий – государству.

Идеальными условиями, чтобы обиженный и разозленный народ смог поквитаться со своим недосягаемым «обидчиком» в лице государства, являются политические кризисы и войны. Геополитические противники любыми средствами стремятся создать в нашей стране благоприятные условия для возникновения политических и экономических кризисов. Именно в таких условиях у населения обостряется отношение к власти до критического уровня.

Политтехнологи запада уже давно используют значительную часть населения в нашей стране (как раз те недовольные семьи) для консолидации вокруг мнимой идеи «борьбы за права человека». Она осуществляется всеми доступными научными методами психологической войны. А война эта еще ни на минуту не прекращалась со времен крещения Руси.

Предпочтение преступных идеалов идеалам законопослушного общества взращивается в первую очередь в неполных семьях, искалеченным воздействием на них пенитенциарной системой. Посадили главу семьи – считай она развалилась. «Хранительница очага» – его жена, в большинстве случаев начинает искать себе другого спутника жизни. Дети растут без жесткой отцовской руки и часто идут по стопам своего родителя, соблюдая специфическую преемственность криминального образа жизни. Да и в том случае, когда семья с горем пополам сохраняется (какая уж тут семья и личная жизнь, когда супруги видятся несколько раз в год на «свиданке»?) Отношение окружающих к такой семье, мягко сказать не очень хорошее, а скорее откровенно предвзятое.

Естественно, что подобное положение вещей вызывает озлобление всех членов такой разделенной семьи на соседей, коллег по работе, общество в целом и государство. Все большим становится накал недовольства, ненависти. Градус кипения преступных страстей растет и это становится способом противодействия отвергающему их обществу и чего греха таить, поставившему на них крест государству.

Чтобы остановить этот набирающий обороты процесс, следует, прежде всего, обратить внимание на проблему сохранения и восстановления российских семей, в которых есть или был член семьи, отбывающий или уже отбывший наказание в местах лишения свободы.

Государство, выполняя свою функцию наказания, просто обязано грамотно и эффективно регулировать процесс восстановления разрушенных семей осужденных, чтобы предотвратить рецидивное поведение освободившихся граждан. А наилучшим способом это сделать, является необходимость обеспечить их воссоединение со своей семьей.

Подследственные и осужденные, заключенные под стражу, способны весьма эффективно и оперативно оказывать влияние на моральный настрой членов своей семьи в ввиду заинтересованности последних в сохранении здоровья и безопасности своего изолированного родственника, его скорейшего освобождения. Кстати, численность одой семьи, ждущей своего недостающего члена, составляет в среднем от пяти до шести человек. В перемножении числа родственников, равного пяти на количество осужденных, которых насчитывается восемьсот тысяч человек, получим четыре миллиона человек – активных и единых в помыслах «солдат» идеей мести «объединившему» их государству.

А куда причислить целые «династии» семей, родственники которых уже отбыли когда-то наказание? Такого, теперь уже полноправного «электората» может с лихвою набраться более 20 млн. человек! Выводы напрашиваются сами собой.

Вепрев А.Н. ФСИН: Путь из сумрака.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.